Невероятные путешествия, стр. 33

Имея совершенно сухую палубу, «Кантута II» делала при благоприятных ветрах по 60 миль в сутки. Когда же налетали сильные ветры и океан становился бурным, плот свободно взбирался на набегавшие волны, уверенно вознося мореплавателей над океанскими глубинами. Экипаж пополнял запасы продовольствия уловами золотой макрели и бонитов, а летающие рыбы сами падали на палубу плота. Так проходили дни, недели, месяцы…

Постепенно «Кантута II» пропитывался водой, все более погружаясь в океан. Но за кормой оставалось все больше миль, и это настраивало людей оптимистически. Через три месяца без особых приключений, поддерживая постоянную связь с сушей, «Кантута II» достиг архипелага Туамоту, где экипаж плота благополучно высадился на риф.

В общей сложности «Кантута II» прошел около 5000 миль. Настойчивость Ингриса была вполне вознаграждена. Его экспедиция доказала, что важнейшим условием успешного завершения рейса является правильный выбор маршрута, времени года и, разумеется, экипажа.

На плоту через Атлантику

«Пот-о-нуарII»Ренэ Лекомб [3]

Жизнь редко позволяет реализовать мечты. Но встречаются иногда такие люди, которые умеют сделать реальностью свои заветные мечты, даже если это достается им дорогой ценой… Имя Лекомба даже среди мореплавателей известно лишь немногим. Жизненный путь этого отважного человека был необычайно трудным. Его детство прошло в уединенной сельской местности французского департамента Доргон. Он закончил школу одним из лучших учеников и поступил в университет. Однако судьба по-своему распорядилась его будущим.

Молодой лингвист попал во французскую армию, которая в то время вела грязную войну в джунглях Индокитая. Лекомб был тяжело ранен, потерял глаз, остался навсегда хромым. Тем не менее тихое, безмятежное существование Лекомба не устраивало. Он отправился в джунгли Африки, чтобы разыскать находящегося там Хемингуэя. Единственным трофеем этого сафари длиной в 12 тысяч километров был прекрасный документальный фильм. Оставленный женой, Лекомб поселился в рыбацком селении Канон на берегу Бискайского залива. Быть может, под несмолкающий шум океана и родилась у него мысль «избрать путешествия как средство самовыражения. Точно так, как другие избирают музыку или живопись». Это была достойная цель — одному на яхте переплыть Атлантический океан.

Яхта стоит дорого, и, чтобы раздобыть денег, Лекомб отправляется в Бордо. Он берется за любое дело: работает грузчиком в порту, моет посуду в ресторанах. Часто, чтобы отложить два-три франка, голодает. Время идет, а денег собрано все еще очень мало. Лекомб начинает терять терпение и решает строить сосновый плот. Но поскольку его сбережений не хватает и на плот, он вынужден сочетать работу ради заработка со строительством плота.

Так появилось его первое «судно» — неуклюжий 13-тонный плот из семи сосновых бревен, оснащенный прямоугольным парусом, с большим ящиком вместо каюты.

Летом 1957 года плот был закончен. Ни сам Лекомб, ни избранный им спутник не имели никакого опыта в морском деле. Лекомб даже не умел плавать. Навигацию изучал по книгам. И все-таки пробный рейс вдоль побережья Франции завершился успешно. Только спутник Лекомба заявил, что море — не его призвание, и распрощался с ним. Ренэ Лекомб решает плыть в одиночку.

28 июня 1959 года он выходит в океан, не имея ни официального разрешения, ни соответствующего снаряжения. Цель плавания — достичь берегов Южной Америки. После двух недель борьбы с океаном плот оказывается у берегов Африки, его выбрасывает на риф. Местные рыбаки спасают Леком-бу жизнь.

Но упрямый француз начинает все сначала. Работает, экономит, строит… Через полгода готов новый плот «Пот-о-нуар». Вопреки уговорам друзей отказаться от этой затеи, Лекомб снова отправляется в океан. На этот раз у него больше шансов: он изучал навигацию, лучше оснастил плот.

Вначале Атлантика к нему благосклонна. Первая неделя плавания проходит спокойно. Затем внезапно налетает шторм, который треплет плот в течение пяти дней, разрушает его и частично затопляет, чтобы в конце концов выбросить на африканский берег…

И на этот раз неудача не сломила Лекомба. Он опять работает в поте лица, экономит, испытывает лишения — неутомимый, непреклонный, одинокий.

Третий плот «Пот-о-нуар II» спущен на воду в конце 1959 года. С минимальными запасами продуктов питания, со скудным снаряжением Лекомб предпринимает новую попытку. Он отплывает в начале 1960 года. Ветер и прибрежные скалы на пять дней задерживают плот. На шестой день ветер меняет направление и наполняет парус. «Пот-о-нуар II» быстро отдаляется от берега.

Лекомб старается, насколько это возможно, держать курс на запад, чтобы вывести плот в зону пассатов. Это ему удается, и в течение недели он плывет без помех, веря, что на этот раз одержит победу. Он ловит рыбу и живет буквально на хлебе и воде. Дни похожи один на другой. Чтобы заглушить чувство одиночества, Лекомб пишет длинные письма друзьям.

На тринадцатый день небо заволакивают зловещие тучи. Вскоре огромные волны начинают подбрасывать плот. Лекомб закрепляет все что может и зарифляет парус. Позже приходит ураган. В течение двух суток мореплаватель не смыкает глаз. Каждая волна может оказаться для плота последней. Такого ада Лекомб еще не видел. Однако плот выдерживает натиск и ветра и волн. Когда океан успокаивается, мореплаватель приступает к ремонту повреждений. Благополучно перенесенный шторм вселяет в него веру в собственные силы.

Минул месяц, снова начались штормы. Ветер гнет мачту и гудит в снастях, бревна предательски скрипят. Кажется, что плот не выдержит. И вот наступает желанная тишина. Но теперь парус бессильно свисает. И так на протяжении двух недель. Наступают трудные дни: исчерпываются съестные припасы, нет ни капли пресной воды…

Наконец приходит великий день: Лекомб видит сушу. Плот достиг восточного побережья Барбадоса. Исхудавший как скелет, почерневший от солнца, мореплаватель с огромным трудом выбирается на берег. Атлантический океан пересечен… «Смельчак Ренэ Лекомб переплыл океан за 50 дней, достигнув Антильских островов», — скромно сообщила о нем пресса.

Трагический рейс Лекомба

«1000 рубежей»Ренэ Лекомб

Герои одиночного рейса на плоту че-рез Атлантический океан, Ренэ Лекомб поселился там, где высадился на берег — на Антильских островах. Стал преподавать французскую литературу в сельской школе. Но океан продолжал бередить душу. Лекомб начал строительство плота «1000 рубежей » («1000 Bornes»), размеры его составляли 7,9X2,7 метра. Это был плот-катамаран с двумя металлическими поплавками, соединенными ажурной конструкцией, сидящей низко в воде. Посредине находились мачта и небольшая надстройка. Два больших киля с наружных сторон поплавков должны были уберечь «1000 рубежей» от дрейфа. Наверняка немногие из самых смелых мореплавателей отважились бы отправиться на подобном сооружении в море.

Вначале плот вообще не желал плыть, дрейфуя по ветру. Кое-какая перестройка дала все же результаты: плот смог плыть в галфвинде.

31 марта (другие источники указывают 8 марта) 1963 года Лекомб отправляется с острова Гваделупа и берет курс на северо-восток. Он хочет добраться до Бискайского залива. На борту имеется немного снаряжения и продуктов питания, но нет радиостанции. Точные координаты мореплавателю сообщают встречаемые им суда.

«На суше я чувствую себя скверно, — писал он друзьям, — точно так, как старая птица, привыкшая к свободе и полету, чувствует себя в клетке со связанными ногами. Но какая сила и радость рождаются во мне, когда я рискую собственной шкурой в открытом море! Может, это звучит глупо, но ощущение прекрасное».

«1000 рубежей» медленно плыл через Атлантический океан, по большей части при встречных ветрах. Но Лекомб не унывал, будучи уверен, что достигнет берегов Франции, замыкая петлю протяженностью почти в 10 000 миль вокруг северной части Атлантики. А пока мечтал, что, возвратившись в родную Францию, он сможет перестроить и хорошо оснастить свой плот, чтобы отправиться в кругосветное путешествие и обогнуть штормовой мыс Горн.

вернуться

3

По-французски дословно означает — «баночка для ваксы»; в переносном смысле — опасное, затруднительное положение или темное дело. (Прим. перев.)