Смешение судеб (СИ), стр. 66

Что?! возмутилась я, начав вырываться и барахтаясь в воде. Я его соблазнила?! Бессовестно?! Убью!

Шерридан негромко рассмеялся, удерживая меня и крепко прижимая к себе. От моего ёрзанья я почувствовала его проснувшееся желание. На какой?то миг он сжал меня крепко — крепко, а потом ослабил объятия, и я замерла.

Здесь ты умерла на моих руках и вернулась ко мне, — при этих словах я почувствовала, как дрогнули его руки на моей талии, желая сжать сильнее. Он помедлил, а потом произнёс: — Я хочу, чтобы здесь мы вновь обрели друг друга.

Я поняла, о чём он и окаменела. Шерридан не торопил меня. Он нежно обнимал, не подталкивая к решению и не соблазняя. Внутренне я заметалась. После пережитого мне ничего не хотелось, я даже не думала пока об этой стороне отношений. С другой стороны, вот он мой муж и сейчас его руки обнимают меня. Шерридан не будет настаивать, ожидая, пока я буду готова. А когда я буду готова? И буду ли? Или погрязну в самобичевании? Я понимала, то что случилось со мной, может стать между нами непреодолимой стеной. Если я допущу это Нет! Шерридан сделал шаг мне на встречу, дело за мной и моим решением.

Ты всегда был в моём сердце, — призналась я, подняв к нему голову и встретив напряжённый взгляд светло — карих глаз. Таких родных. Надо же, тело совсем расслабленно, а вот глаза выдают тревогу. Вот только чтобы вновь обрести меня, теперь уже тебе придётся нагло меня соблазнить! Я резко выбралась из его объятий и отплыла, с вызовом глядя на него.

Смысл моих слов дошёл до него, и его глаза хищно сузились. На какой?то миг в них мелькнуло восхищение, но потом огонь даже не желания голода, вытеснил всё. Он плавно поднялся, и я глаз не смогла отвести от струек воды на его рельефной груди, что стекали на плоский живот и Мне стало жарко, во рту пересохло, и я сглотнула.

Прекрасно видя мою реакцию на него, его губы раздвинулись в чувственной, предвкушающей улыбке. И шаг ко мне сделал уже не мой нежный муж, а опасный хищник, вышедший на охоту. Я отступила. Он сделал ещё плавный шаг, и я повторила своё движение, отступая. Вода бурлила вокруг наших тел, а воздухе между нами разливалось напряжение. И тут он сделал невероятный прыжок, оказываясь рядом со мной. Я взвизгнула, но его руки сомкнулись вокруг меня, беря в плен и поднимая меня до уровня его глаз.

Попалась! — сообщил он, и губы дрогнули в опасной улыбке. А потом он позволил мне соскользнуть по своему телу. Кожа к коже. Ощущая литые мускулы, каждый рельеф тела, напряжение пресса и И!

Дав в полной мере почувствовать своё тело, он вновь меня подхватил и сделав несколько шагов, усадил на бортик бассейна.

Так что я должен сделать? переспросил он, а глаза уже довольно щурились, как у кота перед блюдцем со сливками. Я сглотнула.

От волнения голос перестал повиноваться мне, но я задрала подбородок:

Соблазнить меня, — хрипло произнесла я. Нагло!

Сердце бешено билось. О чём я говорю?! Он уже соблазнил меня, просто встав в воде. Взгляд Шерридана был непередаваем. Он заставил остановиться моё сердце и поджаться пальцы ног.

Как скажешь, малышка, — с обещанием выдохнул он мне в губы и прихватил зубами мой подбородок. Лёгкое рычание вырвалось из его груди. Нагло, говоришь — урчаще переспросил он и рывком развёл мне ноги. Тут же его плоть упёрлась в самое сокровенное.

Давай проверим степень моей наглости, — хрипло произнёс он и сделал движение бёдрами.

Глава 19

Шерридан смотрел на спящую жену, держа её в нежных, и в то же время крепких объятиях. Смотреть на неё он готов был бесконечно. Его малышка Сильная и в тоже время ранимая, порывистая как девушка и умная женщина, которая бесповоротно свела с ума и крепко держит его сердце в своих тонких пальчиках. После пережитого страха её потерять он и на миг боялся выпустить её из своих объятий. Так бы и носил на руках, запретив передвигаться иначе.

Он мог только представить, что она пережила, и был бесконечно горд, что его малышка сильная. Внутренний стержень не позволил ей сломаться. Она не отстранилась от него, не терзала себя бесполезными упрёками, а нашла в себе силы жить дальше и дала им шанс восстановить прежние отношения. Перед глазами встала картина, как она обнажённая, с вызовом смотрит на него.

"Соблазни меня нагло", — вспомнил он её слова и опять почувствовал желание. Его малышка! Шерридан даже не пошевелился, боясь её разбудить. Пусть отдыхает и набирается сил.

Он не знал, правильно ли поступил, не сказав ей о словах оракула. На тот момент это казалось правильным. Чувствовал, как она хочет детей и беспокоится по этому поводу. Как он мог ей сказать, что она должна родить от ирлинга, когда одна мысль об этом вызывала у неё протест. Да для него самого это была горькая пилюля. Отдать свою жену другому?! Это было немыслимо! Поэтому он просто закрыл для себя вопрос о детях и принял как данность, что их не будет, а по возвращению усилил охрану жены, чтобы ирлинг до неё не добрался.

Но видно что не предпринимай, а от судьбы не уйти Поэтому он сходил с ума и не находил себе места, понимая, ЧТО должно произойти. Её договор с ирлингом стал для него сюрпризом. Его малышка сопротивлялась до последнего, а он с ума сходил от ревности, но ничего не мог поделать.

Шерридан был не способен понять тогда слов оракула. Если у них должны быть дети лишь после того, как она родит ирлингу, то как это вообще возможно?! Разве тот отпустит от себя беременную Кьяри? К тому же ирлинги живут дольше. Оставался лишь вариант со смертью ирлинга. А жизнь повернула по иному, уготовив смерть самой Рии

Во всём произошедшем единственным светлым пятном являлось то, что ирлинг отказался от своих притязаний на Рию. Только страх её потерять толкнул его на это.

Раньше казалось, что он не переживёт, если она забеременеет от другого, но опять ошибся. Оказалось самое страшное — это потерять её. С этим всё остальное было несравнимо.

Шерридан не лукавил, когда говорил, что готов принять любое решение жены. Если она найдёт в себе силы родить этого ребёнка, то он примет его как своего. По крайней мере, в нём будет частица Рии, за одно это он уже готов его принять. Если же она решит избавиться от беременности, то это её право. По крайней мере, с мыслью о собственных детях он успел проститься и смирился с этим. Для него главное, чтобы жена была рядом, вернуть в её глаза смех и радость.

Обнимая жену, он нежно поцеловал её в волосы. Спи малышка. Пусть впереди нас ждут сложности, но вместе мы со всем справимся.

* * *

За эти дни я немного пришла в себя и набралась сил. Своим отношением Шерридан не давал мне свалиться в яму эмоциональных переживаний. Каждое мгновение я чувствовала, что любима, нужна и необходима ему. Он забросил все дела и не отходил от меня, выхаживая как после болезни. Хотя, почему "как". За время, что провела в беспамятстве, я сильно похудела и ослабла. Вот он и кормил меня, каждый раз уговаривая съесть лишний кусочек.

Решение насчёт ребёнка я ещё не приняла. Глядя на плоский живот, для меня он оставался отстранённым понятием. В какой?то момент я убеждала себя, что это будет мой ребёнок и он не виноват в обстоятельствах своего зачатия. Затем вспоминала о том, что выбора меня лишили и бесилась. Хотелось сделать наперекор всем богам, отстоять собственную свободу и избавиться от плода, который поселился в моём теле. На смену этому приходило осознание того, что тогда у нас с Шерриданом не будет детей. Разве могла я добровольно лишить любимого возможности быть отцом, взять своего ребёнка на руки Вот и терзалась, впадая из одной крайности в другую, так и не приходя ни к какому решению.

Утром Шерридан сам меня искупал, после сладкого пробуждения, и завернув в полотенце вынес из ванной комнаты. Не успел донести до кровати, как в покоях материализовались гости. Я даже ойкнула от неожиданности.

Я же говорил, что ещё рано! смутился Валериан.

Загрузка...