Целителя ко мне! рявкнул Шерридан, бережно унося свою ношу.

Глава 18

Мне жаль, — отступил от постели целитель, опуская руки.

Шерридан кивком головы его отпустил, так как говорить был не в силах. А чего он хотел? У ирлингов целители не хуже и будь это возможно, они бы её восстановили. На что надеялся ирлинг, принеся её к нему? Рия не приходила в сознание и каждый её вдох по словам целителя был чудом, если судить по состоянию её ауры. Что же делать?

В дверь постучали и доложили о появлении архимага. Как всегда вовремя. Шерридан натянул на Рию одеяло и приказал провести того к нему.

Что у вас случилось? был его первый вопрос. Я получил сигнал, что мою защиту взломали, и ожидал увидеть полномасштабные военные действия, а тут всё тихо. И лица у людей такие, как будто они всех родственников разом похоронили.

Не подскажите, кто это такой умелец? Я бы руки ему поотрывал, — спросил он, пожимая руку Шерридану.

Этому умельцу я сам голову оторвать хочу. Посмотрите, можно ли что?то сделать?

Рия?! вырвалось у архимага, и он быстро подошёл к постели. Мгновенно просканировав её, он откинул одеяло. Сняв с шеи какой?то амулет, он потребовал: "Воды!".

Пока Шерридан метнулся к кувшину, архимаг разорвал на ней рубашку, в которой она была.

Я попросил бы! вскинулся Шерридан.

Одежда лишняя, на это нет времени.

Он нажал в нескольких местах на амулете и камень, что был в центре, раскрылся как лепесток. Коулсон обмакнул пальцы в прозрачную жидкость, что хранилась там и начал чертить на коже Рии какие?то знаки, начиная ото лба и заканчивая пальцами ног. В конце он взял немного воды и добавив туда одну каплю этой жидкости влил в Рию. Он произнёс заклинание и на какой?то миг на её коже вспыхнули синим цветом все письмена и на глазах впитались в кожу.

Как долго она в таком состоянии? устало спросил он, накрыв её одеялом.

Думаю дня три. По крайней мере, я тогда почувствовал неладное, и мне сообщили, что примерно в это время был проведён ритуал.

Тогда это чудо, что она ещё жива. Я на время воссоздал ауру. Вам необходимо призвать её душу, иначе она умрёт.

И как это сделать? Я не смог привести её в себя и целители бессильны.

У вас есть какое?то особое место, где вы любите бывать вдвоём?

Чуть подумав, Шерридан кивнул.

Тогда несите её туда и зовите.

Шерридан смотрел на архимага и не находил слов. Он подарил ему надежду, столько делает, не прося ничего взамен.

Благодарю, что пришли за помощь

Коулсон устало улыбнулся:

Зачем ещё нужны друзья, как не быть рядом в трудную минуту. У вас не так много времени, не тратьте его на такие мелочи, как благодарность.

Подхватив на руки жену, Шерридан исчез порталом, а Коулсон устало присел. Всё же слишком много сил он отдал. Он не стал говорить кентавру, что шанс её спасти ничтожно мал. Если кто?то и способен сотворить чудо, так это эти двое. Любовь истиной пары творит чудеса, даже побеждает смерть.

В груди защемило. Общаясь с истинными парами, невольно разбередил свои собственные воспоминания. Коулсон растёр грудь и поднялся. Хотелось верить, что хотя бы у этих двоих дело не дойдёт до трагедии. Пожалуй, он здесь задержится, ненадолго.

Шерридан принёс Рию к источникам. Он избавил её от одежды и разделся сам. Взяв на руки любимую, он погрузился с ней в воду, расположив её на своей груди. Это уединённое место было для них особым, и Рия любила бывать здесь. Часто именно так они отдыхали после суматошного дня, наслаждаясь уединением этого места, и обществом друг друга.

Малышка, просыпайся, — поцеловал он её в висок. Ты у меня сильная девочка и борец, я верю, что так просто ты не сдашься Я с ума без тебя сходил! Не представляю через что ты прошла, но вместе мы со всем справимся. Ты необходима мне, лишь с тобой я узнал, что значит счастье. Хочу чтобы ты знала, если ты уйдешь, я последую за тобой Сотру в порошок ирлинга и уйду.

Он сжимал в объятиях жену и его пугало, что она даже не пошевелилась ни разу. Грудь еле заметно вздымалась. Или ему кажется? В панике он приложил руку к шее и почувствовал слабое биение жизни. Слышит ли она его? Как передать словами, ЧТО она для него значит?!

Он вспомнил одинокое детство, когда общение с матерью ограничивали, а отца интересовали лишь его успехи в обучении. Смерть отца, восхождение на трон. Бесчисленные сражения и женщины, лиц которых он не помнил, да которые для него ничего и не значили. Всю жизнь гнался за чем?то, а как оказалось, всё что ему необходимо и по настоящему важно, это хрупкая девушка в его руках. Лишь она показала ему, какой бывает настоящая семья. Она половинка его души и он её теряет.

Р- и- и — я! закричал он, заглядывая в её лицо, но не увидел никакой реакции. Я тебя столько лет ждал, малышка возвращайся, — погладил он её по щеке. У нас с тобой было так мало времени… Не знаю, что ждёт за гранью, но не уходи туда без меня. Хочу эту жизнь прожить с тобой, и за грань уйти вместе. А ещё лучше, если ты останешься жить, тогда и умирать не страшно. Ты должна жить, малышка!

К ужасу Шерридана, именно в этот момент её дыхание остановилось

Я плыла в пустоте, не осознавая себя. Меня куда?то потянуло, сначала медленно, но с каждым мгновением движение ускорялось. Внезапно, меня как бы вырвало из воздушного потока, что утягивал меня, и я оказалась в цветущей долине. После окружающей меня темноты, глаза резало от яркости красок. В ярко синем небе я заметила две точки, которые быстро увеличивались в размере и уже рядом со мной приземлились Цирбис и очень красивая девушка, не старше меня. Гладкие чёрные волосы блестели на солнце глянцевым блеском, а коньячного цвета глаза смотрели на меня с любопытством. За её спиной были радужные крылья, и она чем?то неуловимым напоминала фею.

Как красиво! не сдержала своего восхищения я, и девушка улыбнулась.

Смертные. Вас и на минуту оставить нельзя. И куда ты собралась?

Куда? повторила я. Разве я куда?то собралась?!

Вот и я спрашиваю, куда? Твоё время не пришло. Тебе ещё ребёнка родить надо.

При упоминании о детях, перед глазами всплыли последние события, и я глухо застонала.

Нет!

Да, — жёстко опроверг меня Цирбис.

Я скорее умру, чем рожу Крону!

Милая, ты уже умерла, — язвительно произнесло божество. Вы смертные способны всё так усложнить. Ещё этот ритуал Можешь оставаться со своим кентавром, всё равно судьбы не избежать.

Оставаться с белыми крыльями, навлекая позор на мужа? возмутилась я.

Будут тебе крылья. Они станут белыми, лишь когда ты этого пожелаешь. Тебе пора. Меня начало утягивать от них, и они отвернулись, уходя.

И всё?! Рожай ребёнка?

Не будет ему наследника! упрямо прошептала я.

Поздно об этом говорить, — самодовольно произнёс Цирбис, услышав меня. Его жена оглянулась и подмигнула мне!

И опять я оказалась во тьме, и меня как щепку несло куда?то.

"Не буду! Не дождётесь! Не хочу!", — как мантру повторяла я, внутренне сопротивляясь движению. И действительно, моё падение куда?то замедлилось, и я зависла в темноте. Такой знакомой, где нет боли, чувств, где моё "я" может раствориться и исчезнуть. Я приветствовала её и радовалась как старой знакомой, желая остаться в ней.

Уплыть в небытие мне не давал какой?то раздражающий звук. Его не должно было быть. Что?то в нём было неправильное и это удерживало моё сознание на плаву, а потом и вовсе потянуло к нему.

Следующее, что я осознаю это вой. Нечеловеческий вой, полный такой боли и тоски, что душа сжимается. Я морщусь и чувствую своё тело. С трудом разлепив глаза, вижу искажённое мукой лицо мужа и слёзы, струящиеся по его лицу. Сильный и несгибаемый Шерридан плачет?! Это настолько поразило меня, что я зависла. Он сжимал меня в объятиях и раскачивался.

Шер? — хрипло спросила я. В горле было сухо, как будто я сто лет не пила.

Рия?! он вздрогнул всем телом и резко опустил голову, посмотрев на меня. Рия! меня опять сжали в объятиях.

загрузка...