Название: 333 секунды до тебя / 333 second to you

Автор:Alesya Villegas

Описание:

В свои девятнадцать лет, Джей Тодд не думал, что по воле судьбы будет вынужден вернуться на лето в родной город, из которого он так упорно пытался сбежать, забыв все преследующие его воспоминания прошлого. Поступив в колледж мегаполиса и стерев все остатки прошлого, он надеялся на новую жизнь с чистого листа. Но он не знал, а скорее не помнил, что последует за этим важным шагом во взрослую жизнь. Возможно, он бы и дальше ненавидел свое существование, пройдя через собственные девять кругов ада, если бы не она. Девушка с ровными плечами и пустыми глазами, в которых он видел себя. В которых он нашел свое спасенье, но не знал, чем обернется дружба с ней.

Глава 1.

Иногда боль является частью нашей жизни. И мы думаем, что она будет всегда, ведь мы не помним жизни без боли. Но в один день вдруг что-то изменяется, возникает какое-то странное, непривычное ощущение. И в такой момент мы понимаем, что счастливы.

Не могу сказать, что это был один из моих лучших дней. Я даже признаюсь честно — все его начало, включая ранний подъем, было самым настоящим дерьмом.

Дерьмо состояло в будильнике, в холодном завтраке и слишком сладком кофе.

Сколько раз я упомянул слово «дерьмо» в своих мыслях, пока мой отец вез меня к моей любвеобильной бабушке.

Достаточно дерьмовое количество раз.

Сиэтл, в котором я бываю достаточно редко, хоть и живу не так уж и далеко, никогда не мог удивить меня своей погодой. Несмотря на то, что утро начиналось с солнца, последние пару часов нас с отцом сопровождал моросящий дождь.

Я могу еще раз назвать этот день дерьмом? Думаю, да.

— Убери ноги с сиденья, — проговорил отец, даже не оборачиваясь ко мне.

— Убери ноги с сиденья, — перекривлял я его, но так и не сделал, ни одного движения.

Отец фыркает, но больше ничего не говорит.

Правильно, молчи, мудак.

Хочу закурить сигарету, но вспоминаю, что пачка в рюкзаке, который на данный момент находится в багажнике. Дерьмо. Еще одно дерьмо.

Машина резко останавливается, и я успеваю упереться рукой в переднее сиденье, при этом громко цокнув. Нужно было соображать, что желтый означает «пора остановиться», папочка.

Пока мы стоим на светофоре, я перевожу взгляд на противоположную сторону улицы.

Не может быть! Её еще не сожгли? Досадно.

Ballard High school, которая пару лет назад уже несколько раз возгоралась в моих мечтах, все еще стоит на месте и даже к удивлению выглядит лучше, чем два года назад.

Хотя кого я обманываю? Даже её цвет все еще соответствует моему на сегодняшний день любимому слову.

Машина вновь трогается, и я выравниваюсь на сиденье, потому что понимаю, до Магнолии осталось немного.

Шарюсь по карманам, забыв о пачке сигарет, которая все еще находится у меня в рюкзаке, и машинально ударяю себя ладонью по лбу.

— Не смей грубить своей бабушке, — указывает отец, а мне плевать, потому что все мое внимание нацелено на разрядившийся телефон. — Ты меня слышал?

— Ты опоздал с воспитанием ровно на лет пять, — отвечаю я и провожу рукой по влажным и все еще не высохшим волосам от утреннего дождя.

Отец ничего не отвечает, и правильно, лучше пусть заткнется и не злит меня.

— Ты будешь вспоминать это всегда?

Зря понадеялся, видимо, сегодня он туго соображает.

— Всегда, — холодно и ядовито отвечаю я, перелистывая страницы своих воспоминаний.

Машина заворачивает влево, и я хватаюсь за ручку дверцы. Бесит меня его езда. Накидываю черный капюшон от толстовки на голову и засовываю наушники в уши. Меньше всего сейчас хочу слушать радостные вопли хоть одной из своих дальних сестёр или даже собственной родной тётки, которая воспитывала меня все мое детство.

Радует мысль о том, что никто из них не задержится дольше завтрашнего вечера.

Отец останавливает машину, и я вижу все еще тот старый и почти неухоженный дом. Маленький по размерам и уложенный коричневым кирпичом. Здесь всего два этажа, состоявшие из ванной комнаты, столовой, и трех спальных комнат, включая мою. Даже интересно было взглянуть на комнату, в которой я был порядком около двух лет назад.

Через запотевшее окно я уже вижу свою тетку, и желание хоть на минуту ради интереса ступить за порог этого дома отпадает. Её любимым делом всегда было потрепаться, и могу сказать честно, это бесило абсолютно всех в нашей семье, но все молчали.

Открыв дверь, я ступаю на мокрый асфальт и направляюсь к багажнику, чтобы забрать свой рюкзак. Отец старательно пытается мне помочь, но я не нуждаюсь в его подачках. Пусть проваливает туда, где находился около пяти лет.

— Джей, милый, — расплывается в улыбке тётка и раскрывает для меня свои объятия.

— Здравствуй, Наоми, — более вежливо отвечаю я и прохожу мимо неё.

Кажется, она в недоумении смотрит мне в спину и получает все объясняющий взгляд отца.

Если они думали, что я приеду сюда цветочки сажать и посылать всем улыбки, то они глубоко ошибались. Особенно Наоми.

Я слышу громкий и недовольный крик Алексы и пытаюсь как можно скорее подняться на второй этаж, чтобы не попасть на глаза шестнадцатилетней девочке, у которой в последнее время играют гормоны. В особенности у её сестры — Эви. Да вся эта чертова семейка чокнутая.

— Ты бы мог поздороваться со своей бабушкой, — проговорил сзади отец.

— У тебя не спросил, — фыркнул я, разглядывая свою комнату.

Кидаю сумку с вещами на кровать и оборачиваюсь в его сторону в надежде, что дверь уже закрылась с той стороны.

— Я знаю, что ты ближе к окончанию семестра перестал посещать колледж, — начал он.

— И? — не придав этому никакого значения, произнес я.

— Хотелось бы знать твои дальнейшие планы, — начал он. — Они ведь грандиозные, если ты решил наплевать на то, что учишься в колледже? У этого есть достойное оправдание?

— Я не собираюсь перед тобой оправдываться, — фыркаю я. — Оставь меня в покое со своей чертовой опекой.

Но он все еще стоит в проходе.

Туго доходит что ли?

— Я надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

— Я надеюсь, что до тебя быстро дойдет слово «проваливай», прямо сейчас.

Но нет, он все еще здесь и все еще смотрит на меня своими чертовыми серыми глазами.

Хочется схватить его за рубашку и хорошенько ударить о стену, дабы напомнить, что такое боль. Чтобы он мать его понял, как ей было плохо.

— Мне не нравится, что она простила тебя. Спустя столько лет впустила обратно в свою жизнь, — сквозь зубы проговариваю я.

— Тебе придется смириться с этим, — с легкостью произносит он.

Мечтай, ублюдка кусок.

— Никогда,— зло кидаю я ему. — Я превращу твою жизнь в ад, если ты снова сделаешь ей больно, — мои слова звучат холодно и уверенно.

Обещаю, я вытрясу из тебя все дерьмо, если что-то пойдет не так.

Он отводит взгляд в сторону и хочет что-то сказать. Ну, давай же. Открой свой рот, и ты получишь тысячу слов в ответ. Но он молчит и, кивнув, уходит из комнаты.

Разумно.

Повернувшись к окну, я скидываю капюшон с головы и вижу, как к дому подъезжает еще одна машина. В принципе, нечему было удивляться. Все чертовы родственнички хотели повидаться со мной. Хотели увидеть прежнего Джея. Вот только его уже давно нет.

Направляюсь к двери и запираю ее на замок. Наушники в уши и немного спокойствия после разговора с человеком, которого на данный момент я ненавижу больше всего.

Закинув рюкзак в шкаф, я нахожу там свою доску для скейтборда и уже придумываю планы на вечер. Это лучше, чем выслушивать писклявый голос Наоми или терпеть жалкие взгляды бабушки.

Еще только около двух часов дня, и я решаю вздремнуть, дабы убить время до вечера с надеждой, что никакая полоумная, включая двух сестер, не начнет тарабанить в дверь моей комнаты. Но этого и не происходит, или я просто не слышу потому, что на протяжении всего сна в моих наушниках играет музыка.

загрузка...