Галина Долгова

РОКИРОВКА. МАТ

Начало

Где-то в Безмирье

— Ну что? — мужчина с тревогой смотрел на вошедшего.

— Тебе разрешили снова поучаствовать в Игре.

— Отлично!

— Рано радуешься, — красивые губы скривились в усмешке, — в прошлый раз ты сжульничал, поэтому в этот раз для тебя предусмотрены ограничения.

— И какие? — бирюзовые глаза без зрачков и радужки слегка прищурились.

— Довольно серьезные, — такие же глаза, только яркого серебристого цвета, недовольно покосились на собеседника, — полная противоположность тому, что было на предыдущем Соревновании. У тебя были мужчины, воины, со способностями и знаниями, с командами и помощью местных богов. Теперь — все наоборот. Девушки, старше восемнадцати, неприспособленные, не умеющие ничего, без способностей, без сил, из закрытого мира, причем обязательно ни разу не пролившие кровь и девственницы.

— Что за дурь?!

— А ты что хотел? Думал, Совет все время будет закрывать глаза на твои мухлежи? Четыре человеческие девушки из одного города и в течение одного года должны попасть в четыре разных мира из Веера Миров. Способы попадания разные, при переходе разрешено вкладывать знание одного языка. Все.

— А почему девственницы-то?

— Тебя чему учили? — недовольно посмотрел среброглазый на собеседника. — Они должны быть, как можно меньше привязаны к своему миру. А кровь, любая кровь, это связь. Девчонки не должны вернуться назад.

— Почему?

— Чтобы выполнить условия.

— А миссия, цель?

— Ни миссии, ни цели.

— То есть? Такого не бывает…

— То и есть, — серебристые глаза усмехнулись, — основная цель — выжить. Думаешь, неприспособленная человеческая девушка сможет что-нибудь сделать в мире магии? Да ей там хоть в живых-то остаться!

— Значит, просто выжить…

— He-а, не просто. Есть еще условие. Ровно через десять лет их пребывания в другом мире каждой, из оставшихся в живых, будет задан один вопрос, и только если они все ответят положительно, тебе будет разрешено снова создавать миры и населять их живыми.

— И какой же вопрос? — бирюзовоглазый нахмурился.

— Счастлива ли она.

— О, Всевышний!

— Ага.

— А если нет?

— Тебя лишат силы демиурга на десять тысяч лет, заперев в одном из мертвых миров. Сам понимаешь, после того, что ты в последний раз натворил, в двенадцати мирах демиургам пришлось менять весь пантеон богов и полностью перепрограммировать эволюцию. Только заступничество нашей великой матушки дало тебе последний шанс. Не маленький уже, знаешь ведь, что победители Игры получают ареал, где могут экспериментировать, а ты нечестной игрой незаконно получил аж целых шесть ареалов. Этим многие недовольны.

— Я могу сам выбрать девушек? — мрачно спросил бирюзовоглазый.

— Да. Но Совет демиургов сам назначит мир, город и год. Завтра.

— Понятно…

— Ну, раз понятно, жду завтра, братец, не опаздывай.

— Угу.

Оставшись один, бирюзовоглазый усмехнулся. Зря они его недооценивают. Может, девушки и должны быть без сил и способностей, но ведь никто не оговаривал, что они не смогут их получить. Ведь так? Надо все обдумать. Кого, как и куда направить. Ну и минимальное вмешательство вряд ли кто-нибудь заметит, особенно если учесть, что демиург Судеб — его любимая сестренка.

— Поиграем? — на красиво очерченных губах мелькнула легкая улыбка.

Пролог

— Итак, третья, — звучный голос прокатился по залу, — выбор сделан?

— Да!

— Способ и мир?

— Желаемый переход, мир Эрвэс.

— Жизненная линия?

— Сохранение личностной индивидуальности. Восстановление баланса.

— Приступайте!

Глава 1

Жизнь — порой непредсказуемая штука. Казалось, все кончено и больше ничего впереди не будет. Ан — нет. По воле судьбы или еще чьей-то, меня, самую обычную женщину, вырвали с планеты Земля и закинули в мир Эрвэс. Но если кто-то думает, что это было самым страшным, полностью ошибается. То, что приготовили для меня и еще семи девочек, оказалось похуже смерти. Зато удача оказалась на моей стороне, по-видимому, решив компенсировать свое отсутствие в течение всей моей прошлой жизни, и мне удалось сбежать, да и не только сбежать…

Я получила билет в новую жизнь и теперь собираюсь взять с нее по полной. Голод, холод, ночевка в лесу под дождем, несчастный случай и практически смерть. Я пережила все это, и теперь у меня были не только дом, друзья и любимое занятие. У меня было будущее!

А что теперь? Что принесет мне переезд во дворец? Удачу или полное поражение? Но что бы там ни было, я не сдамся. Я сильная, теперь я верю в себя! Я выживу и стану счастливой всем назло. Назло Картасам, Этхою и этому «черному». Ему меня не сломать. Никому теперь меня не сломать.

— Да, леди, — я повернулась к Анэйш, — вы совершенно правы. Мы с магистром переезжаем во дворец!

Да будет так! Судьба поставила мне шах, но я смогла сделать рокировку. Теперь я — не пешка, а ферзь. Мы еще сыграем! Дворец? Идет! Начнем вторую партию!

* * *

Что сказать, остаток вечера прошел под девизом «Шок — это по-нашему». Ни я, ни Элэйш такого не ожидали. Да что там, после ухода Хараса меня стало буквально трясти, и вместо того чтобы хоть как-то успокоиться, я начала впадать в панику. В результате магистру пришлось отпаивать меня крепким алкоголем и прикармливать любимыми мармеладками в шоколаде. Так что окончания вечера я практически не помню.

Зато утро наступило рано и с головной болью. Лана прямо с порога впихнула мне в руку бокал с чем-то мутным, заявив, что это поможет, а сама рванула к гардеробу подобрать что-нибудь подходящее для дворца. Похоже, вести в этом доме распространяются быстро. А может, сам магистр и приказал.

К завтраку, тем не менее, я спустилась вполне готовая и даже без головной боли — удивительное зелье подействовало, убрав все неприятные ощущения.

— Ну как, готова? — прямо с порога заявил Элэйш, стоило только мне появиться в дверях.

— Нет, — честно ответила, — и вообще, я надеялась, что мне это все приснилось.

— Ничего, сейчас приедем во дворец, сразу поймешь, что это наяву, — мрачно фыркнул лайкан, и меня внезапно озарило.

— А ведь ты тоже не хочешь ехать туда, да?

— И как только догадалась?! — фыркнул он. — Мне хватило тех двухсот лет, что я проработал там при предыдущем императоре.

— Все так плохо?

— Мия, девочка моя, — лайкан сложил руки и сочувствующе посмотрел на меня, — там, где власть, богатство и титулы, всегда есть зависть и борьба. Каким бы прекрасным и мудрым ни был правитель, всегда есть те, кого не устраивает он и его действия, а также собственное положение и достаток. Интриги, подставы, сплетни — в любой стране это нормально для придворной жизни. Конечно, у хорошего правителя все это сведено до минимума, но совсем избавиться от такого невозможно. Такова уж природа и у людей, и у лайканов. И поверь, мне совсем не хочется снова во все это окунаться. Да и тебе подобного не желаю. Более того, я бы предпочел оставить тебя здесь, но, увы, Хан этого теперь не позволит.

— Почему?

— Много почему, — уклончиво повел плечом мужчина, — но я тебя прошу: никому не доверяй во дворце, кроме меня и Хана, и если что — сразу рассказывай нам.

— Хану? — скептически посмотрела на лайкана, пытаясь понять, шутит он или нет.

— Именно. Он знает о тебе, он… хм… ну, можно считать, что теперь ты под его опекой. И не бойся ты так его! Хан — один из немногих, кто всегда держит слово и не играет подло по отношению к тем, кто ведет себя достойно. Раз сказал, что пока верит, значит, так и есть. Даже не сомневайся, он будет твоим лучшим защитником.

загрузка...