— Но ты так и не сказала, для чего тебе я? Зачем ты все это затеяла? Зачем Зрячий начал ко мне приходить?

— А для чьего спасения лорд Шаардан вызвал дознавателя? За чью жизнь он боялся? Столько смертей, столько жертв, но запрос он отправил лишь после того, как отец заглянул к тебе. Я поняла, что это должно сработать как только лорд появился в магазинчике. Как он злился. Признаться, тогда испугалась даже я. А бедную Брию пришлось отпаивать успокоительным. Но оно того стоило. Я была уверена, что ты мне поможешь. Сначала заполучить дознавателя, а потом оживить моего отца.

— Насчет второго, пожалуйста, поподробнее.

— Ты же не думала, что для вселения души, жертвоприношение не нужно? Твоя смерть послужит новой жизни.

— Не хочу валяться голой на чьем?нибудь пороге, — охрипшим голосом озвучила я свою последнюю волю, чувствуя, как вот теперь точно начинаю бояться.

— Не беспокойся, мы даже не будем тебя раздевать. Все будет вполне пристойно, — «утешила» меня эта далеко не юная психопатка, сверкая глазами.

— Значит, вы на мне всякими острыми предметами ничего красивого рисовать не будете? — полюбопытствовала я нервно, очень надеясь на отрицательный ответ.

— Не беспокойся об этом. Боли ты не почувствуешь в любом случае.

Наверное, меня это должно было взбодрить, вот только беда — не бодрило.

Еще раз скрипнула дверь и наша совсем не теплая компания пополнилась еще двумя индивидами в масках. Высокий, чуть сутуловатый, держал в руках глиняную чашу, от которой шел легкий пар. В свете факела он приобретал золотистый оттенок. И только глядя на этот пар я наконец осознала, что уже давно и надежно замерзла.

Второй вошедший емко характеризовался одним словом — громила. Больше сказать о нем было нечего.

Присутствия в помещение Зрячего они не ощущали, уверенные в том, что нас тут всего пятеро. Иначе вряд ли бы так равнодушно смотрели сквозь бестелесного родственничка своей сумасшедшей предводительницы.

— Думаю, я должен извиниться за опоздание, — заговорил сутулый и я его узнала. Удивительно быстро.

— И вы здесь, — едко отметила я, с неприязнью рассматривая Денерима, — я могу понять, почему этим занимается она, — кивком указав на Лирану, я вновь бегло осмотрела пришедшего с целителем человека, не понимая, отчего он меня так нервирует, — , но вам?то это зачем? Вы же целитель.

— Я и не надеялся, что ты поймешь, — снисходительно усмехнулся он, пожав плечами, — вы с Ирзой удивительно близоруки.

— Интересное утверждение, — соврала я. Интересным оно мне не показалось.

— Это же такая восхитительная возможность. Я буду лично присутствовать при появлении новой жизни. Такой опыт. Никто раньше даже не думал о том, чтобы вселить душу в новое тело. Это не пошлые потуги некромантов, пытающихся поднять бездушный труп. Это совсем другой уровень!

— Если так хотите поприсутствовать при появлении новой жизни — поучаствовали бы в родах. Вот там действительно новая жизнь, а это просто какое?то извращение.

— Я же говорил, ты не поймешь, — презрительно ответил он, подходя ближе и протягивая мне чашу, — да это и не важно. Выпей.

— Вы же не думаете, что я добровольно стану пить какую?то подозрительную гадость? Быть может вы не в курсе, но облегчать жизнь своим убийцам я не намерена.

— Значит, пусть будет так, — скорбно согласился он, — Иссар.

Громила безмолвно сделал шаг ко мне. Подобравшись я напряженно следила за этим Иссаром, с тоской понимая, что выпить эту гадость, чем бы она ни была, мне все же придется. Иссар, лишь подтвердил самые грустные мои мысли. Как он меня схватил, я так и не поняла. Вот, он стоит рядом с Лираной, а в следующее мгновение я уже барахтаюсь в его руках, силясь вырваться.

Сзади загремела цепь, дознаватель нервничал:

— Вы же говорили, она нужна для ритуала!

— Мы не собираемся убивать ее сейчас, — пояснила Лирана. Следя за тем, как громила одной рукой удерживая меня на весу, второй зафиксировал голову, не позволяя шевелиться. Целитель всего лишь коснулся моего подбородка, а я уже послушно открыла рот, чувствуя, как по его пальцам струится магия. Никогда не любила подобные фокусы. В основном потому, что сама ими еще толком не овладела.

Половина отвара разлилась по моему подбородку, стекая на грудь и удерживающую меня руку, но кое?что я все же проглотила. Судя по довольному вздоху Денерима, и этого должно было хватить.

Когда громила меня все же отпустил и я, откашлявшись и прислушиваясь к себе, пришла к выводу, что меня не отравили, набрала в грудь побольше воздуха собираясь орать. Громко, прочувствовано и совсем неподобающе девушке. Но не заорала, поперхнувшись воздухом, я удивленно обернулась. Мой светлячок, исправно освещавший дознавателя, мигнул и пропал. С подозрительным шипением растворившись в воздухе.

— Что за… — щелкнув пальцами, попыталась вызвать ещё один, но ничего не вышло. Сколько бы я не старалась, светлячок, даже такой как раньше, хиленький и едва светящийся, не проявлялся. По телу разлился липкий, холодный страх. По венам, вместо горячей крови заскользили острые льдинки. Мне стало по — настоящему жутко. От беспомощности подташнивало, и все что я могла — пытаться держать себя в руках. Главное было не расплакаться. И я не плакала, только сипло спросила, с трудом выталкивая слова, — что вы со мной сделали?

— Ничего страшного, — Денерим небрежно отмахнулся от моего страха, — это всего лишь парализатор. Моё новое изобретение. Ты целительница, пускай и неопытная, но магия помогла бы тебе избавиться от любого другого зелья в считанные часы. Мой образец сначала парализует магию.

Он говорил и улыбался. Я не видела его лицо, но голос и горящие глаза в прорезях маски выдавали его.

Странное дело, но меня это успокоило. Не полностью. Страх не ушёл совсем, но плакать расхотелось.

— Тебе стоит сесть, — посоветовал целитель, заметив, как меня повело, — скорее всего следующим ты утратишь зрение, потом слух, или, быть может, в твоём случае это будет обоняние…

— Я поняла! Буду отключаться, пока не вырублюсь полностью. Спасибо!

Осуждающий взгляд и гробовое молчание были мне ответом. Наверное не стоило кричать, но мне было все равно. В конце концов, я сижу среди ненормальных сектантов, которые планируют принести меня в жертву и даже не считают нужным скрывать от меня этот факт. И право на небольшую истерику я имею. А может и не на небольшую. Устроить им грандиозный скандал я не смогла. Следующим за магией отключился голос. Все что мне оставалось — беззвучно открывать рот. Растирая горло и ощущая как немеет язык, я уже не была уверена, что все закончится хорошо.

Я не готова была умирать, но это не значило ровным счетом ничего. Ведь убивать меня они были вполне готовы.

— Что ж, думаю, мы можем оставить вас, пока зелье не подействует полностью, — довольная происходящим, Лирана деловито поинтересовалась, — кстати, когда это случится?

— Через полчаса она будет полностью готова к жертвоприношению, — отозвался Денерим.

— И сколько продержится действие? — озабоченно поинтересовалась девица с дурной наследственностью, направляясь к дверям. Целитель и его молчаливый сопровождающий, потянулись следом, — до полночи еще два часа. Я бы не хотела, чтобы она очнулась во время ритуала.

— Об этом можете не беспокоиться, — тихо скрипнула дверь, — она не пришла бы в себя до рассвета, если бы могла остаться живой…

Дверь захлопнулась оставив меня в темноте, наедине с беспомощным дознавателем и Зрячим, который не ушел вместе со всеми. Несколько томительным мгновений он пристально разглядывая меня. Не знаю, что он искал, но остался доволен. И без того жуткое его лицо осветила безумная улыбка и он исчез. Растворившись в темноте.

Глава двадцатая. Проблемы жертвоприношений

Деревянный ящик, испещренный странными символами, на который меня и сгрузили, был окружен стройной шеренгой чёрных, зажженных свечей. Вторым кругом стояли люди. Разного роста, телосложения и даже пола, но все неизменно в масках. Раздражающе одинаковых. Грубо сделанных. Жутковатых.

загрузка...