Маскарад (ЛП), стр. 24

загрузка...

Появляется мужчина в распахнутой синей рубашке с гитарой, который садится напротив нас. Джерон представляет его как Терренс. Кто-то выключает музыку. Воздух наполняется шумом волн и людских голосов. Терренс широко улыбается и начинает брать первые аккорды. Вскоре все умолкают, становится тихо, только слышится потрескивание дерева в костре и непрекращающийся шум волн. Опускается какое-то умиротворение на этих людей. Я оборачиваюсь и смотрю на Джерона. Его светлые волосы поблескивают в свете костра. Терренс начинает петь — странная песня. Должно быть я очень пьяна, потому что не в состоянии понять все слова, но такое впечатление, будто они вбиваются мне в голову гвоздями.

Поймите истину цветов

Для того чтобы стать господином цветов, детей и скота

Поймите это, чтобы стать обладателем цветов, детей и скота

Поймите эту правду

О первоисточник воды

Поймите эту истину

Пойми свою среду обитания

(Мантра Пушпам http://connectsciencetodivinity.blogspot.com/2015/04/mantra-pushpam-chants-from-yajurveda.html)

Я слишком пьяна, чтобы понимать, о чем вообще речь, поэтому хмурюсь и смотрю на Джерона.

— О чем эта песня?

— О нас, людях. Мы проживаем нашу жизнь, словно домашний скот.

Я широко раскрытыми глазами просто пялюсь на него. Он, серьезно?

— Что ты имеешь в виду?

— Это крик души, огонь существует внутри воды, нужно проснуться.

— Проснуться?

— Большинство из нас спят в этой жизни. Он призывает тебя дерзнуть и исследовать свой внутренний мир.

— Ага, — говорю я, глядя на Джерона совершенно другими глазами. Возможно, здесь что-то гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд, что-то очень глубокое. Терренс закончил свою песню и запел Боб Марли, «No Woman No Cry». Эту песню я прекрасно понимаю. Еще звучат несколько песен, и Терренс пакует свою гитару, и музыка льется из динамиков, заставляя дребезжать воздух.

Время танцев. Я поднимаюсь и иду танцевать.

Когда «Feeling Hot, Hot, Hot» вырывается из громкоговорителя, толпа расступается, чтобы дать станцевать мне соло. Наполненная алкоголем, не отпуская голодный взгляд Джерона, я показываю ему все на что способна.

Я продолжаю танцевать до тех пор, пока Джерон не прижимает меня к себе и не уводит, говоря:

— Пора домой, Танцующая Королева.

— Ааааа... не будь так смертельно занудным, — пьяно отвечаю я, поднося бокал вкусного коктейля (знаменитого коктейля Ноэля — джина и кокосовой воды) к губам. Джером очень быстро забирает бокал у меня из рук, я настолько пьяна, что удивленно смотрю на пустое пространство в своей руке.

— Скажи всем «до свидания», — твердо говорит он.

Некоторые мужчины в шутку говорят Джерону, что он испортит праздник, если уведет меня.

— Видишь? Они не хотят меня отпускать, — говорю я Джерону.

— Простите, парни, но нам пора в кровать, — по-доброму говорит Джерон.

Я поднимаюсь на цыпочки и шепчу ему в ухо:

— Я не буду спать, пока ты не покажешь мне свою отпадную вещь.

— Совершенно верно, красавица, — хладнокровно говорит Джерон, поймав меня, как только я спотыкаюсь.

Ноэль с улыбкой смотрит на меня. Я бормочу какое-то прощание, и Джерон ведет меня к катеру. Признаюсь, обратный путь совсем не такой уж веселый, как путь туда. Я лежу на дне лодки и чувствую себя совершенно больной. Я не призываю его идти быстрее, наоборот я кричу, чтобы он шел как можно медленнее, потому что меня укачивает.

— О Господи! Меня сейчас вырвет.

Этот мужчина совершенно безжалостен.

— Просто перегни голову через борт, — кричит он мне в ответ. К счастью, поездка довольно короткая, поэтому все обходится без эксцессов. Двигатель замолкает. Я сижу, пьяная, в состоянии полной жалости к себе, привалившись на дне лодки, Джерон встает рядом. Он стоит надо мной, широко расставив ноги, сохраняя равновесие из-за качки катера. Прищурившись я смотрю на него, подняв голову вверх.

— Помоги мне, — стону я.

В ответ он закидывает меня, как мешок себе на плечо.

— Эй, — всхлипываю я.

Он несет меня по дорожке, открывая входную дверь, прямиком в спальню. Прохладный воздух кондиционера заставляет мою липкую кожу покалывать, так мне явно лучше. Кладет \на кровать и смотрит сверху-вниз. Его волосы растрепались от ветра, копна упала на лоб.

Я поднимаю руку и щипаю его за щеку, на которой чувствуется щетина.

— Ты такой милый, — говорю я ему. — Я могла бы пригласить тебя к себе в постель, — моя рука падает, и я широко зеваю.

— Ты совершенно никакая, не так ли?

— Нет, я нет, — настаиваю я, но мои слова звучат как-то странно, совершенно невозможно ничего понять.

— Кровать твоя, я думаю.

Я обвиваю руки вокруг него прежде, чем он может выпрямиться.

— Нет, нет, нет. Я хочу трахнуть...тебя, — я улыбаюсь, чувствуя непередаваемую гордость, что смогла выдержать паузы между «трахнуть» и «тебя».

Он недоверчиво поднимает бровь.

Я отпускаю его шею и пытаюсь выбраться из своих штанов, но это слишком сложно сделать в моем состоянии, поэтому поднимаю на него глаза. Он стоит рядом со мной, трезвый как стеклышко, просто наблюдая за моими действиями.

— Помоги мне, — требую я.

Он легко берет за оба конца штанин и легко снимает их с меня.

— Нежнее, — говорю я ему с очарованием в голосе. — Сейчас мой топ.

Он нежнее снимает с меня майку. Я продергиваю пальцы в трусики и смотрю на него с кокетством.

— Последняя капля, — призывно говорю я.

Он скользит ими по моим ногам, снимая. Его глаза внимательно осматривают меня. И это мне очень нравится! Я развожу широко бедра и говорю:

— Ну, давай же, большой парень.

Глава 16

Я просыпаюсь в очень неудобной позе. На самом деле, удивительно, что я вообще умудрилась заснуть в таком положении: находясь на спине полностью в ловушке Джерона. Одна нога Джерона, согнутая в колене, находится под моей задницей, другая лежит на животе. Рука обнимает меня за шею, другая же собственнически хватает за грудь, его голова пристроилась у меня на шеи.

Несколько секунд я не двигаюсь. Затем медленно начинаю высвобождать себя, пытаясь поднять руку и убрать его, лежащую на моей груди. В тот момент, когда я обхватываю его запястье, его захват усиливается и слышится протестующий голос:

— Ты задолжала мне, — сонно говорит он.

Я поворачиваю голову и вижу спутанные светлые волосы, которые выглядят такими шелковистыми, словно голова у ребенка.

— Задолжала что?

Он поднимает голову и внимательно смотрит на меня. Его зеленые глаза, называть их зелеными все равно, что бросать вызов да Винчи, нарисовавшего «Мона Лиза». Его глаза похожи на ковер из мха, который растет только на определенных камнях. Он свежий и яркий, и его можно найти только в секретных садах, где люди не занимаются бизнесом.

— Разве ты не помнишь? — говорит он медленно. Прямо перед моими его глаза меняют свой цвет. Они кажутся более жидкими и сине-зелеными, как тропический океан, когда смотришь на него с неба. Джерон до конца не может решить, серьезно ли я говорю.

Я отрицательно качаю головой. Такое простое действие сопровождается жуткой головной болью, которая просто распиливает мою голову на части — чертово похмелье.

Он убирает руку из-под моей шеи, опирается на локоть и удивленно смотрит на меня.

— Что последнее ты помнишь?

Я пытаюсь покопаться в своих воспоминаниях.

— Я помню, как прекрасно провела время, и очень полюбила народ Багамских островов. Помню, как вернулась на катер. Ой, и меня чуть не стошнило за борт.

— Ммм...

— Думаю, мы вернулись и легли спать, правда ведь?

— Нет, ты обещала меня трахнуть, раздвинула ноги и отрубилась.

— Я?

— Я хочу, чтобы ты удовлетворила мой иск теперь.

— Ну, ты не можешь. У меня раскалывается голова, — говорю я, хмурясь, усиленно преувеличивая свое недомогание.

Загрузка...