Сборник инцестов [СИ], стр. 55

Загрузка...

Мы некоторое время разглядывали шевелящийся между женских ног Олжасов зад, слушая ойкание его матери. Я сначала не понял почему маму не удивляет половой акт между матерью и сыном, но потом догадался что ей в такой позиции опознать их нелегко. Только когда Олжас кончил и скатился со своей матери моя удивилась...

- Костик, это же друг твой, правильно? А это с ним его... его...

- Мать его. - закончил я за нее. - Ма, чего ты так удивляешься? Мы же с тобой тоже...

- Ну мы это мы... - растерянно сказала она - Я думала, мы редкое исключение, один случай на миллион. И то себя ругаю. А тут, оказывается, рядом еще такие же.

- Ма, ну ты посмотри на это отстраненно. Вот есть парень, ему в его возрасте хочется трахаться аж зубы сводит. Есть женщина, ей без секса тоже несладко. А в этом долбаном санатории ни для нее ни для него даже ни одной подходящей кандидатуры нет! Ну почему бы им не помочь друг другу?

- Так ведь мать и сын же...

- А ты не думай об этом. Просто парень и просто женщина. У нее мужа нет, у него тоже никого.

- Если бы так, то не только можно но и нужно. Но они ведь не просто парень и женщина!

- А чем, мам, они отличаются? У них что, анатомия другая?

Мама задумалась. Судя по всему, никаких достаточно веских аргументов у нее не находилось.

- Но ведь нельзя же! Есть же мораль, нравственность! Общественное мнение наконец!

- Ага, нравственность... Мам, если копнуть поглубже, к истокам так сказать, что говорят мораль с нравственностью про минет? Или когда в попу? А геи всякие? Даже сейчас общественное мнение это не одобряет. Только с мужем, только после свадьбы, только в миссионерской позиции. Все остальное под запретом. Вот только все на это плевали, главное чтобы "общественное мнение" об этом не узнало. А то тогда тебе сразу припомнят "мораль и нравственность".

- Наверное ты прав... но все-таки как-то это...

- Мам, ну объясни мне, почему два любящих друг друга человека не могут сделать друг другу приятное? Обниматься можно, поцеловать щечку, да и не только, можно, погладить можно, а вот именно так - нельзя. Это ж искуственные запреты! Вот например мораль запрещает показываться на людях голым, а нудистов - тысячи! А то и миллионы! И ничего, нормальные, достойные люди. Вот нафига такие запреты соблюдать?

Мама не ответила, задумчиво глядя на меня. Потом перевела взгляд на окно...

- Смотри, Костик, они опять! Ого, какой он у него! - обратила она внимание на член Олжаса, устраивающегося за вставшей раком матерью.

- Кстати, мам, обрати внимание куда он ей вставляет.

- Да вижу! - с досадой произнесла она.

Олжас сильными движениями вгонял член в мать, заставляя ее раскачиваться. Я отступил на шаг, оказавшись сзади мамы. Легко приподняв юбку я стащил колготки на бедра и положил руку на трусики спереди, ощутив под ними мягкие заросли. Мама тут же прижала ее прохладной ладонью. Постояв так немного, она потянула мою руку вверх, а потом снова вниз, на этот раз в трусы. Мои пальцы впервые коснулись ее пушистого лобка. Мама толкнула меня ниже и средний палец вошел в складку между губками. Надо же! - подумалось мне - В попку она мне давала, а здесь даже пощупать ее не довелось! Даже посмотреть! Мама положила мой палец на клитор и легким касанием показала что надо делать, оставив после этого мою руку в одиночестве. Я охотно теребил маленькую горошинку, одновременно глядя как Олжас снова переворачивает мать на спину и трахает ее, придерживая за поднятые ноги.

- Костик, пойдем к себе. . - севшим голосом попросила мама, когда я попробовал ненадолго покинуть клитор и навестить отверстие чуть ниже.

У себя в номере мы лихорадочно кинулись раздеваться. Я оказался быстрее и потащил в кровать не успевшую снять лифчик и с трусиками и колготками на одной ноге маму. Отбросив в сторону мешающееся одеяло я опрокинул ее на спину и накинулся сверху.

- Только не спеши, Костик... - задыхаясь, шептала она где-то возле моего уха пока я рукой направлял непослушный член в ее лоно.

- Не спеши... мы все успеем. . нежнее... Костик... мальчик мой... А-а-а-а-ах!

Член плавно вошел в скользкое влагалище. Мама подалась навстречу, выдохнув мне в лицо долгий протяжный стон. Что-то внутри нее сжало член, потом отпустило, потом еще раз сжало. Мама выгнулась подо мной и обхватила меня ногами, подталкивая в себя. Я сдвинул чашечки лифчика вверх, освобождая грудь, вцепился в нее и заработал тазом, вколачивая в маму ставший сверхчувствительным член.

Ее стоны усилились, напомнив мне первый вечер нашего пребывания здесь и звуки из-за теткиной двери. Мама накрыл оргазм. Это продолжалось долго. Она извивалась подо мной, стонала, вскрикивала, что-то шептала... Как только заканчивался один оргазм через несколько секунд все начиналось снова. Огромное количество влаги, омывающей член не давало мне кончить. Я механически дергался, то ускоряясь то замедляясь, глядя на бьющуюся подо мной маму. В конце концов сперма обильно хлынула из меня, добавив вагине еще больше сырости. Я остановился. Постепенно мама тоже затихла и открыла глаза. Окинув меня мутным взглядом она хрипло прошептала...

- Ну, Костик... Ну, сынок... Такого у меня еще ни с кем не было...

Я дипломатично промолчал, слегка в этом усомнившись, чувствуя как изредка сжимается влагалище выталкивая из себя мягкий член. Мама спихнула меня с себя.

- Я громко кричала? Наверное Катька слышала... - огорчилась она. - Завтра расспросов будет... . На тебя она конечно не подумает... Начнет пытать - кто?

- Соври что-нибудь... - я, полностью удовлетворенный, расслабился. - Скади муж чей-нибудь. Или вон Олжас. - я ухмыльнулся. - Пусть его обхаживает, он парень здоровый, справится.

 - Нда, здоровый... Я бы и сама с ним... - мама повернулась и взглянула на меня - Ведь по твоей теории это не возбраняется? Ну там мужчина и женщина, удовольствие друг другу... а?

- Вот еще! - возмутился я - Тебе что, удовольствия мало?

- Мало! - захихикала она. Так что если ты немедленно меня еще раз не трахнешь я к нему пойду.

- Мам, так я ж еще... - я посмотрел на член и осекся. Уставший, казалось бы, орган заметно набух.

- Ах ты мой хоро-о-оший... - мама погладила его - Как он меня понимает... Сейчас мы его взбодрим.

Она села на меня сверху, поместив член между губок и поелозила взад-вперед. Тот вновь обрел достаточную твердость за что и был немедленно отправлен в глубины маминого тела.

- А-а-ахх... - снова услышал я и приготовился к долгой скачке, придерживая мамины подпрыгивающие груди и пытаясь в уме подсчитать точное количество оставшихся нам здесь дней и ночей.

Из этого ничего не вышло - под звуки хлюпающей вагины и маминых стонов стало совсем не до подсчетов. Да и хрен с ним! - в конце концов решил я и решительно опрокинул маму на кровать, вновь занимая господствующее положение сверху. - У нас еще вся жизнь впереди!

Часть Вторая

Утро следующего дня для меня началось ближе к обеду. Ну еще бы, заснули-то глубокой ночью, часа в два. Мамы, как водится, уже не было. Я сполз с кровати и потащился в душ. После интенсивных ночных упражнений заметно побаливали определенные группы мышц которым больше всего досталось. Пора заняться укреплением физической формы - твердо решил я, вытираясь. При этом, однако, мысль начать прямо сейчас я отверг, так как физкультура и мазохизм - вещи разные и на мой взгляд совмещаться не должны. К счастью, через часок неприятные ощущения несколько утихли. Я оделся и поплелся к Олжасу.

- Заходи. - пригласил он меня к себе.

Олжас тоже пребывал в одиночестве и судя по припухшей физиономии проснулся не так давно.

- Ну, рассказывай! - потребовал я, усаживаясь в кресло.

- Получилось, Костик! Представляешь, я все сделал как ты говорил и получилось!

- Поздравляю! - я-то, сам все видевший, точно знал что заслуга это не моя и даже не Олжасова, а процентов на восемьдесят его матери.

Загрузка...