Боги и люди Древнего Египта, стр. 17

Боги и люди Древнего Египта - _089_2.png

Рис. 46. Деревянный ящик для туалетных принадлежностей

Боги и люди Древнего Египта - _090.png

Рис. 47. Знатная египтянка

Боги и люди Древнего Египта - _091.png

Рис. 48. Бронзовое зеркало

Готовясь к процедуре нанесения на лицо «боевой раскраски», Тату сначала приступала к подкрашиванию глаз. В Египте в большой моде были миндалевидные глаза. Сначала Тату выдергивала несколько непослушных волосков из бровей при помощи серебряных щипчиков, затем смачивала кончик пальца или кисточки и обмакивала его в бутылку с краской для век. Она обводила каждый глаз жирной линией и наносила на веки слой краски. До конца эпохи Нового царства краска для век производилась из малахита и зеленой окалины меди, а позднее для этой цели стал использоваться галений (или свинцовый блеск). Когда Тату приходила к выводу, что ее глаза выглядят в достаточной степени таинственными и манящими, она насыпала на свою палитру немного порошка красной охры и старательно натирала ею губы и щеки. Затем она наносила на ногти хну, которая тогда использовалась очень широко (впрочем, как и сейчас). Она также использовала хну, чтобы подкрасить ладони и ступни. И наконец, она опускала крошечную ложку в алебастровый сосуд и наносила на тело духи. В ее распоряжении находился большой выбор как тончайших, так и очень концентрированных духов. В отсутствие синтетических материалов, которые используются современными парфюмерами в качестве фиксативов, духи Древнего Египта, по сути, были ароматизированными маслами. В качестве ингредиентов использовались горький миндаль, кардамон, корица, кипарис, ладан, мирра, касторовое масло и вино. Существовало также много специальных лосьонов для удаления пигментных пятен и разглаживания морщин. В их состав входили молоко ослицы, гипс, натрий и мед. Очень популярная «грязевая маска» готовилась на основе порошка алюминия.

Боги и люди Древнего Египта - _091_2.png

Рис. 49. Коробочка для духов

Особо следует сказать об удивительной красоте египетских предметов. Маленькие личные принадлежности египтян зачастую были настоящими произведениями искусства (рис. 49). Сосуды из камня или гипса, в которых хранилась вода для омовения, были фамильными ценностями, и, как правило, они были произведениями лучших мастеров. То же самое можно сказать о миниатюрных бутылочках из стекла, фритты или фаянса, выполненных в форме рыб или птиц, в которых хранились притирания и краска. Когда устаешь от обилия пирамид и пилонов, от каменного величия гипостильных залов и, кажется, бесконечных рядов фресок и фризов, всегда приятно переключить внимание на предметы личного пользования, которые египтяне носили с собой или которыми уставляли свои шкафы и туалетные столики. Именно эти безделушки дают нам понять уровень развития общества и качество жизни египтян. Среди них – трости и кнуты, луки и бумеранги, заколки, расчески и застежки. Эти вещи не предназначены для того, чтобы поражать воображение, и поэтому не утомляют своей монотонностью; в них раскрывается обаяние, вкус, практичность и чувство юмора египтян. Если бы мы были состоятельными людьми и имели склонность к коллекционированию, то вряд ли нашли бы лучший объект, чем египетские сосуды для целебных мазей или ложки для духов. Эти предметы – источник постоянного наслаждения и восхищения.

Если бы последующие поколения судили о египтянах только по дошедшим до нас архитектурным памятникам, то у них был бы повод (и оправдание) считать египтян чопорным и надменным народом. Но благодаря этим маленьким вещицам они становятся более человечными и понятными нам.

Мебель

Египетские гробницы не только открыли нам тайну того, как выглядели и что делали египтяне; они также познакомили нас со средствами передвижения и мебелью, украшавшей их дома. Например, в 1925 году рядом с Большой пирамидой было сделано открытие, благодаря которому мы узнали, что жившие сорок пять веков назад египетские мебельщики были настоящими мастерами своего дела. В усыпальнице, находящейся возле главного хода пирамиды, знаменитому египтологу Рейзнеру посчастливилось раскопать погребальный ящик жены Снофру (она, кстати, была матерью великого Хеопса). По какой-то непонятной причине тела самой царицы Хетефрас, или Хетепхерес, не было в гробнице; однако Рейзнер нашел там элегантный мебельный гарнитур, которым она пользовалась при жизни. Благодаря умелому и осторожному обращению со своей находкой ему удалось восстановить первоначальный вид мебели. Сначала он разъединил и вновь собрал основание и опоры царского дивана, который был разобран самими мастерами-мебельщиками; затем он собрал переносной стул царицы и, наконец, каркас кровати, подголовник, два стула и другие предметы мебели. Полог кровати, подаренный царице мужем, был отделан золотом. Изящные занавеси защищали частную жизнь царицы от нескромных взглядов, а заодно служили преградой для назойливых насекомых. Находка Рейзнера была поистине уникальной: характер найденных вещей еще раз доказал, что в целом стиль египетской мебели сформировался еще в эпоху Древнего царства и с тех пор оставался практически неизменным, что лишний раз свидетельствует о врожденном консерватизме египтян. Поскольку форма человеческого тела остается неизменной, вряд ли можно внести что-то радикально новое в дизайн мебели; тем не менее между стульями и кроватями, найденными в гробнице Хетефрас, и такими же предметами из гробницы Тутанхамона, погребенными на тысячу лет позже, меньше разницы, чем между современной английской мебелью и произведениями Чиппендейла и Хепплуайта[1].

Кровать царицы Хетефрас имеет пологий спуск к полу и подголовник (рис. 50). Трудно поверить, что даже чопорные представители династий Древнего царства спали положив шею на узкий кусок дерева, возможно также, что подголовник использовался при совершении церемониальных обрядов или для того, чтобы поддерживать голову усопшей в гробу. А иногда для того, чтобы во время послеобеденного отдыха не помять прическу. Матрас помещался поверх узких кожаных ремней, служивших своеобразными «пружинами». Представители высшего сословия Египта очень гордились своими кроватями, поскольку спать на кровати означало быть цивилизованным человеком, в отличие от крестьян, азиатов или «жителей пустыни» (бедуинов).

Боги и люди Древнего Египта - _094.png

Рис. 50. Подголовник из слоновой кости

Боги и люди Древнего Египта - _095.png

Рис. 51. Повседневная мебель: кушетка, табуретки, стол и стулья

Подобная же система кожаных перетяжек использовалась для изготовления сидений стульев, причем очень много великолепных образцов таких стульев дошло до наших дней (рис. 51). Наиболее изысканными из них были квадратные стулья с пышно декорированными спинкой и подлокотниками и священными фигурами-символами, украшавшими боковые панели (фото 6). На двух стульях царицы Хетефрас можно увидеть изображения сокола и цветка лотоса; изображение сокола Гора украшает и стул Тутанхамона; стул принцессы Ситамон украшен изображениями лотоса, символа «анкх» и очаровательного каменного козла. Надо сказать, что стул принцессы Ситамон – действительно удивительная вещь, поскольку это стул ребенка, сделанный для маленькой принцессы, когда она еще бегала по огромному дворцу Малката в Фивах. Стоит отметить, что ножки этих царских стульев и кроватей сделаны в виде лап льва – символа императорской власти. Возможно, считалось, что таким образом обладатели этих предметов мебели впитывали в себя силу и дух этого животного. Менее важные предметы мебели обычно имели прямые ножки, примерно такие, как у наших кухонных стульев. Существовали также специальные кровати, которые могли разбираться на две или три части, и переносные стулья, легко складывающиеся. Раскладушки и складные стулья ни в коем случае не являются изобретением наших дней. Египетская мебель смотрится на удивление современной. И дело тут не в общности форм, а в том, что египетские мотивы дошли до нас посредством влияния, которое египетская культура оказала на более поздние цивилизации, а в особенности – на римскую цивилизацию. Она, в свою очередь, оказала сильное влияние на творчество архитекторов и дизайнеров Франции и Англии XVIII – XIX веков.

вернуться

1

Знаменитые английские мастера мебельного искусства XVIII века.