Ты у меня одна (СИ), стр. 5

— Он просто пошутил.

— В каждой шутке есть доля шутки, остальное все правда. Он намеренно при всех сказал то, что сказал: Вика переспи с Костей. Какие тут могут быть еще интерпретации? Обычно в таких тесных сплоченных компаниях мужчины женщин не делят.

— Опять ты со своими заморочками. Уперлась – все одно да потому… У тебя всегда с юмором туговато было. Вот именно, что компания у них такая сплоченная, и шуточки они, бывает, похлеще отпускают.

Алёна тяжело вздохнула. Все привычные, знакомые слова.

— Хорошо. Будь по-твоему. Мне вообще по барабану ваши душевные метания.

— Ладно-ладно, давай, слушаю тебя внимательно, — отступила Виктория.

— Как ты думаешь, он искренне желал Свете и Игорю счастья, улыбался им, с таким теплом общался?

— Конечно. И дальше что?

— Вот и смотри. Он открыто проявляет свои чувства к этой паре…

— Ну не тяни! — нетерпеливо подогнала Вика.

— Если человек добрые чувства, любовь, например, проявляет открыто, искренне, то и агрессию, и злость свою, он будет демонстрировать точно так же. Есть повод задуматься. Вот это я тебе могу сказать сразу, по моим общим наблюдениям. Потому и шуточку его не надо воспринимать как шуточку. Он прямо сказал, что думает. Тебе было это неприятно. Зачем ты затираешь свои впечатления? Это первый шаг к самообману.

— Господи, сколько ненужной шелухи. Алёна, в нашем мире давно уже все просто, а ты все заморачиваешься! Нужно иметь красивую внешность и умение эффектно себя подать. Нужно завлечь, заинтересовать, и тогда мужик, которого ты хочешь, будет у твоих ног. Вот ты вроде не дурнушка, но твои «мысле-образы» любому парню мозги свернут. Кому нужны эти сложности? Мужчины хотят легких отношений, хотят флирта, секса. Хотят развлечений. Особенно Шаурин и ему подобные. Такие упакованные.

— Ах, да. Я и забыла, что мы с тобой из разных миров. Забыла я, что ты, Викуля, общаешься с другими мужчинами. В твоем мире.

— Ну естественно с другими! — воскликнула она.

— Смею тебя разочаровать. Люди, точнее, мужчины, ведь мы о них сейчас говорим, наполнены одинаковыми эмоциями, ощущениями, чувствами. Разные они по силе проявления, конечно. Мужчина, любой, независимо от его статуса и достижений, заключает в себе устойчивые психологические черты и свойства, которые определяют его поведение в той или иной ситуации. Именно это определяет его поведение, а не толщина кошелька, как ни прискорбно для тебя это осознавать.

— А как же ситуации, в которых нужно действовать по обстоятельствам? Вынужденно?

— Даже действуя вынужденно, человек выбирает близкий его природе вариант. Выбор есть всегда. Для этого нам дали ум, интеллект.

— Если у тебя не будет приличного платья, никто не заметит твоей индивидуальности, какая бы удивительная она ни была. Всем будет глубоко похрен на твой цепкий ум. Встречают по одежке.

— Материальная сторона – это фактор, бесспорно, влияющий, но не наполнение. Человек наполнен заблуждениями, искажениями, автоматическими мыслями, стереотипами, которые формируют его тенденции и образ мышления. И что-то ты одежкой Шаурина не зацепила. Может, все же мало ему красивого платья, а? — иронично спросила Алёна, потом засмеялась: — А может, лишнее оно и вовсе? Так ты следующий раз голая приходи, сразу бросайся на него. Как пить дать не устоит.

Вика рассмеялась с каким-то тайным злорадством.

— Так и сделаю. Надену юбку покороче.

— И сразу в кровать. Он будет трахать тебя сзади, по-собачьи. Доминировать. Или нет… Он точно любитель оральных ласк, потому, детка, тебе придется постараться, чтобы удивить его.

Вика обомлела. Замолчала, удивленно уставившись на сестру.

— У тебя ПМС? Чего это ты разошлась?

Алёна и сама не заметила, как разошлась в язвительности.

— Разве? Ты спросила совета, вот я тебе и советую. Советую от души и на злободневную тему.

— Короче, он тебе не понравился.

— Кто – Ваня?

— Угу.

— Почему не понравился? — усмехнулась. — Очень даже понравился. Интересный он такой. Определенно, есть в нем обаяние, целостность какая-то, породистость. Как он может не понравиться? До определенного момента мне все — и мужчины, и женщины, — нравятся, — засмеялась.

Вику это заявление ни больше ни меньше шокировало. Она в лице изменилась и про кофе забыла.

— Ты даже на него не смотри! У него только наручные часы стоят пятнадцать тысяч евро… а может, больше… Он не для тебя. Вон с Сашком своим встречайся.

— Почему это? — как будто удивилась Алёна и лучезарно улыбнулась, прекрасно зная, что одна только ее улыбка выведет Вику из себя. — Часы за пятнадцать тысяч евро и пиджачок от Армани делают его божеством, и как-то мешают нашему общению? Мне простой смертной и смотреть теперь нельзя в его сторону? — расхохоталась, чем еще больше разозлила Вику. — Он, может, и пиво бутылочное не пьет, и не матерится? Вика, окстись, задумайся уже над «содержанием», а не только над «формой». Чтобы привлечь внимание Шаурина тебе нужна в жизни хоть какая-нибудь трагедия.

— Типа, как у тебя? — тут же съязвила Виктория. — Чтобы отца моего в засранной подворотне какие-то уроды прирезали, а мать потом повесилась с горя?

— Типа того, — равнодушно согласилась Алёна. Уже давно ее эти слова не задевали, давно она никак не реагировала на подобные издевательства. Даже не вздрагивала внутренне. — А чего это ты так в Шаурина вцепилась? Что других мужиков нет, с кем переспать можно? Который месяц страдаешь уже.

— Как это чего? Я замуж за него хочу.

Алёнка подавилась кофе.

— Бог мой… А ты думаешь, стоит к нему в кровать попасть, так он тебя и замуж позовет? — спросила, еле прокашлявшись.

— Ой, главное отношения завязать, — скривилась Вика, отмахиваясь от сестры. — Блин, ну Светка вон Игоря как-то умудрилась подцепить? Полгода и свадьба. Вот как так?! — запальчиво воскликнула.

— Угу, удачи. Аминь.

— У Светки же ни рожи, ни кожи…

— А может, это любовь? — усмехаясь, спросила Алёна. — У Светки с Игорем?.. Встретились, понравились друг другу, закрутилось-завязалось – как у всех нормальных людей. Чувство любви друг к другу возникает в отношениях, в которых взаимовыгодно удовлетворяются истинные духовные потребности обоих партнеров. Истинные! Какие у тебя истинные духовные потребности? Может, и тебе стоит попробовать интересоваться личностью объекта обожания, а не оценивать его в евро по курсу Центробанка? А то ты точно знаешь, сколько стоят его наручные часы, на какой машине он ездит, зато не имеешь понятия, какую музыку он любит.

— Лейба, я вот понимаю, почему от тебя мужики сбегают. Тебя невозможно выдержать. Ты со своими примочками кому угодно мозги наизнанку вывернешь. Реально, у меня аж голова от тебя разболелась.

— Ага, — чему-то довольно улыбнулась Алёна. — Это притом, что ты сама прибежала, типа посоветоваться. Странное однако дело. И с Сашком я, кстати, тоже рассталась.

— Как это? Когда? И мне ничего не сказала!

— Почему я должна тебе об этом говорить? — пожала плечами. — Психологическая поддержка мне не нужна. Как видишь, я в прекрасном настроении. И все у меня в жизни прекрасно. Я счастлива.

— А с чего ради ты его отшила? Он же хороший парень.

— Вот потому и отшила. Потому что он хороший парень. Чего ему с моими, как ты говоришь, примочками мучиться.

— Не понимаю я тебя. Вообще не понимаю.

— Да и не парься. Не забивай себе голову.

Вика и не стала ее забивать. Она вообще предпочитала держать голову свободной от мыслей.

ГЛАВА 2

— Давай, не томи уже. Ты же не просто так меня в ресторан пригласил, значит есть какой-то повод, — спросила Юлия, как только идеально вышколенная официантка отошла от их столика.

Сын привел ее в красивое место. Совершенное для праздного времяпрепровождения днем. Ресторан выглядел очень светлым и нарядным из-за обилия беленого дерева в отделке. Но здесь не чувствовалось буржуазной навязчивости, а присутствовала некая парадность. Эту парадность поддерживали люстры-абажуры из нитей-страз и яркие акценты в виде бирюзовых салфеток на столах, и такого же цвета шторы на окнах. От этого веяло чем-то легким, летним. Так и хотелось выпить ароматного вина и отведать чудный средиземноморский салат.