Ты у меня одна (СИ), стр. 44

Алёна отошла от Вани и налила себе воды.

— Посмотри на меня! — потребовал он.

Она повернулась к нему лицом со стаканом в руке. Оперлась о столешницу, сделала глоток и улыбнулась:

— Яичница. Раз ты оставляешь выбор за мной.

Его чуть не перекосило этих безразлично сказанных слов. Разрываясь от злости, он уселся на стул и стал наблюдать за ее неспешными ровными движениями.

— А может тебе блинчиков пожарить?

— Я прям мечтал, чтобы ты мне с утра в вечернем платье блинчики жарила.

— Ах, да, точно, — посмотрела на себя и ухмыльнулась. Потом, словно спохватившись, задвигалась быстрее. — Так. Кофе. Или чай? Лучше кофе, да? Я там у тебя кексы нарыла. Сейчас наемся кексов, а потом снова буду на беговой дорожке убиваться, — с поразительной беззаботностью говорила она.

Через пару минут перед Шауриным появилась тарелка с яичницей, и чашка кофе со сливками.

— Я люблю глазунью, чтобы желтки оставались сырыми. И кофе – черный.

Он даже не взялся за вилку, просто посмотрел в тарелку.

Алёна спокойно выбросила яичницу в мусорное ведро, выплеснула кофе в раковину. Достала чистую тарелку и яйца из холодильника. Налила черный кофе, без сахара.

Через пару минут Шаурин получил новую порцию.

— Подгорела.

Лейба снова с совершенно непроницаемым видом отправила вторую глазунью туда же, куда и первую. Опять достала из холодильника яйца.

— Ну? — чуть позже, мягко улыбаясь, спросила она, ставя перед ним тарелку. — Теперь какие претензии? Все красиво, вкусно. Белки белые, желтки желтые. Учти, я тебе спокойно все яйца из холодильника пережарю и не дрогну, и наварю десять литров кофе. Могу полдня у плиты стоять.

Убил бы ее за эту улыбку.

— Тебя переклинило с утра? И когда только успело… — Еле сдерживался, чтобы не взорваться.

Терпеть не могла этот его самодовольный тон и язвительную ухмылочку.

— Предупреждаю, если ты хочешь довести меня до истерики, у тебя не выйдет. Хотя можешь попытаться. У меня против твоей мозговой атаки есть железное средство. Техника тебе недоступная. Могу поделиться секретом. Я себе представлю, что ты мой пациент. И если ты дальше будешь стараться, то я в своих представлениях дойду до диагноза.

— Мда, — Ваня взял вилку. — Точно. Бабы дуры не потому что бабы.

— Ты мне еще кол осиновый в грудь забей.

— Пей кофе! А то если я начну истерику, тебе никакая техника не поможет!

На столе завибрировал айфон. Шаурин ответил.

— А что уже кто-то умер? Значит, пусть ждут! — рявкнул он. — Я скоро буду.

Странное дело, когда Ванька на нее поднял голос, Алёна не вздрогнула, а вот когда наорал на кого-то по телефону, у Лейбы по спине поползли колкие мурашки. Она уставилась в свою чашку, боясь поднять на Ваньку глаза.

— Мы еще не поговорили с тобой о поездке на Майорку… — начал Шаурин, собираясь сказать, что когда вернется с работы, то они обсудят этот вопрос.

— А что меня тоже пригласили? — перебила его Алёна. Глаз она так и не подняла, но всем нутром почувствовала, как Шаурин взорвался. Ее обдало его яростью, как порывом ледяного ветра. Хотя она совсем не старалась его разозлить, просто выпалила, не сдержавшись. — Ты на работу сейчас поедешь? Я тогда пойду в порядок себя приведу. — Соскочила со стула. Сердце стучало, как после хорошей пробежки.

— Давай, — бросил ей в спину. — А то сейчас ты точно не в порядке.

И ведь даже не подумала остаться и подождать его дома! Даже не спросила, во сколько он вернется.

Убил бы ее за эту улыбку.

ГЛАВА 17

— Ты как будто не на отдых приехала, а на каторгу, — проговорил Ваня, лежа на кровати и глядя, как неохотно Алёна раскладывает вещи на полках в шкафу.

— Нет, я просто бутерброды ела неправильные. Надо было колбасой на язык. Следующий разу буду есть правильные, — устало улыбнулась она. — Но я это… уже на пути к просветлению, — посмотрела на него, притаив в глазах что-то загадочное.

Ванька засмеялся, перевернулся на живот и лег лицом к морю. Он уже искупался в бассейне, высох и теперь валялся поверх покрывала в одних купальных шортах. А Алёна все возилась с вещами.

Поплескаться в бассейне еще успеется. Сначала она тщательно обследовала комнату, в которой они остановились: заглянула в каждый уголок, прошлась босыми ногами по полу и ковру, потрогала текстиль на окнах и кровати. Окна здесь огромные, даже в ванной комнате панорамные во всю стену, открывающие потрясающий вид на океан. Но пока не получалось наслаждаться солнцем, морем и красотами Майорки. Прошедшая неделя прошла в таком напряжении, что и сейчас оно не отпустило.

— Ты из-за этой дуры, что ли, переживаешь?

На этот раз рассмеялась Алёна, понимая, что это Шаурин еще сдержался в выражениях. Когда в последний раз с ним ругались, он Вику назвал по-другому, очень ёмко и красочно обозначив к ней свое отношение.

— Нет. Ванечка, не бери в голову. Правда. Вы с Герой так быстро эту поездку сообразили, я еще не привыкла к мысли, что можно отдыхать и ни о чем не думать.

После последней перепалки еле с Ванькой разобрались. Сложно шли к согласию, трудно разговаривали. И только установилось между ними взаимопонимание, как Вика разом выбила у Алёны почву из-под ног, радостно сообщив по телефону, что летит с ними на Майорку, а главное, Шаурин сам ее пригласил. Алёна аж сотовый из рук выронила, так тряхнуло от слов сестры. Так оглушила эта новость. С какого перепугу Ваня бы Вику приглашал!

Еле удержалась тогда, чтобы не позвонить Ваньке и не начать выяснять отношения. Сама себе удивлялась, как, но сдержалась. Собрала всю волю и самообладание в кулак. Ваня и так уехал на работу на взводе. Если еще по телефону ему нервы мотать, что они ни за что в своих проблемах не разберутся. Решила подождать до вчера. А вечером выяснили, что Вику позвал Татарин, а Шаурин тут совершенно ни при чем. Он и знать не знал, что Савинская в числе приглашенных.

Как после этого спокойно реагировать на Вику, если по ее милости они с Ванькой снова чуть в пух и прах не разругались?

Кроме того, ревновала Алёна его к сестре. Но не потому что Ваньке не доверяла, а потому что прекрасно помнила Викины по нему охи и ахи.

Вика не влюблена в Шаурина, а им озабочена. А таких озабоченных лучше держать подальше.

— Я в душ схожу.

Медленно снимая с себя одежду, Алёна испытывала трепет и небольшой дискомфорт, несмотря на то что в огромные окна, кроме беспокойно кричащих чаек, никто не мог ее увидеть.

И все равно странно это и немного непривычно — стоять под душем, лежать в ванне или просто чистить зубы глядя при этом на бескрайний синий океан. К этому надо привыкнуть. Хотя от красоты дух захватывало.

Чтобы подольше сохранить ощущение прохлады в теле, Алёна ополоснулась почти холодной водой. Завернулась в большое полотенце и, мелко перебирая ногами, ринулась в спальню. Бросилась на кровать, залезла на Ваньку и, прижавшись к его теплому разморенному телу, крепко поцеловала.

Он довольно и сдавленно рассмеялся. Смех его застрял где-то на уровне горла, потому что Алёна захватив в плен губы, не позволила ему прорваться.

— Если честно, мне даже не хочется выходить из комнаты. Тут так хорошо и прохладно. Давай просто поваляемся в кровати. Ну хоть часок, — попросила, приподнимаясь.

— Легко. Хоть два часика. Жара спадет, потом пойдем гулять. Я тебе покажу разные красивые места. Домой вернемся ночью.

— О, так я согласна, — Алёна просветлела лицом.

— А ты думала, раз мы все вместе приехали, так и должны ходить друг за другом, как приклеенные? Нет, конечно. Мы будем сами развлекаться, а они себя пусть сами развлекают.

Такое отношение Шаурина к отдыху очень порадовало. Хватит с нее того, что придется провести эту неделю с Викой под одной крышей. Пусть дом у Геры и огромный, затеряться тут все равно не удастся. А в своей комнате вечно сидеть не будешь.

— Так все, — поерзала на Ваньке, — я чувствую, что отпуск у меня начался.