Странствия Властимира, стр. 5

— Пошел я, — шепнул он и бросился прочь, пропав в траве раньше, чем Властимир успел молвить напутствие.

ГЛАВА 2

Рано уходит с поляны солнце, словно неохота ему задерживаться здесь. Где-то еще вечер, а тут уже ночь. И наутро оно не спешит показывать свой лик, обиженное или напуганное — не поймешь, чего более. Столетние дубы огораживают поляну со всех сторон. Хоть и велика она, а все равно не сразу благодатные лучи дорогу к ней находят.

Волкам же что день, что ночь темная. Псоглавцы чуют восход, как степные звери издалека чуют воду. Стан зашевелился до света — отряд охотников тихо разобрал оружие и ушел в леса за добычей. Позднее встали волчицы — набрать дров для костра, натаскать воды да приготовиться к возвращению охотников.

Не своей волей пришли сюда псоглавцы. Каждый год выбирают они вожака. Чаще им становится один и тот же, но, коли подходит к нему старость, любой может занять его место. В тот год Гао решил стать первым в племени — в честном бою одолеть вожака ему не удалось, так он подстерег его ночью и, напав сзади, перерезал глотку. Утром об этом стало всем известно, и быть бы Гао убитым и съеденным, да подвернулась удача — смог он сбежать от мести. Во время блуждания по степи встретил он странных существ, что сияли как солнце. Незнакомцы предложили Гао поход на север и пообещали, что, вернувшись с победой и богатой добычей, сможет он стать вожаком, никто тогда слова против не скажет. Собрал Гао таких же, как он, бродяг-одиночек три сотни с малым и пошел, куда указывали.

Только под стенами крепости он случаем узнал, что город тот называется Резань и что у сияющих существ с Резанским князем старые счеты. Светящиеся существа дали Гао силу и повернули удачу в его сторону: ночью открыли ворота да ход старый указали. Слишком поздно ворвавшихся встретили копья, мечи и стрелы. Силы были неравны — за три дня до того появились на юге степняки, что каждый год на Резань ходят, ровно солнце по небу, — хоть время по ним отмеряй! Ушел им навстречу князь Властимир с войском, не было его поблизости, только жена его с сыном малым да брат младший.

Аги — так называли по-своему Агентов псоглавцы — и Гао, узнав, что князя в Резани нет, города грабить не велели. Приказали только захватить княгиню с ребенком.

На дымы пожара и шум боя к городу с двух сторон вышли небольшой отряд хазар, что откололся от основного войска, и возвращавшийся с битвы Властимир. Удалось ему отбросить степняков за реку, ушли они в сторону, отправились к западу. Степняки вышли к Резани всего на полдня раньше князя и только начали грабеж и бой. Налетел Властимир, смел со стен горящих да улиц загаженных незадачливых налетчиков и только потом от уцелевших горожан вызнал, что увезли его жену дикие люди, на собак видом схожие, невесть куда.

Оставив половину войска в городе на случай, если Степь вернется, Властимир бросился в погоню.

В чаще на берегу Прони ждала его засада. Псоглавцы устроились хитро, пока резанцы не оказались в кольце, даже Властимир ничего не заподозрил.

Сеча была страшная — волки не потеряли на осаде Резани и трех десятков, а с князем было меньше сотни воинов. Звери ударили в спину, но не учли, что бьются не с горожанами, которые от случая к случаю за оружие берутся, а с настоящим войском, князю своему до смертного часа преданным. Прорвались резанцы сквозь кольцо, разметали стоящих на пути врагов. Те рассеялись по лесу, а с ними исчезла и княгиня…

Три дня гонялся Властимир за зверями по горячим следам, на четвертый, ночь не спав, почти всех заводных коней поморив и людей измотав, настиг волков.

Люди, ни часа не передохнув после похода, накинулись на стан. Было их один против четверых, да десяток самых верных сразу отрядил Властимир — прорвавшись, найти жену и сына и уходить с ними подалее, куда глаза глядят, хоть к Чернигову, хоть к Мурому…

Как в воду глядел Резанский князь — окружили отряд волки, и полег он почти весь. Спаслись только те резанцы, что с княгиней ускакали, и те, что в самый последний миг из кольца выскочили и ушли в никуда, насмерть загоняя коней.

Властимира и еще нескольких воинов взяли живьем, арканами скинули с седел. Всех, кроме самого Властимира, волки забили и съели. Ему жизнь оставили, но, для того чтобы не сбежал резанец, вырвали ему глаза.

Псоглавцы еще дважды ходили под Резань, но город держался настороженно. Отряд волков постоянно сторожил дороги-не объявится ли княгиня. Все было тихо. Веденея либо пропала где в лесах и болотах, либо подалась в другие земли — в резанской стороне ее точно не было.

Стан волков оживал. Вернулись охотники, принесли свежее мясо. Волчицы суетились, готовя еду. Отряд воинов собирался в дорогу Гао выбрался из шатра, окинул взглядом стан. Пора бы ему самому наведаться к Резани — с конца весны они там не были.

Молодая волчица, почерпнув из закипающего котла варево, отправилась под дубы покормить мальчика.

Из-под деревьев донесся ее тревожный крик. Побросав дела, волки кинулись к ней, но она уже сама бежала к Гао.

— Сбежал! Человеческий детеныш сбежал! — крикнула она.

— Как? Куда? — рявкнул вожак,

— Перегрыз ремень и удрал в леса, — объяснила волчица. — Он вчера очень голодный был…

Волчица побаивалась вожака, который мог примерно наказать провинившегося.

— Князь цел? — спросил Гао.

— Думаешь, что это он его освободил? — скривилась волчица. — Где ему — не дотянется, да и слепой…

— Будто у мальчишки своих глаз и рук нет, — огрызнулся вожак.-Ушел он, может, и недалеко, да вот только зачем… Просто так никто не сбегает…

Он решительно направился к дубам. Как ни легки были шаги псоглавца, Властимир услышал его заранее и вскинул голову.

Гао окинул пленника пристальным взглядом: сколько дней уже они держат его при себе, а он все не смирился, так же горд и высокомерен, как и раньше. И сейчас стоит так уверенно, словно это он, Гао, его пленник.

— Нам известно, что ночью сбежал мальчишка, что был при тебе, — сказал вожак.

Губы слепого князя чуть дрогнули:

— А он сбежал?

— Сбежал, но ты не радуйся — мы его все равно найдем и убьем. Но если хочешь облегчить его участь и сохранить ему жизнь, признавайся, куда ты его послал.

Властимир молчал, глядя пустыми глазницами сквозь псоглавца. Тот почувствовал себя неуютно под мертвым взглядом и отодвинулся. Князь не пошевелился.

— Куда ты его послал? — повторил вожак. — В городе ему делать нечего — мы разрушили его до основания.

Властимир сжал зубы — волки сказали ему, что Резань погибла, не уцелело ни одного жителя.

— Или, может, ты послал его к княгине? — Гао, довольный своей догадкой, придвинулся вплотную. Князь почувствовал на лице тяжелое дыхание и запах собаки.

— Не твое дело, пес, — процедил он.

— А, ясно, он к твоей княгине подался! — обрадовался вожак, скаля зубы. — Что ж ты нам говорил, будто не ведаешь, где она прячется? Знать, отлично ты о том ведал, только с нами поделиться не желал! Но теперь отпирайся не отпирайся, а делиться секретом придется… Говори, где она!

— Того не ведаю, но ежели б и знал, вам бы не сказал, — отрезал князь.

— Знаешь, только молчишь. Но признаться придется… Властимир приготовился к худшему — сейчас волк скажет:

«Мы пошлем вдогон за твоим мальчишкой охотников, и они притащат его назад или пойдут за ним до конца и так все выведают…» Если они узнают, за чем посылал он отрока, не видать ему трын-травы, последняя надежда на спасение пропала навек.

Но вместо этого псоглавец сказал:

— Я тебя заставлю говорить. Тебя не сломила слепота, но есть кое-что, что развяжет тебе язык… Эй, все ко мне! Я объявляю отличное развлечение!

Мир вокруг Властимира наполнился топотом, повизгиванием, тяжелым утробным дыханием. Князь понял, что его наверняка убьют, и приготовился умереть молча.

Неожиданно под дубы ворвался резкий ветер, словно сам Стрибог[7] опустился на поляну на своей колеснице. Псоглавцы разом застыли, а потом, забыв про пленника, бросились прочь.

вернуться

7

Стрибог — одно из божеств древнерусского пантеона В «Слове о полку Игореве» ветры названы Стрибожьими внуками. Скорее всего, Стрибог считался атмосферным божеством