Все продается, стр. 78

Меня беспокоил сам Пауэлл. Я уже не раз имел возможность убедиться, что он относится к числу людей, склонных быстро выносить категорические суждения. Он был упрям и нетерпелив, а его скрупулезность в поиске улик тоже не могла меня утешить. Пауэлл не сомневался в том, что Дебби убил я, и был твердо намерен тем или иным путем вывести меня на чистую воду.

Я был уверен, что обычно инспектор Пауэлл добивался своего.

Убийство! Подозрение в использовании конфиденциальной информации для собственного обогащения казалось мне достаточно тяжелым испытанием, но оно было сущей чепухой по сравнению с обвинением в убийстве. В убийстве не кого-нибудь, а Дебби, – это казалось мне высшей несправедливостью.

Вернувшись домой, я сразу позвонил Денни. К счастью, он работал допоздна. Денни дал мне конкретные советы. Отнеситесь к подозрениям Пауэлла серьезно. Маловероятно, чтобы инспектор уже собрал улики, достаточные для предъявления обвинения. Впредь в отсутствие Денни не говорить Пауэллу ни слова. Пока же нужно набраться терпения и ждать развития событий.

Двадцатая глава

Вечером в четверг я смотрел по телевизору соревнования по легкой атлетике, трансляцию из Осло. Мне было невыносимо тяжело, но почему-то я не мог заставить себя выключить телевизор. На восьмисотметровой дистанции первым финишировал испанец, которого я не раз побеждал, и я снова спросил себя, почему я бросил легкую атлетику? Я был в такой отличной форме! А теперь возвращаться в большой спорт было уже поздно. Мне никогда не восстановить прежнюю спортивную форму. Теперь все в прошлом. Ничего не остается, как только сожалеть о неверном решении.

В почти пустом баре было холодно и темно. Я пришел раньше назначенного времени и в ожидании Кэша и Кэти склонился над кружкой «Дейвис Оулд Уоллоп».

Кэша я сначала услышал и лишь потом увидел. Он спускался по лестнице, и в пустом пабе оглушительно загремел его голос:

– Боже, Кэти, здесь как в морге!

Я пытался выбрать самое тихое место. Возможно, это было моей ошибкой. В пустом зале голос Кэша будет привлекать гораздо больше внимания, чем в каком-нибудь переполненном баре. Я осмотрелся. Три воркующие парочки, тоже искавшие темноты и уединения, и компания молодых людей лет двадцати с небольшим, которые стремились побыстрей напиться. Вроде бы здесь было безопасно.

Я с тревогой ждал этой встречи с Кэшем, он же вел себя вполне естественно. В своей обычной манере он не вошел, а скорее ворвался в бар; увидев меня, широко улыбнулся и зашагал прямо ко мне.

– Пол, страшно рад тебя видеть. Как твои дела?

Он подтащил к моему столику еще один стул. Кэти следовала за ним, отставая шага на два. Устраиваясь за столиком, она тайком улыбнулась мне.

– Черт! Тебе действительно дьявольски не повезло, – продолжал Кэш. – Кое-что мне рассказала Кэти. Не могу поверить, что все это случилось именно с тобой.

Я невольно ощутил что-то вроде симпатии к Кэшу. Его сочувствие казалось искренним, и я испытал удовлетворение от того, что кто-то еще верит мне. Осторожно, остановил я себя, доверять Кэшу – опасное дело.

– Привет, Кэш, – довольно холодно сказал я, вяло ответив на рукопожатие. Такой прием несколько ошарашил Кэша. Я сделал вид, что ничего не заметил. – Могу я предложить тебе чего-нибудь выпить? – Я пытался говорить если не дружеским тоном, то хотя бы вежливо.

– Конечно. С удовольствием выпью той же гадости, что и у тебя там, – сказал Кэш, показывая на мою кружку с «Дейвис».

Через минуту я вернулся с пивом для Кэша и перрье для Кэти. Все мы чувствовали себя неловко. Я молча поставил напитки на стол. Кэш сделал глоток, скорчил гримасу и произнес единственное слово:

– Интересно.

Затянувшееся молчание определенно стало раздражать и его и Кэти. Мне же вдруг расхотелось откровенничать с Кэшем, и я уже сожалел, что согласился на эту встречу. Наконец Кэш, скорее просто для того, чтобы нарушить неприятную тишину, сказал:

– За эти две недели ты много не упустил.

Кэш еще минут пять разглагольствовал о положении на рынке ценных бумаг, а я отнюдь не проявлял интереса к его болтовне. Без моей поддержки и красноречие Кэша стало быстро иссякать. Тогда его перебила Кэти.

– Послушайте, я свела вас вместе, потому что уверена – вам есть что сказать друг другу. Пол, не лучше ли начать тебе? – твердо сказала она. – Расскажи Кэшу о расследовании комиссии из ассоциации.

Я не испытывал большого желания, но все же заставил себя заговорить. Кэш слушал очень внимательно, ни разу меня не перебив. Когда я замолчал, он сказал:

– Мне все эти обвинения и подозрения кажутся довольно беспочвенными. Похоже, что у комиссии нет ни одной веской улики.

– Тебя комиссия тоже допрашивала? – спросил я.

– Да, – ответил Кэш. – Я перепугался до смерти. Представь, сначала ты мне говоришь, что тобой заинтересовался этот Боуэн. Потом за меня взялся Берриман. А потом тебя выгоняют за использование конфиденциальной информации. – Кэш сделал большой глоток. – Это меня выбило из Колеи. Я знал, конечно, что не делал ничего противозаконного, но в таких фирмах, как «Блумфилд Вайс», всегда рады случаю найти очередного козла отпущения.

Потом – это было на прошлой неделе – меня вдруг вызвал шеф лондонского офиса. Он сказал, что обнаружены новые факты. Выяснилось, что конфиденциальной информацией располагал Джо Финлей, который приобрел для себя лично большой пакет акций «Джипсам оф Америка». Он же очень выгодно купил и облигации для «Блумфилд Вайс». Теперь все уверены, что Джо действовал в одиночку и из сотрудников фирмы никто другой не имел доступа к секретной информации. У меня не хватит слов, чтобы сказать, какое облегчение я тогда испытал.

Кэти, сосредоточенно нахмурившись, тоже внимательно слушала Кэша.

– Одного я не понимаю, – сказала она. – Почему до сих пор не оправдали Пола? Если комиссия убедилась, что Кэш вообще не располагал никакой конфиденциальной информацией, то и у Пола не было возможности ее получить – если только комиссия не уверена, что Джо и Пол поддерживали постоянную связь.

– Ты права, – согласился я.

Кэш кивнул.

– Кэти права. Тебе нужно с кем-нибудь поговорить. С де Джонгом или с Берриманом. Я тебя поддержу.

Я улыбнулся.

– Спасибо.

Я действительно был благодарен Кэшу. Для него кошмар расследования только что рассеялся, и, конечно, меньше всего на свете ему бы хотелось снова впутываться в эту историю. Предложение Кэша было для меня неожиданным и тем более приятным.

– Я утром же позвоню в ассоциацию, – сказал я, отпил глоток пива, с минуту помолчал, потом добавил: – Интересно, знал ли Джо, что Дебби напала на его след?

– Что ты имеешь в виду? – не понял Кэш.

– Видишь ли, это ведь Дебби намекнула Боуэну, что в «Блумфилд Вайс» происходит нечто странное. Если бы Джо об этом узнал, он бы не обрадовался.

– Ты хочешь сказать, что Джо мог убить Кэти?

Я поднял брови.

– Это не исключено.

– Боже мой, он и в самом деле мог ее убить, – воскликнул Кэш. – Но я не уверен, что во всей этой истории Джо действовал совершенно один.

– Почему? – спросил я.

– Понимаешь, он должен был от кого-то получить сведения о том, что немецкая корпорация собирается купить американскую. Как иначе об этом может узнать трейдер, который сидит в Лондоне?

– Кто-нибудь проболтался, а Джо случайно услышал?

– Возможно, Но маловероятно.

Я на минуту задумался.

– А как насчет Ирвина Пайпера? Он – большой специалист в подобных делах, не так ли? Джо был знаком с Пайпером?

– Мне в голову пришла та же мысль, – сказал Кэш. – Да, они были знакомы. Не представляю, где и при каких обстоятельствах они встретились, но каким-то образом они нашли общий язык.

Я потер подбородок и снова погрузился в размышления.

– Это возможно. Но как нам узнать, был ли Пайпер на самом деле источником информации для Джо?