Новое восстание, стр. 95

Умер.

Лея, пошатываясь, сделала несколько неверных шагов. Люк не видел ее в сгущающейся темноте. Куэллер замешкался, заметив, как Люк салютует клинком.

Как Оби-Ван.

Куэллер улыбнулся.

Наверное, точно так же, как Вейдер.

— Люк!!! — вскрикнула Лея, когда Куэллер поднял свой меч для удара.

51

«Звездные разрушители» приближались к «Явину». По ним стреляли «Дикий Каррде» и «Каламари», но дефлекторные поля крейсеров поглощали их выстрелы.

— Генерал, сэр, — доложил Эан, — они идут прямо на нас.

Ведж и сам это видел. Он не отрывался от экрана. Слишком много жизней он поставил на кон. И неизвестно, сумеет ли он с имеющимися у него картами набрать заветные двадцать три очка. Но если он будет вести бой по общепринятым нормам, они все погибнут. Это он знал наверняка.

— Генерал, — окликнула его Села, — если они подойдут слишком близко, мы не сможем поразить цель. Орудия ближнего боя не обладают достаточной мощностью для…

— Знаю, — отрезал он. — Стреляйте по «Каламари».

По «Каррде» стрелять он не решался, побоявшись, что контрабандист вообще перестанет им помогать.

Выстрелы были сделаны. ДИ-истребители тоже присоединились к общему веселью. Поля «Каламари» не выдержали, пламя растеклось по броне, корабль накренился. Ведж не мог с уверенностью сказать, кто из них — он или «колесницы» — был автором удачного попадания.

— «Разрушители» скоро войдут в зону поражения орудий ближнего боя, сэр. Если мы собираемся стрелять…

— Не собираемся.

Тишина, воцарившаяся в командном центре, была пугающей. Даже Каррде прекратил обрушивать проклятия на голову мятежного генерала. Остальные корабли тоже молчали. Наверное, там решили, что Ведж мертв. Ладони у Антиллеса были такие холодные, что он сам себя принял бы за мертвеца.

«Разрушители» заполнили собой пространство у них над головой. Через прозрачный купол командирского центра можно было разглядеть старые шрамы турболазерных ударов и ржавые потеки на белой обшивке.

— Сэр, я считаю" что с нашими…

— Нет. Эан, иди в верхнюю батарею. Остальным собраться здесь.

— Мы можем активировать дроидов…

— Нет. У нас есть только один выстрел. Все пилоты «ашек» и «крестокрылов» пусть стреляют по нашей команде.

Он тоже должен был находиться там, но не доверял собственному экипажу. Они и так уже на волосок от бунта. Если он сейчас их бросит, они развалят весь план. И погибнут.

— Они над нами, сэр. Если они сейчас выстрелят, то даже наши щиты не выдержат, — офицера трясло.

— Они не выстрелят. Дайте мне знать, когда расчеты займут свои места.

«Разрушители» были огромны. Что на экране, что через пластик купола. ДИ-истребители атаковали исключительно «Дикого Каррде» и «Каламари». Оба корабля отстреливались, как могли. Оставшиеся «бритвы» перестроились и тоже включились в сражение, но противник превосходил их числом. Бойня продолжалась.

— Сэр? — робко сказала Села. — «Разрушители» обходят нас с фланга.

— Они собираются стрелять? — спросил Ведж.

— Нет, сэр, — Села казалась озадаченной. — Я просто хотела сказать, что они обходят нас с фланга. Так, как это сделал бы один из наших кораблей.

Ведж наконец позволил себе ухмыльнуться. Расчет оказался верньхм. Корабли управлялись дроидами. А раз его действия не ложились в логику действий республиканского командира, они посчитали его одним из своих…

Сейчас. Только бы не подвела удача…

— Расчет на местах?

— Да, сэр.

Он скатился с мостика к пульту управления огнем, спихнул с кресла оператора и развернул сетку прицела.

— Нужно попасть в одно-единственное место, — сказал он. — То, которое я отметил. Ни в какое другое. Это ясно?

— Одно-единственное, сэр?

— Другого шанса не будет. Потому что, если парни облажаются и ударят по щитам, крейсера откроют ответный огонь. По нам.

Ведж встал. Его сердце готово было разорваться.

— В момент выстрела откройте каналы связи с «Каламари» и «Диким Каррде». Одновременно мы выполняем маневр расхождения на два-ноль-шесть-три по моей команде. Это ясно?

— Да, сэр.

— Хорошо.

Ведж запрокинул голову. Серое брюхо «виктории» заслонило звездное небо.

Все или ничего. Вот это ставка! Одна попытка. Один шанс.

Он набрал в легкие воздух и скомандовал:

— Огонь!

* * *

Люк поднял меч. Сила подхватит его, унесет туда, куда он ушел, когда впервые сразился с Экзаром Куном. Тела у него не будет. Пусть. Сила защитит его. Это просто. Смог же Бен в схватке с Даргом Вейдером…

Люк станет только сильнее, он будет направлять руку Леи, подскажет, как победить Куэллера.

Клинок поднялся почти вертикально, когда Люк почувствовал себя так, будто с головы до ног был укутан в мягкое, теплое одеяло. Он все еще мог видеть, но остальные чувства исчезли. Он не ощущал ни Леи, ни Куэллера.

Меч Куэллера опускался, но уйти Люк не мог. Силы не было. Она пропала. Без нее он был глух и слеп.

Без нее он умрет.

Меч опустился, Люк увернулся, но ударился спиной о разрушенную стену башни. Куэллер загнал его в угол. Отступать было некуда.

Люк был загнан в ловушку.

52

Куэллеру казалось, что он движется в зыбучем песке. Грациозная стремительность, обретенная во время тренировок, исчезла, как будто ее никогда не было. Мощь, наполнявшая его после расправы над дже'хар, пропала.

Он больше не чувствовал гнев Скайуокера. Или страх его сестры.

И даже странный новый всплеск в паутине Силы, который он ощутил за несколько мгновений до этого.

Скайуокер пятился от него, и Куэллер опустил ему на голову меч. Клинок высек искры из каменной кладки за спиной у Скайуокера. Куэллер пошатнулся.

Он не распознал фокуса, который сыграл с ним Скайуокер. Он даже ясно мыслить не мог. Ощущение было такое, будто он погрузился в воду. Все, на что он полагался, исчезло.

Потом он заметил на лице противника такое же удивление. Он был ошарашен. Он не мог управиться с собственным мечом. Хотя должен был.

Если причина не в Скайуокере, тогда в ком?..

Куэллер повернулся и вздрогнул, увидев двоих, стоящих у входа. В сумерках он не мог разглядеть их, а в Силе они ощущались обычными существами. Не джедаи. Кто это? Что они с ним сделали?

Скайуокер поднял меч, как будто тот весил в десять раз больше обычного. Куэллер тоже чувствовал тяжесть.

Ничего не получается. Опять ему помешал Скайуокер и его друзья.

Куэллер был в ярости, но и она не увеличивала его силу. Он зарычал. Скайуокер расхохотался.

Он смеялся.

Преимущество, которое Куэллер так долго накапливал, пропало.

Куэллер разжал руку, меч упал на землю. Не все потеряно.

У него в запасе есть еще один трюк.

* * *

Антиллес завалил флагман почти в отвесное пике.

— Цеоуса! Каррде! — орал Ведж через открытые каналы. — Огонь по «разрушителям»!

Они стреляли, но, казалось, впустую. С крейсерами ничего не происходило. Все — впустую. Он потеряет все свои корабли… Эскадрильи ДИ -истребителей развернулись к нему.

Взрывы закрутили «Явин».

— Повреждения?! — крикнул сквозь грохот Ведж, готовясь к самому худшему.

— Никаких, сэр, — ответила ему Села.

— Это не мы! — сказал Гинботам. — Это крейсер!

Ведж не поверил, встал и подошел к тактическому экрану. « Разрушитель», который до этого висел прямо над «Явином», превратился в огненный вихрь. Во все стороны разлетались обломки. Часть из них ударила по тому, что осталось от «Татуина», и теперь вместе с покореженным остовом республиканского корабля уплывала прочь от места битвы.

— Вызовите Каррде, — попросил Ведж.

— .Нет необходимости, сэр, — ответила Села, — он использует всю свою огневую мощь, уничтожая истребители.

Не только Каррде охотился за «колесницами», к нему присоединились уцелевшие «ашки» и «бритвы». Все разыгрывалось как по инструкции. Армия Куэллера проигрывала. Истребители зажимали «колесницы» с двух сторон и расстреливали их. Но неподалеку все еще болтался один вражеский крейсер и, судя по всему, готовился к атаке.