Новое восстание, стр. 94

Ведж ухмыльнулся. Вежливый до умопомрачения Цеоуса не мог иначе сформулировать вопрос. Сам Ведж на его месте скорее всего поинтересовался, какова была высота того дерева, с которого рухнул уважаемый коллега, и почему ему надо было приземляться именно на голову?

— Стреляйте, солдат, сразу по обоим кораблям.

Ему даже пришлось заложить руки за спину, чтобы скрыть ликование. План сработал. Сработал! ДИ-истребители перестали поливать огнем и «Каламари», и «Дикого Каррде». Теперь надо было справиться с «разрушителями». И молиться, чтобы ни один из ответных выстрелов не был успешным.

Еще два ДИ-истребителя разлетелись в клочья, их обломки сгорели в дефлекторном поле «Дикого Каррде».

— Я же не говорил, что нужно стрелять по самим кораблям, — проворчал Ведж.

— Прошу прощения, сэр, — Гинботам лихорадочно крутил верньеры настройки, — но только истребители РЗ-1 способны вести в такой ситуации прицельную стрельбу.

— Это, конечно, так, но промахнуться по цели размером с небольшую луну не должно быть трудно, Гинботам.

— Так точно, сэр.

— Тогда стреляй.

— Ведж! — из коммуникатора раздался вопль капитана Цеоусы. — Ведж!

— Я здесь, капитан. Прости, но я командую этой операцией по приказу Леи Органы Соло.

— Я страшно рад за тебя, но ты стреляешь по своим же кораблям!

— Неужели, капитан? Ты действительно так думаешь? — Ведж разорвал связь. Он мог позволить себе только такой намек. Либо Цеоуса доверяет ему, либо нет. Это все неважно. Следующие несколько мгновений все решат.

«Звездные разрушители» приближались.

— Они в пределах досягаемости, -доложил Гинботам.

— Все наши орудия нацелены на них, сэр. Если вы позволите мне…

— Нет, солдат. Я хочу, чтобы вы снова выстрелили одновременно по «Дикому Каррде» и «Каламари».

— Сэр…

— И на этот раз, когда вы промахнетесь, постарайтесь, чтобы выстрелы срикошетили во вражеские истребители. Кажется, они снова собираются вступить в бой.

— Слушаюсь, сэр.

Совершенно сбитый с толку Гинботам выстрелил. Первый выстрел срикошетил от солнечной батареи одного из ДИ-истребителей и зацепил его ведомого. «Дикий Каррде» изменил курс и направился к «Каламари».

И в это мгновение «звездные разрушители» развернулись в сторону Веджа. Они шли полным ходом, а ДИ-истребители все еще не оставляли в покое корабли Каррде и капитана Цеоуса.

— Мы не можем уничтожить «звездные разрушители» своими силами, сэр, — сказала Села.

— Я знаю, — ответил Ведж.

Он очень надеялся, что им не придется этого делать.

50

Алмания выглядела покинутой. Хэн выбрался из «Сокола» с бластером в одной руке и исаламири в другой. Он уже ненавидел этих тварей. Они напоминали ему кореллианских травяных змей. За некоторыми отличиями. Мало того, что они большие, так они еще были мохнатые. И у них были когти.

Про когти его никто не предупреждал.

И они столько весили! А их клетка весила еще больше. Мара держалась на порядочном расстоянии. И Хэн, и Чубакка согласились, что она пойдет позади — и далеко, чтобы не угодить в зону действия тварей.

Правда, Хэну хотелось, чтобы Мара была поближе. Ему следовало знать наверняка, а не полагаться на ее джедайские штучки. Она ошиблась. Леи здесь не было. Здесь вообще никого не было.

Он посадил «Сокол» на широкой площади. Вокруг поднимались башни, часть из них была разрушена. Руины повсюду. Но тел нет. Хоть за это спасибо.

Затем он услышал позади себя шорох. Они с Чубаккой повернулись одновременно. Из-за тяжелой клетки Хэн чуть было не потерял равновесие.

Дверь, ведущая в одну из башен, была выбита, а в проеме маячило нечто белое и потустороннее.

— Здорово, — сообщил Хэн. — Просто здорово. Лею она не нашла, зато притащила нас к призракам.

Чубакка негромко зарокотал. Хэн прищурился. Вуки был прав. Не призрак. Кто-то живой. Не опуская оружия, Хэн пошел вперед.

А потом где-то далеко закричала женщина.

Сердце в груди подпрыгнуло. Голос принадлежал не Маре. Лея.

— По той аллее, Чуи. С привидениями разберемся потом.

Лее ответил мужской голос, но на таком расстоянии трудно было расслышать слова.

Сзади хрюкнул Чубакка. Последовал глухой сильный-удар. Хэн оглянулся. Чубакка лежал на земле, а огромное косматое существо прижимало его одной лапой, не давая подняться. Во второй лапе оно держало клетку с исаламири и пыталось высосать их оттуда сквозь прутья. Не преуспев, тварь сглотнула исаламири вместе с клеткой.

Хэн в сердцах обложил существо и поднял бластер. Чубакка завыл, и Хэн вдруг сообразил, что напарник просит его не стрелять.

Ну уж нет, не дождетесь… Тварь разжевать клетку не сумела и проглотила целиком. Потом посмотрела на Хэна. Глаза ее загорелись нездоровым красным огнем. Тварь облизнулась.

— Шиш тебе, — Хэн спрятал свою клетку за спину.

Чуи голосил на все лады, хотя тварь уже слезла с него.

Хэн выстрелил, но в это мгновение тварь прыгнула. От удара массивных лап Хэна опрокинуло на спину. Клетка выпала. Кореллианин вновь поднял бластер, но было поздно. Ненасытная тварь заглотила и эту клетку.

По плечу текла кровь, пачкая рубаху. Похоже, тварь унюхала ее запах, потому что подняла голову и высунула язык. Взгляд ее Хэну совсем не понравился. Соло сделал попытку отползти и подняться на ноги — одновременно. Чубакка уже стоял, но не делал ни малейшей попытки взвести самострел.

Опять вскрикнула Лея.

— Меня есть нельзя, — сказал Хэн покрытому белой шерстью существу. — Там моя жена. А ты только что сожрал план по ее спасению.

Чуи опять попросил не стрелять.

— А я что, стреляю?

Он выпрямился. Тварь ближе не подходила. Чубакка прошмыгнул мимо нее. Мало того, он еще и лапой ей помахал. Хэн пристроился сбоку от напарника.

— Не хочешь рассказать, с чего ты так сдружился с этой шваброй-альбиносом? — поинтересовался он. — Он что, твой двоюродный брат?

В реве Чубакки определенно прозвучало раздражение.

— Ладно, ладно… Троюродный… Прости. Просто я немного расстроен, что твой кузен съел тех, кто мог гарантировать спасение моей жены.

Чубакка решил промолчать и постарался не отставать от своего капитана.

Плечо болело, воздух на планете был более разреженным, чем Хэн привык. Соло споткнулся о камень, но, несмотря на головокружение, удержался на ногах. Аллея была завалена обломками камней.

Криков Леи он больше не слышал.

Позади вновь раздался тяжелый удар. Хэн опять оглянулся — гигантская тварь пыталась втиснуться в узкую аллею. Попытка не удалась, и тварь грустно потопала прочь.

— Здорово, — пробормотал Хэн, — его чувства задеты, потому что он переел и теперь слишком толстый в талии.

Чуи рыкнул предупреждение. Хэн скривился. Мало ему своих неприятностей, так еще и Чубакка закорешился с мохнатым великаном. Соло почти добежал до выхода из аллеи, когда Лея вновь закричала. На этот раз он хорошо расслышал слово.

Имя брата.

И голос у Леи был такой, какого Хэн никогда у нее не слышал, но понял, что это значит.

Что он опоздал.

* * *

Она ничего не могла сделать, а Куэллер больше не слушал ее. Он наблюдал за Люком.

За Люком, который, кажется, был невменяем.

За Люком, который столько раз убеждал ее не поддаваться гневу, но сделал именно это.

А Куэллер улыбался. Казалось, он становился выше и шире в плечах; аура вокруг него делала его непобедимым.

На лице Люка появилось знакомое выражение. Не его, принадлежащее другому человеку. И Лея уже видела подобное выражение.

В тот день, когда они познакомились.

В последний раз, когда она видела Оби-Вана Кеноби живым. Он сражался с Дартом Вейдером, а потом вдруг улыбнулся и поднял в салюте клинок меча… и Вейдер убил его. Пустой плащ упал на пол.

Люк говорил, что Оби-Ван верил, что в то мгновение он станет сильнее, но на самом деле он просто погиб.