Новое восстание, стр. 54

— Но твои методы оставляют желать лучшего.

— Равно как и ваши, принцесса.

* * *

Через чудовищный город текла ночь. В той его части, где располагался Зал Сената, наступила полночь, и зажглись фонари. Си-ЗПиО остановился возле ограждения, но Р2Д2 решительно покатил вперед, подсвечивая себе мини-прожектором.

— Все, дальше я не пойду, — сказал робот-секретарь. — Выстрел повредил твои схемы. Я доложу хозяйке Лее.

Р2Д2 неприязненно загудел.

— Р2, это же абсурд. Мастер Коул — вполне квалифицированный техник, но он не умеет чинить дроидов. Он не поймет, повреждены ли твои мозги. Тебе следует обратиться к специалисту. Твое поведение не адекватно…

Тут он понял, что слушатель уже довольно далеко.

— Р2!

Би-и-ип!

Си-ЗПиО тяжко вздохнул.

— Ты, маленький, плохо функционирующий хам! У тебя нет права называть меня подобными словами, я руководствуюсь исключительно твоими интересами.

Бип! Би-ибип! Би-ип!!!

— Не хранишь ты в своем сердце верности Республике! У тебя и сердца-то нет!

Р2Д2 исчез в полуразрушенном здании.

— Тебе туда нельзя! — всполошился робот-секретарь. — Там не безопасно! На тебя может рухнуть крыша!

Свист эхом отразился от стен.

— Что-то нашел? — удивился Си-ЗПиО. — Как он мог что-то отыскать, когда следователи ничего не увидели? Р2, я иду к тебе!

Астродроид не ответил.

— Р2, подожди меня!

Свист. Бибиканье.

— Я спешу изо всех сил! — крикнул он и добавил чуть тише: — Жестянка недовинченная…

Дверь перекрывала огромная куча камней, кусков ггермакрита и лепнины. На некоторых засохла кровь. В коридоре лежали части дроидов — в основном, секретарей. Помятые головы пялились погасшими глазами в никуда.

Р2Д2 прочирикал предупреждение.

— Да-да, я не задену проводов, хотя сомневаюсь, что здесь есть хоть капля энергии. Мне было бы легче, если бы ты посветил мне.

Р2Д2 саркастически свистнул.

— Нет, я не волнуюсь по пустякам. Бип!

— Нет, я не слежу за тобой. Я за тобой присматриваю. Кто-то же должен. У тебя серьезное повреждение клемм, и я не уверен, что нигде нет короткого замыкания.

Р2Д2 нелицеприятно захрюкал.

— Я не обращаю внимания на то, как ты меня назвал. Другим дроидам требуется минимум три дня, чтобы отмыть корпус от сажи. А ты через пару минут после серьезного ранения вскакиваешь и орешь, что знаешь, каким образом произошел взрыв. Не понимаю, каким образом выстрел из бластера может решить загадку взрыва.

Си-ЗПиО завернул за угол. Р2Д2 топтался возле дверей, ведущих непосредственно в зал. Практически всю грязь уже убрали, оставив лишь расфасованные по кучам обломки приборов, покореженный металл и неработающие передатчики. Здесь же были сложены останки мебели. Астродроид копался в одной из куч. Сканер у него был включен.

— Определенно следователи уже все осмотрели. Как обычно, ты поднимаешь много шума из ничего. Временами, Р2, я удивляюсь, почему мастер Люк терпит твое присутствие. Ты становишься чересчур эксцентричным.

Р2Д2 чирикнул.

— Нет, конечно, я не хочу, чтобы он заменил тебя новым дроидом. Эти новенькие такие заносчивые. Р2Д2 застонал.

— Ты был прав? — удивился Си-ЗПиО. — А в чем? Астродроид выдернул манипулятор. В нем был зажат небольшой детонатор того же типа, что был обнаружен в «крестокрыле».

— На нем Эмблема Империи, — заметил робот-секретарь. — Ох, беда! Хозяйке Лее это совсем не понравится.

Р2Д2 согласился.

— И мне это тоже не нравится. Почему эти монстры не оставят нас в покое?

Астродроид не ответил. Он положил детонатор на пол и стал шарить в соседней куче.

— Я думал, ты нашел, что искал. Нам надо пойти и рассказать кому-нибудь о находке. — Си-ЗПиО направился к выходу. В проходе он оглянулся. Его низкорослый товарищ по-прежнему азартно копался в мусоре. — Р2, ты уже сделал все, что мог. Нам нужно все рассказать хозяйке Лее.

Р2Д2 долго и пространно пищал, свистел и чирикал.

— Ты хочешь сказать, что я ничего не понимаю?

Я все отлично понимаю.

Р2Д2 сказал что-то совсем неприличное. Си-ЗПиО вернулся обратно. С потолка упал кусок лепнины.

— Здесь не безопасно. Хватит.

Би-и-п!!!

— Что значит, должно быть еще? Детонатор — это все, что тебе… — Си-ЗПиО изможденно привалился к ближайшей куче, но когда та начала расползаться, бодро отпрыгнул. — Я понял. Детонатор в «крестокрыле» был подсоединен к компьютеру. Ты хочешь знать, как работает этот детонатор. Тогда пододвинься. Давай искать вместе. И, — добавил он себе под нос, — будем надеяться, что не взорвемся в процессе.

27

Он успел закрыть голову руками. Вокруг него на землю осыпались обломки. Хорошо еще, что он успел открыть колпак кабины. Если бы он был внутри, когда «крестокрыл» взорвался, то непременно сломал бы себе шею о сверхпрочный пластик.

Казалось, падение будет длиться вечность. Хуже всего было то, что он его не контролировал. И ничего мягкого для удачного приземления внизу не наблюдалось. Он пытался зацепиться за любую из Силовых нитей, но ничего не получалось. Как будто кто-то мешал.

А потом он упал. Отчетливо хрустнула кость в левой лодыжке. Люк откатился, пока не врезался в здание, и затих, прижавшись к стене. Дышать он не мог.

Совсем рядом ухнул покореженный корпус истребителя. Во все стороны полетели искры. Занавеси в доме занялись огнем. Пачкая кирпичи, вдоль стены протянулся жгут дыма.

Запах у дыма был едкий. Люк вспотел, у него болело все тело, и было очень трудно дышать. Вокруг танцевали искры. Он смотрел на них, пока не заметил среди языков пламени обрывок знакомой ткани. Люк выругался. Горел его комбинезон. Он перекатился на спину. Руки тряслись, двигаться быстро он не мог, спина медленно наливалась жаром и болью, но он все-таки выпутался из разорванного комбинезона. Правой, искусственной, рукой сбил огонь.

Люк закрыл глаза.

На этот раз он чуть было не перегнул палку.

Он сфокусировался на потрескивании огня неподалеку.

Никто не выскочил посмотреть, что случилось. Никто не побежал тушить пожар.

Никто не спешил на помощь.

Значит, показания приборов были верны. Пидир был пуст.

Он открыл глаза и стал перечислять повреждения. Левая лодыжка то ли сломана, то ли вывихнута, как бы ни было, ее раздуло чуть ли не вдвое. Еще со времен приключений на дредноуте «Глаз Палпатина» левая нога была слабее и более подвержена переломам. Колено тоже ныло, но с ним все было в порядке.

Плюс к тому куча ссадин. Слишком много, чтобы сосчитать, слишком много, чтобы позволить себе почувствовать боль. Он даже думать не хотел о возможных внутренних повреждениях. Левую руку жгло, а со спины как будто содрали кожу. И он хотел пить — плохой знак.

Но если все население Пидира таинственным образом исчезло, то здания остались на месте. Может, ему повезет найти там воду.

Может быть, он отыщет мазь против ожогов, ну хоть что-нибудь, чтобы перестала болеть спина. И руки тоже.

По-прежнему никто не появился. Гудело пламя, словно крохотные жуки, с гудением летели искры. Надо было убираться отсюда. Огонь распространялся быстро и уже занялся строением, в которое врезался Люк. Пустота беспокоила. Скайуокер похлопал себя по поясу, вдруг решив, что он потерял меч, но отыскал его на прежнем месте, испачканным в саже, но в рабочем состоянии.

На правой руке обгорела искусственная кожа; Люк собрал металлические пальцы в кулак и поднялся, опершись на него. Потом придется придумать какой-нибудь костыль, пока же придется хромать. Держась за стену, он пошел прочь от пожара. Хотелось пить. Он заставил себя не обращать внимания на жажду.

Пустота пугала больше, чем крушение. Сначала он списал все на потрясение. Потом сообразил, что сверхъестественная жуть была присуща городу. Улицы должны были быть полны народа, спешащего по делам. Дома были выстроены, чтобы в них жили семьи, чтобы люди смеялись, разговаривали и любили друг друга. Его должны были окружать голоса и запахи — чужая кухня, необычная парфюмерия, даже мусор должен был быть непривычен.