Новое восстание, стр. 52

Так просто не может быть!

Люк включил сканеры. Строения были целы, но он отловил всего несколько сигналов от жизненных форм. Не больше десятка.

Десять живых существ на всем шарике.

Там, где должны быть тысячи.

Миллионы.

Холод сжал сердце. Вот откуда пришла первая волна. С Пидира.

Он обязан расследовать. Один день Алмания подождет.

И тогда он ощутил чужое присутствие. Знакомое ощущение, но слишком далекое, чтобы сказать наверняка. Но он чувствовал его раньше.

На Телти.

Как раз перед тем, как встретил Бракисса.

Но это был не Бракисс. Его бы Скайуокер узнал. Кто-то еще. Кто-то очень знакомый.

И очень могучий.

И очень похожий на Императора Палпатина. Люк не мог объяснить, в чем тут дело, но ощущения были схожи.

Но это не Палпатин. Кто-то другой. Тот, кого Люк знал хорошо…

Он ввел в компьютер координаты Пидира, и «крестокрыл» свернул с предыдущего курса. Ответы находятся там.

Ощущение становилось сильнее, одновременно знакомое и неизвестное. Алманию словно заволокли клубы дыма -Темная сторона здесь была очень сильна. Как будто планета купалась в ней. Во рту пересохло. Наверное, следовало вернуться на Корускант за помощью. Лея, Хэн, Ведж, кто угодно. Идти одному — трудно и очень опасно.

Но на Пидире он справится. Там всего десять живых существ, не может же он наткнуться на всех десятерых разом. Он посмотрит, что произошло на Пидире и решит, что делать дальше.

Истребитель нырнул в плотные слои атмосферы. Внизу уже можно было разглядеть строения и такие широкие улицы, что там без труда можно было посадить «крестокрыл».

Пустые улицы.

По спине пробежали мурашки. Он выключил автопилот, перейдя на ручное управление. Своим рукам он всегда доверял больше, чем автоматике. Экран полыхнул огнем. Люк глянул на него, но там уже ничего не было. Жаль, что это не его старая добрая машинка, которую он знает до последнего болта. Люк сосредоточился на управлении. Давненько ему не приходилось совершать точных посадок. Он потянул штурвал…

…и почувствовал, как задрожал истребитель.

Здания приближались. «Крестокрыл» вздрогнул вновь, компьютер отключился намертво. Экраны погасли. Люк протянул руку к.клавише катапульты — только чтобы обнаружить, что таковая на пульте отсутствует.

Ну, и астродроида, разумеется, тоже не было.

Он вляпался по самые уши.

Придется открыть колпак кабины вручную, другого выхода нет. Земля прыгнула навстречу ему…

…и «крестокрыл» взорвался.

26

На сей раз пришел черед Леи срочно собирать Внутренний Совет. Она решила, что проведет заседание в зале для посольских обедов. Проблема «крестокрылов» должна быть решена немедленно, поэтому Лея и выбрала этот зал как расположенный наиболее близко к ангарам и ремонтным мастерским.

Коридоры, ведущие к залу, были тщательно начищены, цветы обвивали колонны. В этом зале нередко проводились обеды политиков самого высокого уровня, поэтому он всегда выглядел весьма эффектно.

Лея и Ведж уже подошли к главной лестнице, которая вела в зал, когда Лея ощутила холод. Внезапно перестав различать предметы вокруг, она споткнулась и, чтобы не упасть, схватилась за перила.

Перед ней в воздухе появилось лицо-То же белое лицо, которое она видела перед взрывом в Зале Сената. Оно улыбалось, а его черные, пустые глаза сияли злорадством.

Лея, прозвучал у нее в ушах незнакомый голос, Лея.

Скатившись по ступенькам, она распласталась у подножия лестницы.

— Лея!

Она вырывалась из обнимающих ее сильных рук, пока не сообразила, кому они принадлежат.

— Что с тобой? — Ведж поднял ее с пола.

Зубы принцессы стучали.

— Эвакуируй всех из здания…

— Что?

— Эвакуируй здание…

— На основании чего?

— Лицо…

Она села на пол. Руки ее тряслись.

— Это лицо… у меня уже было такое видение… перед взрывом.

Но сейчас все было иначе. Тогда — душераздирающие крики и волна ледяного холода.

Сейчас…

— Ладно, — сказал Ведж. — Я…

— Нет, подожди, — она закрыла лицо руками.

Лицо в маске смерти хотело, чтобы она впала в панику, но она не допустит этого. Ей надо подумать, надо отложить все эмоции в сторону и подумать.

— Это же внеплановое заседание. Никто не знает, что мы здесь.

— Все равно, — сказал Ведж, — мы должны поменять место заседания.

Лея покачала головой. Она все еще не отошла от шока, но чувствовала себя намного лучше. Она оперлась на руку Веджа, чтобы встать.

— Нет, это другое. Это лицо хотело мне сказать о чем-то другом.

И она почти знала, о чем именно. Почти.

— Пошли, — сказала она.

— Хорошо, — Ведж хотел спросить еще что-то, но не решился. — По крайней мере разреши увеличить охрану.

Лея опять покачала головой.

— Мы уже пытались обезопасить себя перед взрывом в Зале Сената. Насколько я понимаю, я вижу это лицо в моменты наибольшего напряжения. А тогда, перед взрывом, я была очень напряжена.

— И сейчас опять, да?

Лея улыбнулась.

— Мне не нравятся эти детонаторы, Ведж. Тот, кто смонтировал их, нашел еще один путь проникнуть в мой дом. На Корусканте теперь небезопасно.

— Корускант никогда не был безопасным местом.

— Я знаю. Но до сих пор я могла выполнять свои обязанности и не чувствовать постоянно нависшую надо мной угрозу смерти. Теперь я волнуюсь по каждому поводу. Я волнуюсь, безопасна ли детская. Я переживаю из-за Хэна и «Сокола». Если уже и до «крестокрылов» добрались, что будет следующим? Сколько всего мы еще обнаружим, Ведж?

— Я думаю, сначала стоит найти того, кто заминировал корабли.

— Думаю, что знаю, кто это, — Лея распрямила плечи. — Более того, я уверена, что знаю правильно.

Ведж не стал отвечать. Ему все стало ясно еще в ремонтном отсеке. Он был согласен с одним из охранников: никогда Империя не заявляла о себе так уверенно.

Они прошли по лестнице в обеденный зал. Спокойным шагом. Все остальные члены Внутреннего Совета были уже внутри, но не занимали свои места. Лея прошла между ними, ничего не сказав. Подойдя к своему месту, она села и подождала, пока все сделают то же самое.

Ведж встал позади нее как ее сторонник и свидетель.

Она призвала собрание к порядку.

— Довольно необычно, — сказал Р'йет Кооме, — что на заседании присутствует не член совета.

— Генерал Антиллес прибыл сюда по моему приглашению, — сказала Лея, — сегодня днем мы обнаружили кое-что, что хотели бы довести до вашего сведения.

Ведж вынул детонаторы и положил их на стол.

— Что это? — спросила Ц-Госф, указывая нежным пальчиком.

— Мы обнаружили это в «крестокрылах». Вся эскадрилья была снабжена вот такими устройствами.

— Это детонаторы, — подсказал Ведж.

— С эмблемой Империи, — сказал Гно. Он выглядел ошеломленным.

Алое лицо Мейдо не поменяло цвета. Он посмотрел на детонаторы, а потом улыбнулся Лее:

— Хорошая попытка.

Холод, который она уже не раз чувствовала, вернулся.

— Попытка?

— Попытка. Мы обвиняем генерала Соло, а вы находите другое устройство, которое указывает на Империю. Как удобно.

— Какое отношение имеют эти детонаторы к взрыву в Зале Сената? — спросил Ввебилс.

Мейдо бросил на него испепеляющий взгляд.

— Самое прямое, Ввебилс. Глава Республики пытается показать нам, что раз ее муж не причастен к установке детонаторов на кораблях, значит, он не имеет отношения и к взрыву в Зале Сената.

Лея под столом окала кулаки. Мейдо собирался ей противостоять всегда и во всем.

— Генерал Антиллес отдал приказ всем эскадрильям вернуться на базу, но есть некоторые, с которыми не удалось установить связь. Я собираюсь отправить общий сигнал тревоги по всем планетам, входящим в Новую Республику. Чтобы мы смогли вернуть домой всех пилотов.

— Что приводит в действие это взрывное устройство? — спросил Гно.

— Мы не знаем, — ответила Лея, — мы пытаемся это понять.