Звезды любви, стр. 81

Ветер растрепал ее локоны, плотно прижал к телу одежду. Соленые брызги холодной воды летели ей в лицо.

Но Диану это не беспокоило.

Ее сердце пело, наполненное надеждой. Она пошире расставила ноги, противостоя качке, и ее сияющие фиалковые глаза не отрывались от мерцающих сквозь густой туман огней впереди. Где-то там, в этом большом городе, Хранитель Звезд…

— Это все старые игры! Не возражаете, если я присоединюсь к вам? — услышала вдруг Диана и повернула голову. Рядом с ней неуверенно остановился человек, явно навеселе. На нем был надет шелковый цилиндр, широкий вечерний плащ, а на лице блуждала кривая улыбка. Мужчина с трудом ухватился за поручень и спросил: — Вы не чувствуете, как дергается пол? Это не может быть одно из тех чудовищных землетрясений, о которых пишут в газетах?

Диана улыбнулась перебравшему англичанину:

— Нет. Мы с вами на пароме. Это работает мотор. Мы плывем.

— Ах! Слава Богу! — воскликнул он, кивая. Потом поинтересовался: — А могу я узнать, куда именно мы направляемся?

— В Сан-Франциско. — Диана усмехнулась, когда крайнее удивление на лице человека вдруг сменилось выражением восторга.

— Великолепно! Очень динамичный город. Бог мой, если я не ошибаюсь, у меня там есть один приятель! Можно будет заскочить к нему. — Диана продолжала улыбаться. — А вы, моя дорогая? — Он кивнул головой, указывая на букет в ее руке. — Выходите замуж?

— Надеюсь, да, — с готовностью ответила Диана. — Но не уверена.

— Хотите, погадаем?

— Да!

— Ваш молодой человек сейчас в Сан-Франциско?

— Да, он там.

— Бросьте ваш букет в залив! Если он поплывет к Фриско, вы выйдете замуж. А если отправится обратно в Окленд…

Диана мгновенно швырнула букет в темную бурлящую воду залива. И с растущим отчаянием смотрела, как намокшие цветы, подгоняемые расходящимися от парома волнами, направились к порту Окленда. Пьяненький англичанин прекрасно видел, что происходит. Он поднял руку и закрыл ладонью глаза.

Диана тревожно ухватилась за поручни и перегнулась, вглядываясь в волны. Маленький букетик был едва виден в густом тумане. Внезапно ветер усилился, и букет, повернув, уверенно поплыл в сторону порта Сан-Франциско.

— Ну, теперь можете смотреть! — счастливым голосом сообщила Диана англичанину.

Тот опустил руку. И, улыбнувшись, сказал с великолепным оксфордским выговором:

— Ну, в таком случае, дорогая, будет ли мне позволено первым поцеловать очаровательную невесту?

Добравшись до «Палас-отеля», Диана вошла внутрь, поспешно пересекла роскошный вестибюль и подошла к стойке. Портье в униформе отеля посмотрел на нее с улыбкой.

— Бенджамин Стар, — небрежным тоном сказала Диана, одаряя служащего обворожительной улыбкой. — Бен ждет меня. Он, я полагаю, в том же номере, что и всегда?

— Да, мисс. Как обычно. Угловой, восемьсот четырнадцать.

В лифте Диана мысленно повторяла то, что она должна была сказать Стару. Наконец она вышла в тихий коридор восьмого этажа и тут же увидела официанта в белой куртке, несущего накрытый салфеткой серебряный поднос. Официант остановился у двери с номером 814.

— Погодите! — окликнула его Диана, торопливо подошла к официанту, улыбнулась и забрала у него поднос. Посмотрев в его удивленные глаза, она рассмеялась и сказала: — Я возьму это. Я туда иду.

— Но… но… — Он потянулся к подносу.

— Не тревожьтесь, прошу вас. — Она отступила. — Спасибо, и можете идти.

Официант нахмурился, покачал головой и отправился восвояси.

Диана уверенно постучала в дверь.

— Открыто, — послышался изнутри низкий знакомый голос, и Диана почувствовала, как слабеют ее ноги.

Она все же сумела открыть высокую белую дверь и вошла в большой, роскошный номер.

— Поставьте все там, на стол.

Снова этот низкий, ровный тон… Диана, глупо кивнув, завертела головой, отыскивая, где же находится обладатель голоса. У нее перехватило дыхание, когда она наконец увидела его. За дверью, на балконе.

Аккуратно ставя поднос на стол с мраморной столешницей, Диана ждала, что Стар вот-вот обернется и увидит ее. Она ждала, глядя на него, не в силах оторвать от него глаз…

Он чуть повернул голову, и его профиль на мгновение обрисовался на фоне ржаво-оранжевого сияния городских огней.

— Стар… — Ее губы шевельнулись, но ни звука не сорвалось с них.

Теперь, когда Диана очутилась в одной комнате с ним, из ее головы вдруг вылетело все, что она собиралась ему сказать.

Он был так неотразим, так потрясающе хорош собой. В нем чувствовалась все та же сила, огромная мужественность… и Диана с трудом удержала себя — ей захотелось броситься к нему, в его объятия…

— Стар…

Теперь она действительно произнесла его имя и увидела, как мгновенно напряглись его широкие плечи, как дернулась темноволосая голова.

Он медленно повернулся и посмотрел на нее.

Краткий всплеск радости мелькнул в его темных глазах — но тут же непроницаемая маска окутала лицо. Он не произнес ни звука. И снова отвернулся.

Слыша, как бешено стучит ее сердце, Диана прошла через просторную гостиную, вышла на балкон и остановилась совсем недалеко от Стара.

Он чувствовал ее присутствие, знал, что она рядом. Он изо всех сил стиснул зубы, сдвинул ослабевшие колени и вцепился в перила балкона. И тщетно желал, чтобы его сердце перестало биться так лихорадочно. Чтобы его ладони не были мокрыми, чтобы ноги перестали дрожать…

Он желал, чтобы ушла Диана.

Но Диана не двинулась с места.

Немного подождав, она шагнула вперед, положила ладони ему на плечи и прижалась щекой к его спине. Она почувствовала, как в то же мгновение напряглись все его мускулы. Услышала как нервно он втянул воздух.

— Если ты еще когда-нибудь очутишься в моих объятиях, — мягко заговорила Диана, повторяя слова Стара, когда-то сказанные ей, — тебе нужно будет произнести лишь одно слово. Это слово — «нет». «Нет». Это все, что ты должен сказать. Если ты и вправду думаешь это, скажи «нет». И я оставлю тебя.

Прошло несколько долгих, мучительных секунд.

Медленно, очень медленно Стар повернулся в ее руках. Его темные, измученные глаза встретились с ее взглядом. Его бронзовые руки заметно дрожали, когда он поднял их и обхватил ладонями лицо Дианы. И наконец, мальчишеская улыбка заиграла в углах его жесткого, чувственного рта.

— Да, — сказал он, и его низкий голос дрогнул. — Мое слово — «да». Да, Диана, любимая… да…

Примечание автора

Генерал Ричард-Генри Платт основал индейскую школу в Карлайле, в Пенсильвании, в 1879 году. Я надеюсь, мои читатели поймут, почему в романе «Звезды любви» я отнесла ее создание к 1874 году. Мне хотелось, чтобы Бен Стар получил хорошее образование.

Нэн Райан