Звезды любви, стр. 34

Она сказала:

— Здесь прекрасные места, правда? Молчание.

— Водопад словно поет серенаду, чистый ручей падает со скал… Здесь так мирно, и… и… ты знаешь, я совершенно ничего не понимаю в местной географии. Где мы сейчас находимся?

— Спи, Красавица, — сказал он все тем же спокойным, безразличным тоном, потянулся и закрыл глаза.

Диана продолжала смотреть на него. Она улыбнулась про себя. Похоже, он засыпает. Еще несколько минут, и…

Краснокожий действительно заснул быстро. Диана отчаянно боролась со сном, изо всех сил пытаясь не закрывать глаза, но это оказалось просто невозможным.

И через несколько минут оба они глубоко заснули. Измученная пара проспала всю холодную ночь, и Диана снова бессознательно прижималась к телу краснокожего.

Диана проснулась первой, когда небо над их головами едва посветлело. Но под каменистой стеной ущелья сохранялась ночная тьма; сюда солнечные лучи должны были заглянуть не раньше чем через час.

Медленно, осторожно Диана повернула голову. Индеец по-прежнему лежал на спине, глаза были крепко закрыты, одна рука обнимала Диану.

На мгновение она замерла, внимательно присматриваясь к индейцу и желая убедиться, что тот действительно погружен в безмятежный сон. Удовлетворившись увиденным, она начала осторожно, дюйм за дюймом, отодвигаться от него, выбираясь из его объятий. Когда она освободилась, когда ни один квадратный дюйм ее кожи не касался уже его тела, она снова замерла надолго и снова принялась вглядываться в него, боясь, что ее движения все-таки его потревожили. Но индеец мирно спал, его дыхание было глубоким и ровным, темное лицо с резкими чертами хранило безмятежное выражение.

Не отрывая глаз от индейца, Диана двумя пальцами взялась за край укрывавшей их попоны и медленно, постепенно отодвинула ее. Это заняло лишь минуту, но Диане показалось, что прошел целый час. Наконец Диана отложила попону в сторону и снова выждала, боясь, что холодный утренний воздух, коснувшись почти обнаженного тела краснокожего, разбудит его.

Индеец чуть шевельнулся, повел плечами, поежился, словно пытаясь поглубже зарыться в постель. Но продолжал спать.

Диана, оторвав взгляд от его лица, все внимание сосредоточила на ножнах с охотничьим ножом, висящих на бедре краснокожего. И прежде чем ее пальцы коснулись рукоятки ножа, она почти ощутила его тяжесть в своей руке.

Индеец, начиная выбираться из глубокого сна, почувствовал, что кто-то стоит над ним. Он чуть приоткрыл глаза, затаив их блеск за длинными густыми ресницами, и увидел блестящее лезвие ножа, стремящееся к нему. Мгновенно, повинуясь инстинкту, он перекатился на бок. Нож прорвал попону и воткнулся в траву. Индеец вскочил, схватил за лодыжку напавшего на него человека и стремительным движением бросил его на землю.

Хранитель Звезд уже готов был наброситься на глупого противника, но его атака была остановлена. Диана, лежавшая на спине, вскинула ноги и толкнула его в грудь. С удивлением отметив, что девушка почти так же проворна, как и он сам, индеец подождал, пока она поднимется.

Ей хватило на это доли секунды. И она снова бросилась на индейца с ножом в руке. Диана уже предвкушала сладость победы. Но индеец вдруг схватил девушку за запястье как раз в то мгновение, когда она уже наносила удар, и тут же подставил ногу, дернул… и Диана растянулась на траве, все еще крепко сжимая нож.

Хранитель Звезд упал на нее; но Диана успела все же перевернуться на спину и, прежде чем он дотянулся до ее руки, направила лезвие ножа ему в живот. Обхватив коленями ее талию, индеец навис над ней, опираясь о землю руками. Кончик ножа уперся в его обнаженную кожу.

Время остановилось.

Их глаза встретились. Их дыхание было громким и прерывистым. Оба были испуганы. Это была схватка характеров.

Диана стиснула зубы и крепко сжала рукоятку ножа, говоря себе, что она может это сделать, она должна. Ведь это займет всего секунду. Все, что ей нужно, — это быстро погрузить острое как бритва лезвие в его живот, и все будет кончено… Она могла это сделать, она знала, что могла… Вот если бы только не видеть его темных, повелительных глаз…

Хранитель Звезд смотрел в упор, не позволяя ей отвести взгляд. Он знал, что она не сможет ничего сделать, пока он смотрит ей в глаза. Диана была вспыльчивой и решительной, но она не была хладнокровной убийцей.

Диана вдруг почувствовала, как ее пальцы, сжимавшие нож, задрожали, услышала, как колотится ее сердце… Она проиграла, и понимала это. Ей нужно было сразу же отвести взгляд… С огромным усилием Диана повернула голову.

— Смотри на меня! — приказал он низким, монотонным голосом. — Смотри на меня, Красавица!

И она повиновалась, проклиная себя за это, но не в силах противиться.

О, как она ненавидела его, когда он самодовольно опустился на корточки, оставаясь над ней, потер свой голый живот там, где его уколол нож, и сказал:

— Красавица, если ты больше не собираешься убивать меня, я, пожалуй, займусь делом.

Диана вздрогнула, ее поднятая рука упала. Ее пальцы разжались, и нож шлепнулся на землю рядом с ними. Не отводя фиалковых глаз от сидящего над ней человека, она утомленно произнесла:

— Кто ты такой?

— Я тебе покажу со временем, кто я.

— Нет! Скажи мне! Скажи, кто ты? Скажи прямо сейчас! — В мгновение ока он наклонился над ней, прижавшись широкой грудью к ее пышному бюсту, и обхватил ладонями ее голову. Его губы впились в ее рот жестким, яростным поцелуем, язык мгновенно проник внутрь… Захваченная врасплох, Диана сопротивлялась, извивалась под ним, снова охваченная жаждой убийства…

А долгий, захватывающий дух поцелуй все не кончался, и горячие губы индейца требовательно впивались в Диану, заставляя ее задыхаться, волнуя ее, пугая ее… Пронзающая ласка становилась жарче, крепче с каждым мгновением. Но Диана противилась так долго, как только могла. Однако и в ней загорелся огонь страсти, сжигавший индейца. Его опаляющие губы были безрассудны и безжалостны; Диану ни разу в жизни не целовали с такой силой.

И, растворившись в этом огне, Диана перестала бороться и пылко ответила на этот горячий, пугающий поцелуй.

В то же мгновение его губы смягчились, стали почти нежными. Он поднял голову и посмотрел на женщину, чьи фиалковые глаза приобрели глубокий пурпурный оттенок.

Хранитель Звезд, понизив голос почти до шепота, сказал: — Сначала, Красавица, я расскажу тебе немножко о себе. — Он улыбнулся, и дьявольский огонь блеснул в его черных глазах. — А потом я расскажу тебе очень многое о тебе самой.

Глава 20

— Да… да, это лучше…

— Так, милый?

— М-м… теперь немного пониже… чуть пониже…

— Здесь?

— Да… ох черт… да…

Негромко постанывая, обнаженный мужчина приподнялся на локте; его повлажневшие глаза были полузакрыты. Он мечтательно улыбнулся нараставшему наслаждению.

Красивая женщина с длинными шелковистыми волосами, рассыпавшимися по его животу, показалась ему приятным зрелищем. А еще приятнее было смотреть на ее бледную голую попку, задранную вверх, в то время как женщина склонилась над ним и полные красные губы и искусный язычок ласкали его налившееся мужское естество.

— Ох черт… — простонал он, снова откидываясь на спину и захватывая полную пригоршню ее блестящих локонов. Пощекотав ровно остриженными концами ее волос свои коричневые соски, он блаженно вздохнул. Волосы нежно дразнили его, прекрасные губы ласкали, глубоко захватывая его плоть.

Когда же красавица довела его до крайнего экстаза, она подняла голову, отбросила волосы, упавшие на глаза, и одарила широкой, сверкающей улыбкой.

— Малышка, ты неподражаема, — пробормотал он; его большое тело, распростертое в постели, все еще слегка содрогалось. — Черт побери, мне нравится то, что ты со мной делаешь.

Ее улыбка стала еще шире.

— В самом деле?

— М-м… определенно нравится!

Она в одно мгновение легла рядом с ним, влажные губы прижались к его загорелому лицу, руки стали гладить широкую грудь.