загрузка...

— Это моя мать, Деклан, Бетани Рид, — я делаю паузу и улыбаюсь. — Мама, это Деклан Сейдж, любовь всей моей жизни, — я чувствую, как мое лицо вспыхивает, но меня это не волнует. Я никогда в своей жизни не говорила более правдивых слов.

Он делает то, чего я ни как не ожидала: обнимает меня за талию и притягивает к себе, утыкаясь между плечом и горлом. Я дрожу от его знакомых прикосновений.

— Кто сделал эту могилу, красавица?

— Сара. Она приводила меня сюда пару дней назад, чтобы показать ее. Я чувствовала, что тебе это нужно увидеть, — я кладу руки поверх его и прижимаюсь к нему.

— Это было очень мило с ее стороны. Я рад, что ты поделилась со мной, — он делает паузу, и я чувствую, как он тихо смеется позади меня. — И познакомила меня со своей мамой.

Я поворачиваюсь в его руках, чтобы увидеть его лицо.

— Пожалуйста. Мы будем в порядке? — спрашиваю я с надеждой в глазах.

— Да, малыш. Я люблю тебя всем сердцем и сожалею, что мне потребовалось так много времени, чтобы сказать тебе это. Мне кажется, что если бы я сказал тебе это до того, как ты потеряла ребенка, ты бы не порвала со мной. Думаю, ты не чувствуешь, как я о тебе забочусь, — он кладет руки мне на плечи и потирает шею успокаивающим жестом.

— Нет, ты никогда не говорил мне, но я знала, что ты меня любишь. В том, как ты говоришь со мной, как смотришь на меня. Даже в том, как прикасаешься ко мне. У нас все произошло слишком быстро, а у меня случился выкидыш, и я подумала, что не смогу это вынести. Мысль о том, чтобы заставить тебя переносить боль со мной, убивала меня. Я знаю, что поступила неправильно. Если мне потребуется вся жизнь, чтобы все исправить, я потрачу на это каждый день. Я так тебя люблю, Деклан, что это больно. Мне было больно последние четыре месяца не только из-за ребенка, но и из-за тебя. Не думаю, что мое сердце билось до вчерашнего вечера, когда я увидела тебя в баре. Ты все для меня, и мне жаль, что я поняла это так поздно, — он вытирает слезы с моего лица, которые я даже не заметила.

— Смотри, ты говоришь это, и я чувствую себя полным идиотом. Я не мог точно сказать: любишь ли ты меня, хоть и были признаки этого. Думал, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Может я и обвинял тебя последние месяцы, но я также был виноват. Ты потеряла ребенка и имела полное право злиться. Я бы подождал, пока у тебя все пройдет и действовал, как если бы ты никогда меня не покидала, — теперь я вытираю слезы с его щек.

Мы смотрим, друг другу в глаза в течение длительного времени и наслаждаемся моментом. Прекрасно, что мы можем все преодолеть. Теперь я знаю, что мне все по плечу, и я буду кем угодно и так долго, пока он будет на моей стороне. У нас есть эмоциональные проблемы, но это не важно. Мы сможем их преодолеть вместе. Он моя родственная душа, и я никогда его не оставлю.

Пока заходит солнце, мы закрываем глаза и подаемся вперед для поцелуя. Когда наши губы встречаются, все мое тело наполняется любовью. Это сладкий поцелуй, просто соприкосновение губ, но он кажется почти волшебным, как солнце, сияющее на моем лице. Как будто само солнце дает нам свое благословение.

Эпилог

Деклан

Она выглядит потрясающе в белом. Черт, она во всем выглядит потрясающе. Думаю, я люблю ее больше всего на свете. Я не могу отвести от нее глаз, пока она идет по проходу. Она смотрит прямо мне в глаза, и каждый раз я теряюсь в их изумрудной глубине. Боже, как же сильно я ее люблю.

Я отвожу взгляд, когда она подходит ко мне. Я сижу на скамье с ее родственниками, как называет их Теган. Коди, Макс и Моника. Я помню, как бесилась Теган, когда Форест и Моника поженились в здании суда, не сказав никому не слова. Она не хочет это признавать, но уверен, что он ее любимый брат.

Она занимает свое место со стороны невесты и улыбается мне своей ангельской улыбкой. Я рад, что сижу, потому что этого достаточно, чтобы упасть на колени перед ней.

Свет играет на ее кольце. Это просто один карат на серебряной оправе. Я достал его для нее на следующий день после кладбища. Я сказал ей, что это мое обещание — никогда не отпускать ее снова без боя. Она ответила, что никогда меня снова не оставит. Самое удивительное, что я поверил ей. До сих пор верю.

Играет свадебный марш, и Форест с миссис Харпер идут по проходу. Ее платье бледно-розового цвета до пола. Оно колышется на ногах и туловище, но довольно скромное. В ее волосах бледно-розовые цветы. Мистер и миссис Харпер решили, что они были счастливы в браке в течение последних десяти лет, и им нужен праздник. Джессика предложила повторное произнесение клятв. Они оба ухватились за эту идею.

Все шестеро их детей стоят рядом с ними. Кейден выглядит сегодня счастливым, как и в течение нескольких месяцев, хотя я не собираюсь называть причину, это может испортить другую историю. Джейден тоже выглядит счастливым, и у него есть свой повод. В конце концов, он простил мне ложь. Я сказал ему идти куда подальше. И мы оба плохо выглядели после этого инцидента. Мы разговариваем, но никогда не будем прежними друзьями.

Я ощутил толчок в затылок. Слегка обернулся и наградил Маркуса строгим взглядом. Он быстро растет. В следующем году он собирается в колледж. Говорит, что уедет далеко. Буду скучать по нему, но я должен позволить ему делать то, что он хочет.

После церемонии я нашел свою красавицу у стойки регистрации. Танцпол был свободен, и я повел ее к нему.

Она смеялась, когда я крутил ее по комнате и отпускал несколько раз. Не думаю, что мог бы быть таким же счастливым, как сейчас. Это прекрасное мгновение — единственное, что мне когда-нибудь понадобится, чтобы быть счастливым. Она сердце моего сердца и помощник моей души.

— Я люблю тебя, — шепчет она мне на ушко. По моей коже пробегает озноб, и я быстро пытаюсь найти место, где мы можем спрятаться на некоторое время.

Где-то в церкви есть аудитория, я просто должен ее найти. Я хватаю ее за руку и веду за собой по коридорам церкви до тех пор, пока не нахожу пустую комнату. Открываю дверь и тяну ее внутрь, чтобы оградить нас от внешнего мира.

— Я люблю тебя, красавица, — говорю я ей, пока снимаю одежду с её красивого тела.