Танец Огня, стр. 43

Теперь я не морщилась, а улыбалась, но на глаза все равно навернулись жгучие слезы обиды. Не на Дорса обижалась, разумеется, а на весь остальной мир.

И да, я не люблю жаловаться! А тут, на Поларе, вообще в первый день жаловаться перестала, потому что поняла – бесполезно, не слышат. Вот и Ваул не слышал, но я все равно решила рассказать. В конце концов – он их самое главное начальство!

– Огневики вообще как последние сволочи себя со мной повели. Заселили на грязный чердак, вещи из дома взять не позволили. Одна девушка, Кэсси, подарила мне расческу, зубную щетку и так, кое-что по мелочи. А остальные сокурсники надо мной только глумились. И больше всех, издевался их так называемый король Каст. Он узнал о том, что я кормлю твира, и шантажировать начал. А потом… в общем, ладно, не важно, все его зверства меркнут на фоне вчерашнего и сегодняшнего. – Я утерла слезу. – Вчера Каст меня банально заловил и насильно поцеловал. Как вспомню его язык у себя во рту, так вздрогну – фу! А сегодня Каст и вовсе вломился ко мне на чердак в мое отсутствие. Как к себе домой! Представляешь, насколько паршиво я теперь себя чувствую? Совершенно беззащитной! И не представляю, что этому рыжему чудовищу завтра в голову взбредет. И глядя на все, что происходит вокруг…

Я сорвалась и некрасиво всхлипнула, ибо слезы в этот момент полились ручьем. Но выговориться до конца все равно было нужно. Просто иначе нервы уже не выдерживали.

Поэтому я попыталась взять себя в руки, утереть рукавом лицо и договорить.

– Ваул, я же не дура. Я прекрасно осознаю – случись что, за меня только Дорс вступится. Но не уверена, что влияния водника хватит. Тем более, где водник, а где наша башня Огня… В общем, если Каст опять начнет распускать руки, если доведет до… Короче я боюсь. Я ужасно злюсь и вместе с тем ужасно боюсь насилия. Да, я изо всех сил пытаюсь быть храброй и не сдаваться, но мне нечего противопоставить этому ушибленному головой магу. – Обхватив себя руками, я грустно посмотрела на золотую статую. – Нет, не подумай, что я прошу у тебя силу или что-то еще. Вообще ничего не прошу, мне ничего не надо, кроме возможности спокойно учиться магии Огня. Но если ты вдруг меня все-таки слышишь, и тебе не безразлично… повлияй, пожалуйста, на адептов своего культа. Дай им немного ума. Можно не всем, можно только Касту. Ну и профессору Глуну чуть-чуть, а то он тоже головой ушибленный. Руки, конечно, не распускает, но таким волком смотрит, что я каждый раз вздрагиваю, когда его встречаю.

Все. Выговорилась.

И даже слезы высохли.

Все-таки прав был Зяба, когда меня сюда послал. Конечно, от разговора с психологом посещение храма отличается, но тоже помогает.

Я глубоко вздохнула и уже хотела встать со скамьи, но вдруг поняла, что не могу. Тело охватила внезапная, непреодолимая слабость. Я вздохнула еще раз, сосредоточилась и попыталась подняться снова… Бесполезно.

А в следующий миг я ощутила жар, словно вокруг огонь полыхнул. К горлу резко подкатил комок страха, сердце болезненно сжалось. Секундное предчувствие невероятной опасности, и лоб обожгло нестерпимой болью.

Еще мгновение, и все исчезло. Никакой боли, никакого жара, никакой слабости.

Я вскочила на ноги и… нет, не убежала. Замерла, гневно уставившись на золотую статую, восседающую на троне.

Огневик! Самый главный огневик! То есть один из них. Один из тех, кто сделал все, чтобы меня сломать. Черт, какой же я была дурой! Ведь только полная дура могла прийти и говорить с тем, кто… Ах да пошли вы все лесом! Во главе с вашим Ваулом! Пугать он меня, видите ли, вздумал. Урод!

Вот теперь я развернулась и, гордо чеканя шаг, направилась к выходу из храма.

Больше я сюда ни ногой. Ни за какие коврижки.

Только на этом история не закончилась. Пакость всего произошедшего я в полной мере оценила, когда вышла из главного зала во второй, тот самый «предбанник». Дело в том, что на стене у входа таки обнаружилось узкое зеркало. И когда я увидела в нем свое отражение, остолбенела и едва не рухнула. На моем лбу, ровно посередине, красовалось алое пятно с пятак размером.

Когда вызванное этим зрелищем оцепенение спало и я нашла в себе силы подойти к зеркалу и приглядеться, выяснилось: это не просто пятно – это символ! Заключенный в круг не то иероглиф, не то какая-то руна.

Блин! Да это клеймо натуральное! Вот только его мне для полного счастья и не хватало!

Я судорожно лизнула палец и попыталась стереть знак со лба, но – увы. Тот даже и не думал поддаваться.

– Только не говорите, что это татуировка, – прошептала я. А потом сообразила, что стою у зеркала, и позвала шепотом: – Зяба!

Мой призрачный друг не ответил.

Я позвала еще раз, и еще, но ничего не случилось.

Может быть, в храмовых зеркалах какая-то особая магия, которая не пускает Зябу? Или проблема в том, что храм находится за пределами замка?

Черт, нет. Вряд ли. Ведь призрак сам сказал – в главном зале храма зеркал нет. То есть о зеркалах в малом зале монстр знает. То есть он тут бывал. Но почему тогда не приходит сейчас? Неужели не слышит? Или…

Блин! Только не говорите, что у нас снова что-то стряслось!

Глава десятая

Назад в академию я, конечно, не бежала, но шла очень быстро. И старательно прикрывала ладонью лоб, чтобы не пугать редких встречных адептов своим видом. На бег сорвалась лишь в последний момент, когда миновала студенческие этажи общаги.

Но опасения, к счастью, не оправдались. Ничего ужасного, по крайней мере на первый взгляд, не случилось. На чердаке царили тишина и покой. Ну и порядок, за которым присматривал маленький, похожий на непропорциональный огурец, твир.

– Зяба, я звала тебя из храма, – подлетев к напольному зеркалу, выдохнула я. – Ты почему не пришел? Почему не ответил?

– Я занят, – буркнули откуда-то из глубины, даже не изволив показаться.

– Ах, за-анят…

Честно говоря, хотелось спустить на Зябу всех собак, потому что переволновалась зазря и вообще. Но потом плюнула на молчание монстра и, пользуясь тем, что призрак до сих пор так и не проявился, вновь вгляделась в собственное отражение. Точнее, на алый символ, который украшал теперь мой лоб.

Нет. Все-таки это катастрофа.

Я снова лизнула палец и опять попыталась оттереть «божественное клеймо», но символ держался как влитой. Можно было, конечно, рвануть в ванную и попробовать умыться с мылом, но я как-то очень ясно поняла – не поможет. А после недолгого изучения и вовсе стало ясно, что это даже не краска, а сама кожа пигментацию на ярко-алый изменила.

И что теперь делать? К кому с этой бедой идти?

Кстати об «идти»…

– Зяба, ты куда меня послал, а? – В моем голосе, против воли, прозвучала обида. – Зяба! Ты только посмотри, что они со мной сделали.

– Я занят! – повторил призрак нервно.

– А у меня катастрофа, – печально вздохнула я.

– Да что… – начал, было, монстр, но осекся и тут же проявился в зеркале. – Ого! Дашка, а это…

Кракозябр снова осекся и как будто нахмурился. Увы, по его морде мимику определить было сложно, по голосу куда легче.

– Зяб, я не буду тебя ругать, – пообещала я. – Просто объясни – как свести эту гадость.

– Гх-м… – призрак кашлянул, а потом буквально убил ответом: – Никак.

– Что?!

– Так, спокойно, не волнуйся.

– Что значит «не волнуйся»?! – воскликнула я в панике. – Зяба, ты что, не видишь? Я уродка!

– Успокойся, – выдохнул тот. – Все хорошо. Оно само пройдет.

– Когда?!

– Ну-у, – Зяба запнулся. – Кажется, такие следы держатся недели по две. Прости, я точно не помню.

Две недели?! Все. Финиш.

Я взвыла и закрыла руками лицо.

– Ну чего ты опять расстроилась, Даш? Ну чего ты…

– Чего?! – перебила я. В глазах стояли злые слезы. – И ты еще спрашиваешь? Раньше я была презренным изгоем, а теперь еще и уродкой стала! Ты только посмотри на эту штуку, ее же никак не спрятать. Разве что челку отрезать, но и тут засада – у меня ножниц нет! Хотя…