Истории Дремучего леса, стр. 5

Ознакомительная версия. Доступно 6 стр.

– Каждый вечер мы встречаемся на поляне ромашек-очаровашек и обсуждаем, что произошло, – предложил Пузяша.

– Стратегию разрабатываем, – как всегда сумничал зайчонок.

– Вы сильны в стратегии! – вспомнив старую обиду, подначила их Огонек.

– Опять старое вспоминаешь? Мы тогда были не правы, но и ты не развешивай свои лисьи ушки, – затараторил Пузяша.

– Я больше не такая простофиля, – улыбнулась Огонек.

Истории Дремучего леса - image4_54019c193cc7cb6a6cc4fbca_jpg.jpeg

10. Огонек

Меня зовут Пламя, но папа, когда я была еще карапузой лисичкой, стал ласково звать меня Огонек. Так теперь меня все и называют. В семье я самая младшая. У меня есть два старших брата и сестра. Я папина любимица. Мой папа никогда меня не ругает. Он часто мне говорит, что хотя я нетипично доверчивый лисенок, но сердиться на меня никак нельзя.

Мои папа и мама – известные певцы. Они выступают вместе в группе под названием «Сладкоголосые плуты». Их обожают все жители Дремучего леса. Я, к сожалению, совсем не обладаю ни слухом, ни голосом. Зато, я люблю рисовать. У меня уже целых три альбома с рисунками. Папа говорит, что у меня большой художественный талант. Правда, я не знаю, где сидит этот талант и как он выглядит, ведь если талант есть, то где-то он должен лежать.

Однажды, я решила отыскать талант, во чтобы то ни стало. Я начала поиски со своей комнаты. Залезла под кровать, посмотрела под подушкой, в шкафу – никакого таланта! Странно, талант мой, а в моей комнате его нет. Может, кто-то из домашних нечаянно взял? Я стала искать талант сначала в комнате братьев, потом в комнате сестры, в спальне родителей, дошла до кухни, но ничего! Куда же спрятался талант? Я вышла на улицу и стала осматривать все кусты и ямы.

– Привет, Огонек! – я подняла голову и увидела зайчонка Прыгуню и медвежонка Пузяшу.

– Привет!

– Чего это ты ищешь? – поинтересовался Пузяша.

– Я ищу талант!

– Какой талант? – ухмыльнулся Прыгуня.

– Свой художественный талант. Папа сказал, что он у меня есть.

– Хи-хи, – рассмеялся Прыгуня. – И ты решила искать талант под кустом?

– Да! Дома его нет. Я уже все посмотрела.

– Э! Да ты неправильно ищешь свой талант, – Пузяша подмигнул зайчонку.

– Почему неправильно?

– Так талант хитрый. Его выманивать надо, – важно заявил Прыгуня.

– Чем же его выманить?

– Талант любит сладкое, – с видом знатока сказал медвежонок. – Вот у тебя дома конфеты есть?

– Есть.

– Неси скорее! Будем твой талант на приманку ловить!

Я со всех ног кинулась домой. Набрала целую сумку конфет, ведь мне для таланта ничего не жалко!

– Вот! Целая куча сладостей! Куда их положить?

– Ты положи их вон под тот куст и уходи, а то талант увидит тебя и убежит, а мы с Прыгуней за тебя его покараулим.

Я положила конфеты и ушла домой. Дома уже собралась вся семья. Братья искали вкусненькое, но ничего не было. Тут я и рассказала всем, куда дела конфеты.

– Ну, ты простофиля! – стали обзываться братья! – Глупенькая Огонек!

Я расплакалась, а папа взял меня за руку и повел на улицу. Он попросил показать то место, где мой талант прячется, и я повела. Когда мы почти пришли, папа велел стать тихой лисой и идти на цыпочках. Мы подкрались ближе и увидели, как зайчонок и медвежонок смеются надо мной и едят конфеты. Мне стало так обидно. Я разозлилась и хотела было кинуться на обманщиков с кулаками, но папа остановил меня.

– Доверчивая ты моя Огонек, – улыбнулся папа. – Будь умнее в следующий раз. А талант больше не ищи. Твой талант всегда с тобой, в твоем сердце. Мой папа потрепал меня по голове и горькая моя обида тут же прошла.

11. Схватка с лихом

Мы с Зубком отправились к болотной лужайке. Я никогда так далеко не заходила. Я шла за волчонком. В кустах что-то трещало, и я вздрагивала от каждого шороха. Моя дрожь все нарастала. Мне хотелось остановиться и побежать обратно, но Зубок так уверенно шел вперед, что я не смела убежать. Наконец мы добрались до болотной лужайки.

– Все, пришли, – оглянулся и прошептал мне волчонок.

– Пришли? – сердце внутри похолодело.

– Спрячемся вон в тех кустах и будем наблюдать.

Мы затаились в кустарнике. У нас было отличное место для наблюдения за лужайкой. Я прижалась к волчонку и взяла его за лапу, дрожь во мне постепенно утихла. На лужайке было спокойно и солнечно. Летали бабочки, пели птички. Если бы здесь не обитало лихо, то это было бы отлично место для игр. Я смотрела на всю эту красоту и мне хотелось взять лист бумаги, краски и нарисовать картину.

– Зубок, а когда мы поймаем лихо, то вернемся сюда снова?

– Зачем?

– Я хочу нарисовать эту лужайку. Смотри, как здесь красиво. Какие бабочки! Я впервые вижу таких пестрых.

– Да, мне тоже здесь нравится. А я бы залез на дерево с крыльями и полетел бы над этой лужайкой.

– Да и трава здесь мягкая, чтобы падать, – пошутила я над Зубком.

– Снова ты вспоминаешь мой неудачный полет, – нахмурился волчонок.

Только мы размечтались, как послышался треск. Из леса на лужайку вышло что-то ужасное. Оно было огромным, словно гора. На верху горы рога. Я вцепилась в волчонка и задрожала.

– Зубок, кто это? – прошептала я ему на ухо.

– Не ззззнаюююю, – ответил он.

Мы почти не дышали и во все глаза уставились на лихо. То, как у себя дома спокойно разгуливало по лужайке, чего-то напевало и щипало траву.

– Смотри, какая у него пасть огромная. Сожрет и не подавится, – прошептала я Зубку.

– Вижу. Нам надо остановить чудовище! – заявил волчонок.

– Ты что! – испугалась я. – Мы не можем. Оно огромное, а мы маленькие. Лучше позовем на помощь, – стала упрашивать я волчонка, но тот был очень упрямым.

– Мы справимся!

– Что ты задумал?

– Увидишь, – волчонок схватил большую ветку, что лежала рядом, и приготовился выйти из кустов. – Пусть поближе подойдет, а я уж ему всыплю по первое число.

– Не надо, Зубок, оно тебя зашибет, – взмолилась я, но волчонок был серьезно настроен.

Лихо, довольно жуя траву, шло в нашем направлении. Я разглядела огромную морду с широкими ноздрями. На голове у чудища был привязан бант. Если бы я не знала, что это черт, то приняла бы его за вполне милое существо. Лихо подошло совсем близко к нашей засаде. Миг, и волчонок выбежал из укрытия. Он ударил лихо по самому хвосту. То завопило и развернулось мордой к волчонку. Зашибет! Зубок упал на землю. Лихо собиралось уже забодать обидчика рогами, но я выбежала из кустов и встала между своим другом и чудищем. Лихо посмотрело на меня с недоумением, облизало языком свою розовую морду и, развернувшись, пошло прочь.

– Зубок! – кинулась я к волчонку. – Ты цел?

– Ты глупый лисенок! – крикнул он на меня. – Оно могло тебя забодать!

– Я знаю, но я испугалась за тебя.

– Пошли отсюда, пока оно не вернулось, – волчонок поднялся. Он поправил на голове мой бант и сказал, – Спасибо тебе! Ты самый настоящий друг!

Мы направились на поляну ромашек-очаровашек, как и договаривались. Мы видели своими глазами лихо и нам было о чем рассказать. На поляне нас уже поджидали медвежонок с зайчонком. Медвежонок держался лапками за свой нос и плакал. Я подбежала к Пузяше и обняла его.

– Что случилось?

– На него лихо напало, – испуганно заявил Прыгуня.

– И на тебя напало? – удивился Зубок.

– Что значит и на тебя? А на кого же еще? – пробубнил медвежонок.

– На меня тоже напало.

– Караул! Лихо разбуянилось! – испуганно закричал зайчонок.

Лихо буянит в Дремучем лесу!

Мишка пузатый сидит и ревет.

Лапой своей ковыряет в носу

И про большое чудовище врет!

Тут, как и следовало ожидать в беседу вступили гадкие ромашки-очаровашки.

– Я не вру! – еще сильнее разревелся медвежонок. – Да ну вас, противные ромахи! Надо было моему папе вас на край леса отнести!