Истории Дремучего леса, стр. 2

Ознакомительная версия. Доступно 6 стр.

Мы с Прыгуней любили придумывать прозвища жителям леса. У одного жителя от нас могло быть несколько прозвищ.

– Смотри, Прыгуня, вот на поляну идет невозмутимый серый волк – нос по ветру, зубами щелк.

– А вон плывет солнце рыжее, мистер важный лис.

– А вон бежит коротколапый господин вонючка, – засмеялись мы с Прыгуней, увидев хомяка, спешащего на собрание.

Мама мне говорит, что обзываться не хорошо, можно обидеть. Но если обзываться, так, чтобы никто не знал, то ничего обидного и нет. Если мне, вдруг, становится стыдно за эти проказы, я убеждаю себя, что если не обозвал в лицо, значит, и не обидел.

Собрание началось. Мой папа говорил твердо и уверенно. Он заявил, что, в нашем лесу происходит что-то странное и непонятное. Со стороны болот слышны стуки, треск сучьев, деревья падают, идет дым, одним словом, что-то неладное творится там.

– Это лихо! Других вариантов быть не может! – кричал хомяк, нервно почесывая огромные щеки.

– Да не нагоняй ты панику, Толстощек! – пытался успокоить его длинноухий заяц.

– Лихо! Лихо! – со страхом раздавалось в толпе лесных жителей.

– Лихо настигло Дремучий лес! Надо бежать отсюда, пока не поздно! – кричал хомяк.

– Да замолчи ты! – пытался успокоить грызуна волк.

– А зачем молчать? Мы в опасности! Мы все обречены! – все больше заводился Толстощек.

– Молчать, мистер вонючка! – осек хомяка волк.

– Да кто вам сказал, что хомяки вонючки? Я совсем не пахну! – глаза Толстощека налились яростью. Он был готов броситься на волка.

– Всем тихо! – властно заявил медведь Потап.

Лесные жители собрались вокруг Потапа и затихли.

– Всем надо успокоиться и подумать о том, что происходит. Про лихо рано говорить, но что-то неладное твориться в нашем лесу.

– Как же не лихо, Потап? – не унимался хомяк. – Ведь деревья срублены, дым из чаши каждый день идет, стуки слышны!

– Надо разобраться в этом. Ситуацию взять под контроль, – размышлял медведь.

– Верно говоришь, Потап. Да только в чащу мы ту не можем зайти, ведь это владения кикиморы болотной, – рассуждал волк.

– Тогда караул надо выставить рядом с границей, если что, сразу встанем на защиту нашего леса.

– Как всегда разумно говоришь, Серый.

– Вот только надо нам все это держать в большой тайне от остальных жителей, а иначе поднимется паника. Особенно детишек наших надо оберегать, – с тревогой предложил лис.

– Само собой, Солнце, – кивнул Потап. – Все слышали? Все, что было сейчас сказано, останется между нами.

– Могила! Нем, как рыба! Рот на замок! – пронесся гул.

– Нас, может быть, сожрут всех поодиночке, а вы молчать предлагаете! Надо трубить караул! – возмутился хомяк. – Караууууууууууууууууул! – закричал было он, но к нему подпрыгнул заяц и отвесил подзатыльник. Хомяк кубарем покатился по траве. Придя в себя, грызун яростно вскочил на лапки и кинулся на зайца, но тот ловко отпрыгнул в сторону и хомяк врезался в пенек. – Ооооой!

– Да почему ты такой гадкий? Всегда ты наперекор идешь? Как ты вообще к нам в Дремучий лес попал? – возмущались поведению Толстощека жители леса.

Хомяк сел, потирая шишку на голове, и захныкал.

– Это вам хорошо, вы лесные жители, а я домашний хомячок, не для меня такие напасти, – я ушел с собрания. Пусть без меня решают, как лес спасти.

Истории Дремучего леса - image1_54019bcc3cc7cb6a6cc4fbb8_jpg.jpeg

4. Толстощек

И кто это выдумал, называть нас – великих тружеников и чистоплотных зверюшек вонючками? Что за напасть? Если ты хомяк, то обязательно от тебя плохо пахнет! Да! Я не пользуюсь духами и не моюсь шампунем, даже мылом шубку свою не чищу! Но где это видано, чтобы хомяки купались в ванной полной пены?

Я Толстощек Заначкин родился в зоомагазине в многодетной семье хомяков. У меня было семь братьев и сестер из одного помета. Когда мне был месяц от роду, меня продали одной девочке. Она принесла меня домой и посадила в большую просторную клетку.

Мне сначала было непривычно жить одному. Никто не наступает тебе на морду, не кусает за ухо, не отбирает семечки. Вот она жизнь, наивно подумал я тогда!

– Дочка, за животным нужен постоянный уход! Ты готова чистить клетку, кормить и ухаживать за хомяком?

– Конечно, мамочка! Я уже большая! – заявила тогда моя юная хозяйка.

Сначала мне жилось здорово с этой девочкой. Она с радостью показывала меня своим подружкам, которые сюсюкались со мной.

– Ой, какой толстый животик! Ты, наверно, много кушаешь!

– Какие толстые щечки. Назовем его Толстощек!

Я любил, когда со мной играли, и даже ни разу не укусил свою хозяйку, хотя зубки так и чесались порой. Но вскоре девочка стала обращать на меня меньше внимания. Часто забывала покормить, и в моем животике урчало от голода. Хозяйка со временем перестала чистить мою клетку, за что мама ее сильно ругала.

– Ну и вонючка твой хомяк! Когда ты уберешь за ним, наконец?

– Я за ним все время убираю, – врала девочка. – Просто он сам по себе так плохо пахнет!

– Тогда, чтобы духу этого грязнули дома не было!

Моя хозяйка взяла меня и вынесла на улицу. На улице было холодно. По небу растянулись хмурые серые тучи. Моросил дождь. Деревья стояли почти голые, только кое-где редкими пучками висели темно-желтые листья. Хозяйка положила меня на холодную землю.

– Что ты собираешься сделать? – испугался я и встал на задние лапки.

– Беги куда хочешь! – сказала мне хозяйка.

– Куда же мне бежать? Я ведь домашний хомяк! Я не выживу на улице! – переминаясь на задних лапках, просил я не бросать меня.

Девочка ушла, даже не обернувшись. Я пытался бежать за ней, но мои короткие лапки застревали в вязкой жиже. Наконец, я выбился из сил и упал животом на ледяную землю. Я думал, что настал мой конец. Очнулся я от чьего-то дыхания. Открыл глаза и увидел рядом с собой огромную усатую морду, которая сверкнув своими зелеными глазами, готова была проглотить меня. Я не знал, что это было за чудище, ведь я домашний хомяк. Страх и инстинкт самосохранения заставили меня вскочить на лапы и бежать. Чудовище погналось за мной. Оно сбивало меня своей когтястой лапой, но я все равно бежал из самых последних сил. От тяжелого удара я упал и перевернулся на спину. Зверь уже готов был сожрать меня, но я сам бросился и вцепился острыми зубками в нос зеленоглазому монстру. Тот заревел от боли и, замотав головой, сбросил меня на землю. Все мое тело болело. Из живота текла кровь. Я дополз до коряги поблизости и, спрятавшись под ней, уснул.

Страшилище стал для меня первым уроком жизни в настоящем мире. Как напоминание о том, что надо быть осторожнее, мне осталось разодранное ухо и шрам на животе. Я стал передвигаться, осматриваясь по сторонам, двигаясь, сам не зная куда. Так, к моменту, когда выпал первый снег я дошел до Дремучего леса, где меня приютили и обогрели местные жители.

5. Лихо

Я решил не ждать, пока лихо уничтожит Дремучий лес, а действовать. Неизвестность пугает больше любой опасности, а потому мой план был – выследить лихо. С собрания я направился прямо к болотам кикиморы. Я маленький, меня не просто обнаружить. Я шел, а сердечко мое колотилось, будто хотело выпрыгнуть наружу. Думаете, я храбрый? Нет, я трус! Все мыши трусы, потому что мы маленькие, нам нечем защищаться. Все что мы можем – бежать наутек. Я шел вперед, а страх гнал назад. Я шел и меня трясло от ужаса. Вдали послышались звуки, словно какая-то сила ломала могучие деревья. Мои задние лапки подкашивались. «Бежать прочь!» – кричал голос в моей голове, но мне надо было выяснить все самому. Звуки становились сильнее. Я крался еле слышно. Вот уже почти рядом, за кустами. Я отодвинул ветку и увидел…

– Аааааааааааа! – беззвучно кричал я. Такого ужаса я еще никогда не видел. Передо мной стоял монстр. Огромного размера, будто гора. На его голове были огромные рога. Черт! Это сам черт! Мое тело онемело от ужаса. Лихо двигалось в мою сторону. Бежать! Но тело не слушалось. Лапки были, словно из ваты. Я даже боялся сделать глоток воздуха. Лихо дергало траву своей огромной мордой и что-то напевало. Еще немного и оно заметит меня. Это конец!