Полуночный замок, стр. 12

Ознакомительная версия. Доступно 19 стр.

Но не успела я порадоваться столь счастливому обстоятельству и благополучному достижению шкафа, как тут же умудрилась удариться локтем о его дверцу. Взвыв от боли, я стала с ожесточением растирать пострадавшую конечность и вдруг заметила, что пятна перед глазами наконец-то пропали. От всплеска адреналина, наверное. Да и головокружение вслед за ними слегка поутихло.

– Как мало бывает надо для счастья человеку, – пробормотала я и, быстро схватив полотенце, стала растирать подмерзающее и покрывающееся мурашками тело.

Внезапно мое внимание привлек лежащий неподалеку от стены небольшой предмет. Я присмотрелась внимательнее и с удивлением поняла, что на полу откуда-то взялся кулон на тонкой серебряной цепочке. Хм? Когда я входила в ванную, тут точно ничего не было!

Обернувшись в полотенце, я подняла украшение и задумчиво повертела находку в руках. Кулон оказался сделан в виде странного символа, вырезанного из цельного куска полупрозрачного с голубым отливом камня. Но что самое удивительное: стоило лишь немного подержать его в руках, как камень неожиданно потеплел и заискрился россыпью переливчатых огоньков. Красотища!

Восхищенно вздохнув, я покрепче сжала неожиданную находку. А ведь эта сверкающая и самонагревающаяся штучка явно магическая! Более того, учитывая, что ничего неприятного от кулона не чувствуется, магия в камне светлая. Интересно, каким образом он здесь оказался?

Нахмурившись, я огляделась и вдруг вспомнила услышанный недавно звук падения. Кажется, в тот момент я хваталась за зеркало…

Короткое исследование с отодвиганием оного показало, что на стене за зеркалом кто-то отковырнул одну из кафельных плиток, создав, таким образом, небольшой уступ. Видимо, кулон тут и прятали. Но кто его туда поместил и зачем?

Вряд ли это был погибший светлый маг. Уж у него хватило бы возможностей при необходимости создать себе более удобный тайник. А значит, кулон припрятал кто-то из моих предшественников.

Мысль показать магическую штучку сэру Доновану пришла было в голову, но сразу оказалась отброшена. Лучше узнать о свойствах кулона потом ненавязчивыми расспросами. Ведь не зря же этот артефакт кто-то прятал. Обычные безделушки в тайники не пихают, значит, если кулон увидят, то наверняка отберут. А расставаться с находкой очень не хотелось.

«Себе оставлю, а через полгода как сувенир потихоньку заберу», – решила я и, в последний раз полюбовавшись на сверкающий камушек, аккуратно убрала кулон обратно за зеркало. После чего надела выуженный из шкафчика теплый пушистый халат и вышла из ванной комнаты.

Глава 4

К утру мне практически удалось взять себя в руки и настроиться на позитивный лад. Утреннее солнце ярко светило в окно, ничем не напоминая о ночной непогоде, организм после выпитого тоника был бодр и свеж, а настроение само собой поползло вверх. В конце концов, ничего ведь по-настоящему ужасного не произошло. Да, противные пауки и хвостатые сколопендры, да, неожиданный подъем ночью и какой-то труп. Но в целом-то мне, по словам того же Амира, ничего не угрожало. А значит, зря панику поднимала.

От размышлений и ленивого возлежания на кровати меня отвлек требовательный стук в дверь. Бросив быстрый взгляд на часы, я слегка удивилась: шесть утра, до завтрака еще прилично времени. И кто же хочет со мной пообщаться в такую рань? Если бы произошло что-то серьезное, то, как показала сегодняшняя ночь, мои «коллеги» не стали бы обременять себя подобной вежливостью.

– Войдите! – поспешно поднимаясь и оправляя халат, крикнула я.

После разрешения дверь тотчас открылась, и в комнату вошла статная дама средних лет в строгом длинном платье темно-синего цвета. Ее волосы были собраны на затылке в тугой пучок, а вытянутое худое лицо застыло маской холодной надменности.

– Доброе утро, мадемуазель Элена, – внимательно оглядев меня, сухо поприветствовала женщина. – Меня зовут мадам Эльза Виннорман. Я гофмейстерина его Полуночного величества Гарольда Сирского Темнейшего и заведую всей женской прислугой в Полуночном замке. Хранитель Донован попросил дать вам несколько уроков придворного этикета. Ко мне вы можете обращаться «ваше высокопревосходительство».

Меня будут учить этикету? По-настоящему? Я-то надеялась, что сэр Донован просто выделит учебник, который надо будет прочитать, да и все. Но приставить ко мне надзирателя?!

– Здравствуйте, – ошарашенно выдохнула я.

В ответ на мое приветствие мадам Эльза недовольно поджала губы и поправила:

– Здравствуйте, ваше высокопревосходительство.

– Д-да, конечно, – по инерции кивнула я, хотя от перспективы называть эту чопорную тетку с явно мерзким характером «высокопревосходительством» меня едва не передернуло. – Здравствуйте, ваше высокопревосходительство.

– И после этого обязательно следует сопроводить свои слова вежливым книксеном, – добавила она, а потом потребовала: – Выполняйте.

Эх, если бы не чертов контракт, послала бы я сейчас эту высокопревосходительную мадам далеко и надолго! Но на обучение этикету я согласилась сама, поэтому пришлось сжать зубы и выполнить ее требование.

Я, как умела, изобразила нечто среднее между реверансом и приседанием, чем вызвала очередное недовольство мадам Эльзы. Ее высокопревосходительство аж глаза закатила и выразительно поморщилась.

– Это ужасно, мадемуазель Элена, – трагическим голосом констатировала гофмейстерина. – Немедленно одевайтесь! Сэр Донован был прав: вам жизненно необходимы тренировки!

Насчет жизненных необходимостей я бы с удовольствием с ней поспорила, но чувство самосохранения настоятельно советовало молчать в тряпочку. «Две тысячи долларов в месяц – это двенадцать тысяч через полгода», – спешно натягивая второе из выделенных щедрыми работодателями мышиных платьев, мысленно подбодрила себя я. Ненамного, но стало легче.

– В таком месте, как Полуночный замок, без книксенов и реверансов обходиться просто невозможно, – в это время продолжала вещать мадам Эльза. – Поэтому вы обязаны исполнять их в совершенстве. Вы оделись? Замечательно. А теперь следите за мной. Вот это, – она придержала края платья и, слегка присев, чуть склонила голову в вежливом поклоне, – книксен. Именно таким образом вы должны приветствовать всех, кто выше по статусу. Кроме того, книксен необходимо выполнять перед каждым танцем, на который вас пригласят, и в качестве благодарности за что-либо. А вот это, – гофмейстерина отставила правую ногу назад и изобразила глубокий поклон с приседанием, – реверанс. Подобным образом вы должны выражать свое почтение членам королевской семьи. Запомнили разницу?

– Да… ваше высокопревосходительство, – с запинкой, но все-таки вспомнив правила, подтвердила я.

– Замечательно. В таком случае встаньте у зеркала, – гофмейстерина кивнула на зеркальную дверцу шкафа, – и выполните книксен для начала, скажем, двадцать раз.

Вот тебе и доброе утро! Я подошла к зеркалу и хмуро уставилась на собственное отражение.

– Ну же, начинайте! – поторопила высокопревосходительство. – И-и раз, улыбайтесь! И-и два, колени согнуть ниже! И-и три, подбородок поднять выше! И-и четыре, спину держать ровнее! И-и… и… и…

Не прошло и десяти минут, как я возненавидела и визгливый командирский голос, и саму мадам Эльзу до желудочной колики. А уж когда после окончания первой серии приседаний с меня потребовали двадцать глубоких реверансов, и вовсе мысленно взмолилась о чуде. Например, еще о каком-нибудь темном прорыве. Тьма, однако, к воззваниям какой-то слабой светлой недомагички осталась равнодушна, так что программу приседаний пришлось выполнить в полном объеме.

– Что ж, уже лучше, – наконец резюмировала мадам Эльза. – Правильную постановку ног и головы вы практически освоили. Теперь результат необходимо закрепить, скажем, методом чередования.

– Чем? – с нехорошим предчувствием сипло переспросила я.

– Чередованием, – повторила гофмейстерина и тонко улыбнулась. – Двадцать книксенов и двадцать реверансов, чередуя один за другим.