Лунатик исчезает в полночь, стр. 15

Ознакомительная версия. Доступно 18 стр.

– Отдохнула? – спросила Несси, стоявшая в прихожей. – Плохо выглядишь, бледная очень.

– Не выспалась, – нашла я отговорку.

– Чего так? – прищурилась Агнесса Эдуардовна. – В компьютере сидела?

– Ко мне в комнату… – начала было я и осеклась.

Глупо рассказывать пожилой даме о визите Бэтмена. Сомневаюсь, что она видела фильмы о нем или хоть что-то слышала о Человеке – летучей мыши.

– Ну? Продолжай, – попросила Несси. – Что было в твоей комнате?

– Ко мне залетел огромный майский жук, он громко жужжал и до утра не давал глаз сомкнуть, – в порыве вдохновения соврала я.

– Ага, – протянула Агнесса Эдуардовна, – нишьт гут[8].

Чтобы прекратить разговор, я юркнула в чуланчик за своей сумкой и ахнула. Все стены оказались аккуратно оклеены.

– Нравится? – поинтересовалась Агнесса, всовываясь в кладовку.

– Восторг! – откликнулась я. – Но как вы умудрились за столь короткий срок выполнить работу? Я провозилась с одним квадратом полчаса, а он отвалился.

Агнесса Эдуардовна уперла руки в боки.

– Если на Земле случится атомная война, выживут только тараканы и бывшие советские женщины. Нас ничем не вытравишь. Ты можешь из одного куриного окорочка приготовить обед из трех блюд?

– Нет. А это как? – полюбопытствовала я.

Несси снисходительно улыбнулась.

– Сначала отвариваешь ножку и получаешь бульон. Достаешь из него курятинку, откладываешь и готовишь супчик: луковка, морковка, вермишелька. Затем снимаешь с косточки мясо и мелко-мелко строгаешь. Жаришь побольше репчатого лука, смешиваешь его с курицей. Таким образом получаешь начинку, а уж с ней делай что хочешь. Можно в блинчики запихнуть, в перцы положить, картофельную запеканку сгоношить. Полет фантазии не ограничен.

– Получается, что к окорочку еще кучу всего надо, – заметила я.

Агнесса начала загибать пальцы.

– Овощи-лапша стоят дешево, и они даже в голодные девяностые продавались. Нет вермишельки на прилавке? Сама сделаешь, всего-то требуются вода-мука-соль-яйцо. Самый дефицитный и дорогой ингредиент – это мясо. А у тебя полный обед из небольшого кусочка курицы.

– Вы говорили о трех блюдах, – напомнила я.

– Яблоки запечешь с сахаром, – отмахнулась Несси.

– А при чем тут курица? – спросила я.

– Так ведь на десерт не нужно мяса, – заявила бабушка Базиля. – Кстати об антоновке и окорочках. Дарю рецепт оригинальной закуски. Опять же варишь ножку до готовности, выуживаешь из бульона, снимаешь мясо с косточек и мелко-мелко рубишь ножом. Не вздумай пропустить через блендер или перемолоть в комбайне, гадость получится. Фарш солишь, добавляешь в него пару чайных ложек сметаны. Берешь антоновку, удаляешь сердцевину и запихиваешь мясо внутрь. Потом все ставишь в духовку, держишь там до готовности яблок, да смотри, чтобы они не развалились. Получается шикарный закусон. Кто его ни пробовал – восторгался. Но сейчас не о еде речь, а о жизненных принципах. Мы, люди доинтернетовских времен и тотального дефицита, изворотливы, а вы, дети планшетников – рабы инструкций. Зачем затвердитель-отвердитель?

– Чтобы покрытие лучше держалось, – логично ответила я.

– Неверно, – отрезала Несси. – А правильный ответ такой: чтобы подороже с покупателя содрать. На фига тебе ножницы? Они у каждого дома есть, но с ними-то в наборе можно больше рубликов состричь. Короче, сварила я клейстер – вода и мука. Резиновую ерунду на квадраты нарезать не стала, как простые обои поклеила. Шырь-пырь – за пятнадцать минут управилась. Результат налицо.

– Вдруг отлетит? – засомневалась я. – Вода и мука… Ненадежно как-то!

– Вчера по телевизору говорили, что какая-то ракета шлепнулась, – усмехнулась Агнесса, – вместе со спутником. А ее надежно собирали, с применением достижений научно-технического прогресса. Видела в моей спаленке обои на стенах? Их еще мой прадедушка, земля ему пухом, подушка под голову, в одна тысяча восемьсот лохматом году клеил. И что? Устояли при потопе, высохли и как новые сейчас смотрятся. Вот тебе и вода с мукой. Короче, так. Если покрытие в чуланчике срулетится, я тебе новое куплю и за свой счет мастеров позову. Договорились? Все, побежала, дел много.

Агнесса вышла в коридор и обернулась.

– Кстати, Степашка! Майские жуки так называются, потому что летают они исключительно в мае. А сейчас сентябрь. И я уже много лет их в Москве не вижу. Раньше – да, эскадрильями носились, теперь исчезли. Мы, бывшие советские женщины, очень внимательны к чужим словам. Ты думай, когда врешь, иначе ерунда получается.

– Несси, не сердитесь! – взмолилась я. – Да, я солгала, потому что правда выглядит фантастикой. В мою спальню ночью залетел Бэтмен. Знаете, кто это такой?

Агнесса покачала головой.

– Степашка, давай лучше остановимся на версии с майским жуком. В конце концов он мог быть болен шизофренией, перепутал весну с осенью, день с темным временем суток, тут хоть какое-то объяснение есть. Но мужик – летучая мышь! Хотя… Наверное, он с Женщиной-кошкой поругался, решил проветриться и к тебе в гости зарулил. Надеюсь, ты приняла гостя радушно, налила ему рюмашку?

Глава 11

В самом отвратительном настроении я спустилась во двор, села в машину и схватилась за планшетник. Агнесса Эдуардовна здорово обиделась на меня и ушла в твердой уверенности, что я над ней издеваюсь. Согласна, история с майским жуком прозвучала глупо, но после моего правдивого рассказа про Бэтмена стало только хуже.

Минут пятнадцать я лазила по интернету и поняла, что у Аллы нет странички ни в одной из социальных сетей. Мне не повезло, Булкина оказалась одной из тех редких особ, кто обходится без виртуальных контактов.

Не успела я закрыть айпад, как зазвонил телефон. На экране снова появилась надпись «Аноним». В первую секунду я решила не брать трубку, но, подумав, что это может быть звонок от Франсуа, все же тихо сказала:

– Алло.

– На письмишко полюбовалась? – проскрипел Фердинанд.

Мне захотелось послать негодяя по хорошо известному всем адресу, но ко мне неожиданно вернулась способность мыслить логически. Если я сейчас выдам агрессию, пакостник не смутится, а, наоборот, обрадуется, что довел меня до истерики. Сменить номер я не могу, он одновременно является и рабочим контактом. И, думаю, этому гаду известен мой адрес, не говоря уже о месте работы. Подонок вполне может разослать моим сослуживцам на почту видео о том, как я убила Таню Морозову.

Конечно, я заверю всех, что это полнейшее вранье, но машина слухов заработает во всю мощь. На следующее утро сотрудники «Бака» будут в курсе того, что Козлова расчленила, а потом сварила и съела очередную любовницу Романа Глебовича Звягина, владельца фирмы. Никто же не сомневается, что я давно сплю с хозяином и лишь по этой причине сделала за короткий срок головокружительную карьеру. Фэшн-мир мал, о том, что я являюсь подружкой Романа, судачат французские, итальянские, английские и даже китайские коллеги. Но находиться в интимной связи с олигархом, да еще с таким, как Звягин, не зазорно, мне все улыбаются. Во время недель моды мне, энергично размахивающей за кулисами кистями, первой из стилистов приносят кофе, причем не в картонном стаканчике, а в фарфоровой чашке. Фэшн-люди сюсюкают с любимыми домашними животными известных модельеров, умиляются при виде их кошек-собак, восхищаются ими. Всем же понятно: похвали-погладь хвостатого неофита, и его хозяин благосклонно взглянет в твою сторону. Кое-кто весьма быстро пошел в гору, щекоча за ушком йорка знаменитого фотографа или наглаживая джек-рассела королевы мировой моды. А я, в отличие от бессловесных тварей, могу нашептать Звягину в уши как хорошее, так и плохое. Вот почему я получаю эспрессо в чашечке.

Сначала я нервничала, услышав как прямые, так и завуалированные намеки на свою сексуальную связь с Романом, глупо оправдывалась:

– Мы просто друзья.

Но народ лишь еще упорнее сплетничал, и я перестала обращать внимание на злые языки, с которых капает яд. Но если разнесется слух о том, что я в школьные годы кого-то убила, я стану ньюсмейкером покруче того итальянского модельера, который придушил то ли свою любовницу, то ли жену, то ли тещу, то ли золотых рыбок в офисе. Никто не знает точно, кого лишил жизни парень, полагаю, ему самому это неизвестно, но о нем уже пару лет судачат по обе стороны океана.

вернуться

8

Нехорошо (испорченный немецкий). (Примеч. автора.)