Нулевой отсчет (СИ), стр. 8

— Каролина Эдуардовна, что за глупости? Это он должен извиняться, а не ты! Это во-первых, а во-вторых, вон лучше Тоху успокой, как бы он Валика не нашел и угрозы не выполнил. Мне, конечно, эту мразь не жалко, просто об него руки марать даже не стоит. Да, и вот еще что. Антон Борисович сказал мне, что Вам вечером нужно домой пораньше, по семейным обстоятельствам. Да?

Я поперхнулся своим кофе. Брат, как ни в чем не бывало, продолжил:

— Вы не могли бы прихватить с собой Софию Абрамовну и отправиться по своим семейным делам вместе?

Я удивленно вскинул брови. Незаметно показал за спиной Лины два пальца. Двойное свидание? Ник кивнул.

Лина вопросительно посмотрела на меня. Я молча ожидал ее ответа.

— Хорошо, Никита Борисович, — сказала она ему, но смотрела при этом на меня. Я улыбнулся, положил руку на ее плечо, слегка поглаживая.

Перевел взгляд на парней. Кто-то улыбался, рассматривая нас с Линой, кто-то, как ни в чем не бывало, пил чай. Эх, я даже немного разочарован, что ли! Никаких криков, тычков в мою сторону, чрезмерного внимания к моим шрамам, обмороков, приглушенного шепота 'Посмотрите какие у него шрамы! Фууу!'. Возник вопрос, и чего я только так долго комплексовал по этому поводу? Почувствовал, как рука Лины скользнула по моему запястью, касаясь не прикрытой браслетом кожи. В месте соприкосновения разлилось приятное тепло. Тело мгновенно отозвалось. Черт, черт, черт! Еще не хватало весь день со стояком по офису бродить! А мне еще работать, между прочим!

Попытался не думать о девушке, доверчиво прислонившейся ко мне, и нежно поглаживающей мою руку. Нуу, хотя бы попытался! Через пять минут перед глазами заплясали звездочки. Возникла ассоциация с мультиками, когда над головой персонажа, увидевшего девушку своей мечты, кружились сердечки. Вот и у меня точь-в-точь. А все потому, что Лина едва заметно повернув руку, принялась поглаживать внутреннюю сторону ладони кончиками пальцев. Елки, я и не знал, что у меня там, оказывается, эрогенная зона. Лина выводила только ей одной известные узоры, едва заметно улыбаясь, и чуть склонив голову. Я же, прикрыв глаза, попытался сосредоточиться.

— Антон, когда освободишься, нужно съездить по поводу запчастей, — отвлек меня голос брата.

— Нужно, так нужно, — как можно спокойнее постарался сказать я. Залпом допив уже остывший кофе, встал. Чашка Каролины тоже была пуста.

— Каролина Эдуардовна, пойдемте, мне нужно обсудить с Вами кое-какие моменты, — сказал я, увлекая ее за собой из комнаты. В коридоре повернул направо, таща Лину на буксире. За спиной услышал смешки и чей-то громкий шепот:

— Теперь это так называется?

После чего раздался громкий смех.

— Я все слышал! — крикнул я на пороге своего кабинета. Посмотрел на Лину, она неуверенно переминалась с ноги на ногу. Подойдя к столу, собрал документы, сложил в рюкзак. Скорее всего, поедем с Никитой на машине, так что куртку и шлем оставил на вешалке. Просунул руки в лямки рюкзака, повернулся обратно к Лине.

— Ты во сколько планируешь домой ехать? — спросил я, медленно приближаясь.

— Я думаю к шести, — сказала она, облокотившись о дверь.

— Ладно, если я задержусь, то приеду уже к тебе. Хорошо? — улыбаясь, сказал я, переводя взгляд на ее губы.

— Хорошо, — робко ответила она, облизывая нижнюю губу. Мысли опять покинули мой мозг. Я положив руки на дверь по обе стороны от нее, начал медленно приближаться к ее лицу, не сводя взгляд с манящего рта.

— Антош, тебе не кажется, что мы немного торопимся? — прерывистым шепотом спросила она. Посмотрев в ее глаза, я серьезно сказал:

— Нет. А тебе?

— Нет, — улыбаясь, ответила она. Подняв руку, провела кончиками пальцев по моей щеке, остановилась на нижней губе. Я задержал дыхание, прикрыв глаза. Так бы и стоял, наслаждаясь ее ласковыми прикосновениями. Почувствовал ее нежный несмелый поцелуй. Еще неделю назад я и мечтать не мог о том, чтобы к ней прикоснуться, а сегодня она сама нежно целует меня! Сердце радостно застучало в грудной клетке, с каждым ударом разгоняя горячую кровь. Мои руки сами по себе легли на ее талию, крепче прижимая. Я сколько мог, пытался сдерживать уже готовую вот-вот вырваться из-под контроля страсть. Пытался не двигаться, позволяя ей нежно касаться моего рта. Меня хватило ровно на четыре секунды. До того момента, как почувствовал ее маленький язычок на своей нижней губе. Мозг отключился, страсть прорвала последние барьеры.

Глава 5

Каролина

Я сама не могла поверить, что поцеловала его! ЕГО! Просто привстала на носочки, и коснулась его губ. Он продолжал нежно держать меня за талию, но его губы не двигались. Я не ожидала подобного. Я его тут САМА целую, а он не отвечает. Боже мой, стыдно-то как! Нуу, терять-то уже все равно нечего. Провела языком по его нижней губе. Ему может быть и пофиг, а мне ужасно приятно!

Не поняла, как оказалась крепко прижата к двери. Антон, подтянув меня выше, и прижимая к двери всем телом, страстно целовал мои губы. Я не менее страстно отвечала на его поцелуй. О каких-то мыслях, тем более разумных, оставалось только мечтать. Обжигающие прикосновения горячих ладоней, прикосновения властных но нежных губ отгородили меня от внешнего мира. Я вздрогнула, когда его горячее дыхание коснулось моей шеи, разгоняя жар по всему телу до кончиков пальцев. Я крепко вцепилась руками в его плечи, ища поддержки. Ноги уже давно меня не слушались.

— Боже, что же ты со мной делаешь?! — едва разобрала его приглушенный шепот, — Нет. Не так, не здесь!

Он попытался отстраниться, я не была готова его отпустить, пока не готова. Я крепче прижалась к нему, закинув ноги ему на талию. Сквозь ткань джинс почувствовала его возбуждение. Господи, хорошо что мама меня не видит, ей было бы очень стыдно за меня! А плевать! Я так долго ждала, когда он хотя бы просто улыбнется только мне своей голливудской улыбкой! А тут поцелуй! Еще и какой!

— Нужно остановится, — простонал он, но тело его говорило о другом. Он крепче прижимал меня к себе, подхватив под ягодицы. Почувствовала движение, не открывая глаз, продолжала страстно целовать его лицо, шею, гладя руками плечи, спину, затылок. Услышала шорох бумаги, через мгновение ощутила прохладную поверхность стола. Резко открыла глаза. Замерла. Во все глаза смотрела на раскрасневшееся лицо Антона. Глаза горят, на губах моя помада. Он прислонившись своим лбом к моему, тяжело дышал.

— Прости, не сдержался, — ласково проговорил он. Я хихикнула. Немного поерзала, пытаясь сдвинуть какую-то штуку, впившуюся в поясницу.

— Не делай так, — со стоном попросил он.

— Как? — удивилась я.

Антон едва ощутимо пошевелил бедрами.

— Так!

Я покраснела, из горла вырвался стон.

— Прости, просто мне что-то впилось в спину, — сказала я, краснея.

Антон приподнял меня, вытащил степлер, легко отбросил его на пол.

Дверь без стука открылась. Я готова была провалиться сквозь землю, ну или на крайний случай спрятаться под столом. Занятная картина получилось. Я лежу на столе, обхватив талию Антона ногами, а он наваливается на меня сверху, обнимая за филейные части. Его лицо все измазано моей помадой. Мои волосы растрепаны. Я бросила виноватый взгляд на вошедшего, Большой Босс стоял, держась за ручку.

— Антоха, по коням! — прокричал Никита, — И имейте совесть!

Я уже была готова писать заявление об увольнении.

Антон, не отрываясь от меня, бросил хмурый взгляд на стоящего в дверях брата.

Тем временем Никита продолжил:

— Жалюзи хотя бы в следующий раз закройте! — кивнул он в сторону окна, ведущего в торговый зал, — Это конечно офигительная рекламная идея и несколько смелый пиар-ход, но как-то не привычно.

Антон выпрямившись, нахмурился. Помог мне подняться, я тщательно прятала взгляд от шефа.

Антон выглянул из кабинета, всем находящимся в зале очень хорошо просматривался его кабинет. Хорошо, что клиентов еще не было, только продавцы-консультанты, молодые парни. Они стояли с отвисшими челюстями.