Нулевой отсчет (СИ), стр. 6

Я отложил водолазку на диван, встал, резко опустившись перед ошарашенной Линой на колени, наклонившись, в самые губы прошептал:

— Прямо сейчас! — и прикоснулся губами к ее губам.

Она замерла. Я, нежно касаясь ее губ, одной рукой скользнул по ее спине, вторая легла не ее затылок. Через мгновение, показавшееся мне вечностью, она слегка приоткрыла губы, робко отвечая на мой поцелуй. Ее слегка дрожащая рука легла на мою грудь, тело мгновенно отозвалось на ее прикосновение. Дыхание сбилось, легкие с трудом проталкивали воздух. Казалось, что в каждой клеточке моего тела проснулось возбуждение невероятной силы. Еще немного, и меня накроет. И это пока только поцелуй! А что же будет дальше? По телу прошла волна дрожи. Я, обхватив ее лицо ладонями, прервал поцелуй. Несколько мгновений всматривался в ее такое родное лицо. Какая же она у меня красивая!

— Так ты меня простил? — шепотом поинтересовалась она. Я хитро улыбнулся. Отрицательно покачал головой. Подавшись вперед, провел языком по ее губам.

— Вот теперь простил, — сипло прошептал я.

— Фуф, могу спать спокойно, — улыбнувшись, сказала она. Я вопросительно приподнял брови.

— Счастливая, — улыбнулся я в ответ, — А мне теперь вообще не уснуть.

— Антош? — тихо позвала она.

— Ммм? Мне нравится, как ты произносишь мое имя.

— Антош, можно спросить? Это что только что было?

— А что? — я замер, ожидая ее реакции. Может быть, самое время пугаться, бита вон не далеко от нее лежит.

— Да так, хочется просто уточнить, не галлюцинации ли у меня на почве стресса.

— Неа, — рассмеялся я. Встал с колен, присел на диван и легонько потянул Лину за руку. Она послушно встала. Притянул ее к себе на колени и крепко обнял. Мы некоторое время посидели в полном молчании, я легонько перебирал ее волосы.

— Антош, а ты зеленый чай любишь?

— Жасминовый? — улыбнулся я, она кивнула, — Нет. Я кофе люблю.

— Понятно, — она засмеялась. Посмотрел на ее лицо, от улыбки у меня в который раз все внутри перевернулось.

— Меня рассекретили? А я так тщательно шифровался, — притворно вздохнул.

— Что еще ты так тщательно скрывал? — тихо спросила она, нежно обводя пальчиком контур одного из шрамов. Я заметил, что на ее лице нет и намека на брезгливость или ужас. Еще раз вздохнул, ну что ж, Антон Борисович, пора приглашать девушку на свидание!

— Давно хотел пригласить тебя куда-нибудь. Пойдем завтра в ресторан? — выпалил на одном дыхании.

— Нет.

Я напрягся. Не хочет? А ты как думал? Постарался успокоиться, стоит ли спросить, почему не хочет, или промолчать?

Почувствовав мое замешательство, она пояснила:

— После твоих шедевров, любой ресторан покажется забегаловкой. Пойдем в кино? Ты любишь кино?

— Обожаю! — радостно ответил я с трудом сдерживая вопль 'Йаху!' и снова крепко прижимал ее к себе. Да я готов был идти куда угодно, только бы Лина была рядом!

Взгляд остановился на часах, начало четвертого. Пора бы уже и домой собираться. С сожалением посмотрел на девушку, уютно устроившуюся на моих коленях. Так бы и сидел, но завтра на работу, а еще и домой добираться.

— Ужасно не хочется уходить, — тихо сказал я.

— Ужасно не хочется тебя отпускать, — сонно ответила она, крепче прижимаясь к моей груди. Лина уже практически спала. Малышка моя, совсем устала! Поднялся на ноги, держа ее на руках. Она только глубоко вздохнула, обнимая меня за шею. Вышел в коридор, минутная заминка, когда я размышлял, где же ее спальня. Сориентировавшись на местности, зашел в комнату и, осторожно положив ее на кровать, попытался выпрямиться. Она крепко держала меня за шею.

— Милая, отпустишь меня? — тихо попросил я.

— Если только не надолго, — прошептала она. Осторожно расцепил ее руки, прикрыл покрывалом. Сходил в зал, отыскав ее телефон, вернулся к ней обратно и положил рядом с кроватью. Наклонился и, осторожно погладив по щеке, нежно поцеловал в висок.

— Спи, чудо мое расчудесное, — ласково проговорил я. Выпрямившись, отошел от кровати.

— А ты мой Дог, — услышал я едва различимый шепот. Угадала? Меня уже пару лет так никто не называет. Прозвище дали парни из байк-клуба. Там я после аварии так не разу и не появлялся.

Захватив куртку с водолазкой из зала, пошел в коридор. В зеркале увидел свое отражение и замер. И почему Лина не испугалась? Не очень приятное ведь зрелище. Натянул водолазку. Посмотрел на руки. В голову пришла мысль, уж если любимая девушка не испугалась, то чего скрывать-то? Да и Никита утверждает, что не стоит зацикливаться на этом. Натянул куртку и прихватив шлем, выключил свет в квартире. Вышел, захлопнув за собой дверь. Чувствую, теперь моя жизнь изменится.

Добравшись до дома, умывшись, улегся на кровать. Улыбка никак не хотела сползать с лица. Чудесный все-таки день, даже если учесть драку с соседом Лины, все равно день — очень чудесный!

Глава 4

Утром проснулся от звона будильника. Вскочил с постели и после прохладного душа, открыл шкаф в поисках одежды. За окном уже светило солнце, несмотря на еще раннее время. Будет жарко. Взгляд упал на вешалки с одеждой. Водолазки, водолазки, рубашки, рубашки, свитера. Пора бы изменить что-то! Порывшись на самых дальних полках, откопал свои когда-то любимые рваные джинсы, и футболку с надписью 'Все птицы летят на ЙУХ!!!' На запястья, где шрамы были особенно видны, одел широкие кожаные браслеты. Из зеркала на меня смотрел прежний я, каким был несколько лет назад. Надеюсь, Лине понравится мой старый — новый образ.

Взяв рюкзак, куртку, шлем, вышел из квартиры. На улице позвонил Лине.

— Доброе утро, — поприветствовал меня радостный голос моего персонального солнца.

— Доброе! Как спалось? — весело спросил я.

— Хорошо, но мало, — последовал ответ, — На работу собираешься?

— Да, уже собрался.

— А все, вижу. Стой там, — сказала она, и отключилась. Я повертел головой, Лина остановила байк через дорогу, помахав рукой, сняла шлем. Я поспешил к ней. Она стояла, опираясь на мотоцикл, и улыбалась. Подойдя к ней почти вплотную, поцеловал. Как же я успел соскучиться-то! До конца не понимал значения того чувства, которое поселилось внутри, после того, как ушел ночью от нее. Не понимал, пока не увидел ее вновь.

— Привет, — прошептал я, отстраняясь.

— Доброе утро, Антон Борисович, — смеясь, ответила она. Я посмотрел на часы.

— Вообще-то, рабочий день еще не начался, — проворчал, просовывая руки в лямки рюкзака.

— Новый имидж? — спросила она, я кивнул, она рассмеявшись, добавила, — Прикольная надпись.

— Самому нравится, — с улыбкой ответил, надевая шлем. Лина села на байк, я ловко пристроился позади, обнял, крепко прижал к себе. Почувствовал, как ее дыхание немного сбилось.

— Антон, я вообще-то рулить собираюсь, — смеясь, сказала она.

— Ладно, не буду отвлекать, — недовольно проворчал и немного ослабил объятия.

К девяти мы уже были возле офиса. Я открыл ворота, Лина закатила мотоцикл, поставив его на обычное место. Рядом с моим. Зачехленным. Глубоко вздохнул, вспомнив былые времена, когда ветер бил в лицо на скорости, а впереди только километры дороги. Нет, не готов я вновь сесть за руль. Пока не готов. Посмотрел на Лину. Она сняла шлем, куртку.

— Так как, в семь ты свободна? — спросил я, забирая у нее из рук куртку и рюкзак.

— Все зависит от большого босса, когда отпустит, тогда и свободна, — сказала она, кивая в сторону кабинета Никиты.

— Я с ним договорюсь, — заговорщическим шепотом сказал я, открывая для нее дверь ее кабинета. Повесив на вешалку ее куртку, положил рюкзак на стол. Подошел к ней ближе и быстро поцеловал в губы.

— Приходи пить чай, я позавтракать не успел, — сказал, поворачиваясь к двери.

— Ладно, через полчаса приду, — ответила Лина, плюхаясь в кресло и включая компьютер.

Я с идиотской улыбкой на лице вышел из ее кабинета и сразу же наткнулся на брата.

— Доброе утро, — сказал он, внимательно рассматривая мою футболку.