Нулевой отсчет (СИ), стр. 35

— Что крадешься, как мышка? — спросил он меня, приподнимаясь и садясь в кровати, опираясь спиной о стену.

Я улыбнулась, поставила поднос на край кровати. Антон переставил его с другой стороны. Я забралась на свою сторону кровати. После ужина сбегала за чаем. Уселась обратно на свое место. Антон подполз ко мне, положил голову на мои колени. Я гладила его по волосам, он закрыл глаза и мурчал как огромный сытый кот.

— Утром быстренько сгоняем на работу и сразу к родителям. Я хотел на байке поехать, — сказал сонным голосом Антон.

— Какой байк? У тебя постельный режим! Поедем с Никитой, или на машине.

— Ладно, тогда на моей, и если ты меня крепко поцелуешь на ночь, так и быть дам порулить.

— У тебя есть машина? — удивилась я.

— Конечно, у меня есть машина, — обиженно сказал Антон, — Я же не всю жизнь езжу на байке.

— И где ты ее прятал от меня? — рассмеялась я.

— Она в гараже, выгляни в окошко, если хочешь, третий гараж справа. И не прятал я ее вовсе.

— Что за машина?

— Лин, давай ты завтра все сама увидишь, спать хочу жутко, — проворчал он, поворачиваясь на бок, руками обнял меня за талию, лицом уткнулся в мой живот. А мне спать-то как? Ладно, придумаем что-нибудь. Выключила лампу, немного сдвинулась ниже, стараясь не тревожить Антона.

Глава 16

София

Приехав домой, мы быстро поужинали. Никита предложил посмотреть какой-нибудь фильм.

— Давай, я только в душ сбегаю, — согласилась я, спать не хотелось, несмотря на позднее время и очень напряженный день.

Приняв душ и переодевшись в домашний халат, пришла в гостиную. Никита стоял лицом к окну и разговаривал по телефону.

— Понял. До завтра, — он рассмеялся, — Я тоже тебя люблю.

Сердце упало я пятки. Он тоже любит?! А кого?!

— И Соню тоже, — он помолчал, слушая собеседницу, — Вы мои две самые любимые девчонки, — внезапно Никита повернулся ко мне лицом. Я замерла в дверях, прикидывая, как поступить.

— Не клади трубку, — сказал Никита. Он подошел ко мне, поцеловав в кончик носа, погладил по голове, — Соня вышла из душа. Сейчас, только ей много нельзя разговаривать. Ладно, целую. До завтра.

Никита протянул телефон мне:

— Тебя.

Я испуганно сглотнула. Секунду рассматривала телефон. Вздохнув, взяла его в руку.

— Да? — тихо сказала я.

— Сонечка, здравствуй милая! Это мама твоего оболтуса, — радостно объявил женский голос.

— Здравствуйте, — ответила я, чувствуя облегчение.

— Завтра жду вас к нам. Линочка с Антошкой тоже приедут. Никита уже сказал, что вы надолго остаться не сможете, ну хотя бы на денек. Мы с отцом вас очень ждем, — продолжала тараторить мама Никиты, и громче добавила, — Эй, Борька, подтверди!

— Так точно, мой генерал! — отрапортовал отец Никиты. Я очень старалась не засмеяться. Пока я слушала перепалку родителей, Никита подкрался ко мне сзади. Почувствовала его теплые ладони на бедрах.

— В общем, Софочка, завтра в двенадцать ждем вас. Целую, и приятно было познакомиться.

— Мам, клади уже трубку. Ты внуков хочешь или нет? Не мешай болтовней! — прокричал Никита. У меня отвисла челюсть, пока я пыталась привести ее в норму, этот нахал отобрал у меня телефон, бросил его на диван. Подхватив меня на руки, потащил в спальню.

— Зачем ты так сказал? — наконец обрела я дар речи.

— А что? Я же правду сказал! Они все поймут, тем более мама давно внуков хочет.

Никита осторожненько бросил меня на кровать. Сам, отойдя на пару шагов, разогнался и прыгнул с размаху рядом.

— Тебе сколько годков, мальчик? — рассмеялась я, видя, как он начинает раскачиваться на кровати, — Ты сейчас кровать сломаешь, — проворчала я.

— Ой, да ладно, новую купим! — рассмеялся он, вставая на ноги и подпрыгивая на кровати. Я представила, как это смотрится со стороны. Сто девяносто сантиметров прыгающего тела. Кровать страдальчески заскрипела.

— Никита! — испуганно просипела я.

— Что? Всегда мечтал попрыгать, давай со мной! — сказал он, не обращая внимания на скрип кровати и сопротивляющуюся меня, — Давай, давай!

Я начала хохотать.

— Эх, а мне она нравилась, — сказала я, ласково поглаживая кровать, у которой пять минут назад подкосились ножки от двух прыгающих на ней 'деток'.

— Купим такую же, если понравилась, — сказал Никита, подтягивая меня к себе на грудь.

— Я тебе уже говорил, что люблю тебя? — серьезно спросил он. Я, приподнявшись на локтях, посмотрела в его глаза.

— Говорил, примерно час назад, — ответила я.

— Так это целую вечность назад, — он улыбнулся, обхватив ладонями мое лицо, прошептал, — Люблю тебя.

— А я тебя, — ответила я, проводя пальцами по его щеке.

Утром мы проспали. Просто не услышали будильник, да еще если учесть, что заснули пару часов назад… В общем, удивляться нечему. Я проснулась от стука в дверь спальни.

— Эй, хватит дрыхнуть! — прокричал Антон.

Я сонно приоткрыла один глаз. Мы спали на одном матрасе, который Никита оттащил от места падения кровати. Точнее, от места ее распада на мелкие кусочки.

— Ник, если не одет, прикройся, мы заходим! — предупредил он.

— Не, нормально, значит Линке нельзя на меня смотреть, а тебе на Соню, типа, можно?? — проворчал Никита, открывая глаза, и старательно укрывая меня одеялом.

Через секунду в спальню ввалился радостный Антон с сопротивляющейся Линой на буксире.

— Антош, ну нельзя же врываться к людям в спальни! — пыталась вразумить Лина Антона.

— Милая, если мы не войдем к ним, они еще полгода будут собираться, а я не хочу, чтобы наша маман приехала в город. Во время ее последнего приезда, все бабушки-соседки Ника выли от злобы. Он их потом месяц обходил стороной.

Войдя в спальню, Антон замер. Он рассчитывал увидеть нас на кровати, мы же скрывались в углу у окна. Вместо кровати стоял разломанный каркас.

— Ого! Я в шоке! Я, конечно, понимаю, что и вас не обошла стороной лекция маман на тему 'Забудьте о контрацепции и быстренько строгайте мне внуков'. Но чтобы вот так активно!

— Ты у меня договоришься! Ключи заберу, — проворчал Никита, швыряя в брата подушкой, — Линочка! Уведи этого кретина на кухню. Мы сейчас придем, — попросил Никита.

Лина схватив Антона за руку, потащила за собой. Когда за ними закрылась дверь, я спрятав голову в подушку, рассмеялась.

— Ну зачем ты на ней прыгал? — спросила я, — Что они теперь о нас подумают?

— Сонь, все о чем они подумали, Антон уже озвучил. И потом, они нам только позавидуют.

Никита нехотя поднялся, подхватил меня на руки и понес в душ. В душе мы проторчали еще полчаса. Еще бы! Когда постоянно отвлекают от процесса мытья самым бесстыжим образом.

— Никит, мы так никогда не выйдем отсюда, — проворчала я, в очередной раз смывая с себя пену, волшебным образом появляющуюся на моем теле.

— Ладно, уговорила, — сжалился надо мной Никита, — Но вечером тебе не отвертеться!

— А мы разве не у твоих родителей ночевать будем? — уточнила я. Мне совершенно не представлялось, как мы будем заниматься любовью у родителей Никиты.

— Ну и что? — рассмеялся Ник, подавая мне полотенце и помогая вытереть волосы, — Они у меня продвинутые в этом плане.

Я покраснела и отвернулась. Ник подойдя ко мне вплотную, обнял сзади, поцеловал в шею.

— Мне безумно нравится когда ты смущаешься, — прошептал он мне в шею, — Как бы мне не хотелось остаться, но нужно ехать. Одевайся, я пока вещи соберу.

Я согласно кивнула. Выйдя из ванной, подошла к шкафу. Откопала пару джинс, футболку, флиску.

— Никита! — позвала я, — А мне с собой что нужно взять?

— Сама смотри. Что-нибудь теплое, мы обычно летом допоздна на улице сидим. И джинсы на смену можешь взять. И легкое что-нибудь. Лето как-никак.

— Ладно, — пробормотала я. В аккуратную стопку сложила всю одежду, которая мне должны была пригодиться, — Кепку наверно тоже возьму, — пробормотала я сама себе.