Нулевой отсчет (СИ), стр. 21

Положив трубку, брат посмотрел на меня.

— Я пока покатаюсь на байке Лины. Тем более я привык ездить на нем пассажиром, — с грустной улыбкой сказал Антон.

— Блин, брат, я что-нибудь придумаю! — не выдержал я, не хотел, чтобы брат страдал по моей вине.

— Все нормально, Никит, пора посмотреть своим страхам в лицо. Нам с тобой вместе, — он протянул кулак в мою сторону, я стукнул своим, так как мы делали в детстве, — И если не сейчас, то когда?

— Да, пора, — согласился я, прикрывая глаза и откидываясь головой на подголовник. Грудь сдавило, я стянул жилет. Стало намного легче дышать. Да, Антоха прав, время бороться со страхами.

На сервисе уже почти никого не было. Только Семеныч ковырялся в своем Жигуленке. Глубоко вздохнув, я направился в строну зачехленного байка Антона, на ходу стягивая футболку. Подойдя вплотную к мотоциклу, стянул чехол.

— Ну, здравствуй, друг, — сказал я, проводя по раме рукой. Железный конь выглядел изрядно помятым. Все передняя часть была изогнута. После беглого осмотра, решил, что движок сильно не пострадал. Основная проблема с рулевым управлением.

— Решил вспомнить старые времена, — раздался за моей спиной голос Семеныча.

— Пришлось, — коротко сказала я.

— Что случилось? — спросил Семеныч, обходя мотоцикл, и внимательно наблюдая за мной.

— Ничего, с чем бы мы не справились, — я посмотрел Семенычу в глаза, он поймет, — У нас десять дней на подготовку к гонкам.

— А если не успеем? — уточнил Семеныч.

— А никаких если, выбора нет, иначе Соня…, - у меня дрогнул голос. Не хотелось даже допускать мысли о том, что будет с Соней, если не успеем.

— Ясно. Не будем терять время.

Глава 12

Каролина

Возле офиса, сидя прям на земле, прислонившись спиной к воротам, сидел Антон и ждал меня. Остановив байк, слезла с него, стянула шлем.

— А ты чего на земле сидишь? — спросила я, подходя ближе. Он подняв голову, с улыбкой смотрел на меня.

— Тебя жду, — просто ответил Антон. Мне безумно захотелось прикоснуться к нему. Я несмело протянула руку, провел по макушке. Он прикрыл глаза, продолжая улыбаться.

— Можно и мне? — спросила я, собираясь присесть рядом. Он рассмеявшись, притянул меня к себе на колени.

— Тебе все можно, — ответил он, целуя меня в губы. Я ответила на поцелуй. Как же я соскучилась по моему Догу. С трудом оторвавшись от его таких нежных и властных губ, спросила:

— Ну как Соня?

— Все нормально, подробности потом расскажу. Покатаемся? — спросил он, вставая на ноги, не выпуская меня из рук.

— Давай, — согласилась я.

Подойдя к байку, я привычным движением села, завела двигатель, Антон устроился рядом.

— Давай на трассу, — тихо попросил он. Я удивилась, обычно мы катались по улицам иди по набережной. Ну, на трассу, так на трассу.

Когда мы были за пределами города, Антон попросил остановиться. Я съехала на обочину. Мы слезли с байка. Антон, отвернувшись от дороги, снял шлем. Лицо его было хмурым, но решительным.

— Мы нашли Соню. Братец ее проиграл в карты. Теперь она у местного авторитета, помешанного на гонках. У него условие, Соню за гонку. Если мы возьмем одно из первых мест, он вернет Соню.

— И Ник согласился? — тихо спросила я, заранее зная ответ.

— А ты как думаешь?

— И ты, я так понимаю, тоже, — уверенно сказала я.

— Да. Но я… но мне… блин, Лина, я не знаю, — не уверенно произнес он, ероша руками волосы, — Я два года не рулил. Мне нужно вспомнить. Нужны уроки, понимаешь?

— Тебе? Какие уроки? И от кого? От МЕНЯ? — я удивленно уставилась на него, — Милый, ты же легенда! Какие уроки! Да это ты меня еще должен учить!

— Я боюсь… Закрываю глаза и вижу, как лечу под фуру… — потерянно ответил Антон, — и потом я многое уже забыл.

Я подошла ближе, осторожно положила руку на его грудь, где тяжело билось сердце.

— Ты все вспомнишь. Все у тебя вот здесь, — ласково сказала я, поглаживая его по груди. Меня накрыла волна нежности и гордости за этого мужчину, не побоявшегося признаться вслух о своих страхах. Я решила пойти на хитрость. Я видела, как проходят гонки. Тем более нелегальные, где почти отсутствую правила. А то что они будут нелегальными, сомневаться не приходилось.

— Знаешь, я же тоже не плохо сижу за рулем. Так что вполне смогу выступить, — спокойно сказала я, не сомневаясь, что Антон запретит участвовать. Его реакция не заставила себя долго ждать.

— Только через мой труп! — гневно заявил он, — Ты не представляешь, что это такое. И не вздумай когда-нибудь влезть в это. Поняла?

Я, спрятав улыбку, согласно закивала.

— Поехали, гонщица, — проворчал он. Я уже собралась было сесть за руль, как сильные руки пересадили меня на пассажирское сиденье.

— Куда торопишься, женщина! — проворчал он, садясь за руль. Женщина? Я-то, что ли?

— Какая я тебе женщина?! — проворчала я.

— Милая, любимая, единственная! — прокричал Антон, перекрикивая звук работающего движка.

— А вот с 'единственной' по подробнее, — счастливо заулыбалась я.

Я всем телом прижималась к спине Антона. Неуверенность чувствовалась в каждом его движении, в каждой напряженной мышце его спины. Я понимала, что Антону нужно время, чтобы привыкнуть к рулю. И безмерно гордилась им. Не каждый сможет преодолеть свои страхи. Только сильный человек способен перешагнуть через прошлое.

Я обхватила его талию руками, еще крепче прижимаясь к нему, стараясь передать ему свое частичку своего тепла и уверенности. Я почувствовала, как он легко прикоснулся к моей руке. Через мгновение байк начал набирать скорость. Еще через несколько минут я ощутила, как под моими руками его мышцы немного расслабились.

Около часа мы разъезжали по дорогам. Потом увидела, как Антон повернул в сторону города. Почувствовала, что ужасно голодна. Помнится, кто-то меня ужином обещал угостить. Хотя, если учесть время, то уже, скорее всего, ранним завтраком. Когда мы подъехали к дому Антона, на часах было пять утра. Выключив двигатель, Антон посмотрел на меня, и слез с байка.

— Я ужасно голодный, — спокойно сказал он, улыбаясь. Я стянула шлем, вглядываясь в его лицо.

— Как ты?

— Хорошо, но нужно время. Перекусим, отдохнем и покатаем еще?

Я согласно кивнула. Антон, включив сигнализацию, протянул мне ключи от байка.

— Пусть будут у тебя, теперь твоя очередь меня катать, минимум полгода, — улыбнулась я, поворачиваясь в сторону подъезда. Уже у самой двери я остановилась. Поздно ведь уже, мне домой не пора?

— Что такое? — услышала я его голос в нескольких сантиметрах от своего уха.

— Ничего, просто уже поздно и ты устал наверно, я наверно домой поеду…а утром встретимся наверно..

— Слишком много 'наверно' для одного предложения, — засмеялся Антон, открывая передо мной дверь. В подъезде он решительно затащил меня в квартиру, — Быстро в ванную, мыть руки, а я пока нам приготовлю что-нибудь пожевать.

Я послушно поплелась в указанном направлении. Выйдя из ванной, пошла на кухню. Антон в фартуке стоял у плиты. Я уже говорила, что он не мужчина, а сказка? Нет? Ну, так вот, мой принц стоял у плиты, напевая какую-то песню, одновременно что-то помешивал в кастрюльке, а нарезал на столе. Я прислонилась к косяку, любуясь своим идеальным мужчиной. Я подошла ближе, повела носом.

— Умопомрачительный запах, — сказала я, вдыхая аромат, исходивший из кастрюльки.

— Сейчас будем ужинать, — улыбаясь, сказал Антон. Пока он отвлекся, я стащила из тарелки кусочек огурца, — Я все видел!

Меня усадили за стол, вручив хлеб, доску и нож.

— Вот, справишься? — спросил он, возвращаясь к нарезке овощей.

— Вот так и знала, что придется работать, эксплуататор! — тяжело вздохнула я, покорно нарезая хлеб.

Через десять минут мы уже сидели за столом, поглощая очередной шедевр Антона.

— Вкуснятина! Ты меня разбалуешь, — сказала я, удовлетворенно вздыхая, когда моя тарелка была пуста.