Нулевой отсчет (СИ), стр. 15

— Иди сюда, — тихо сказал он. Я продолжала стоять как вкопанная. Он вздохнул, преодолел разделявшее на расстояние, притянул меня к себе, и приподняв над землей, нежно поцеловал. Я не сопротивлялась. А что, я ведь тоже скучала! Почувствовала, как Никита идет, продолжая меня целовать и держать в объятиях над землей. Спиной ощутила прохладный металл автомобиля.

— Я соскучился, — выдохнул он в мои губы, на секунду прервав поцелуй.

— Я тоже, — тихо ответила я.

Он, посмотрев на меня, улыбнулся как кот, объевшийся сметаны. Причем халявной.

— Я рад, — проговорил он, снова целуя меня.

— Вообще-то рабочий день у меня начинается в девять, мы опаздываем, — напомнила я, продолжая обнимать его за плечи. Вздохнув, Никита поставил меня на землю.

— Ладно, поехали. Тем более поговаривают, что шеф у тебя просто зверь, — сказал он, когда я села в машину.

Я рассмеялась.

— Нуу, не то чтобы зверь….

— Ой, да я просто милейший человек! Спроси любого, — рассмеялся Никита, выруливая на дорогу. Открыв окно, прокричал, — Молодые люди, не опаздываем! За каждые десять минут опоздания буду снимать по десять процентов с зарплаты!

— Нет, ты все-таки зверь, — рассмеялась я. Всю дорогу лицезрела довольную физиономию шефа. Он тихо подпевал радио, на светофорах выбивая ритм пальцами на руле. Я украдкой наблюдала за Никитой. Так приятно просто смотреть на него.

Припарковавшись у офиса, Никита выйдя первым, быстро обошел машину, придержал дверь для меня. Я огляделась, видел ли кто-нибудь.

— Что тебя тревожит? — спросил Никита.

— Ничего, — соврала я. Посмотрела на него. Не поверил.

— Могу предположить? — спросил он. Я пожала плечами. Как хочешь, — Мне кажется, что ты боишься, как бы кто из сотрудников не подумал, что рабочее место ты получила из-за отношений со мной. Так?

Я опять пожала плечами. Он все сам сказал, говорить тут нечего.

— Сонь, все сотрудники меня знают очень хорошо. Они также знают, что у меня работают только специалисты. Так что если ты работаешь со мной, значит, ты заслужила. На сервис обращаются только постоянные клиенты, которых я ни первый год знаю. А они знают меня. Так что, если кто и будет сомневаться в твоем профессионализме, его тут обсуживать не станут. Понятно? — я послушно кивнула, — Ну вот и славно. Беги работой. Семеныч вон уже машет. Через минут двадцать будем пить чай.

Никита, нежно поцеловав меня на прощание, подтолкнул в сторону входа в сервис, а сам пошел в офис.

В дверях встретила улыбающегося Семеныча.

— Пойдем, девочка, мне помочь нужно, — он кивнул в сторону изрядно помятого мерседеса. Я радостно заулыбалась, я только за, помочь так помочь.

Как и обещал, Никита явился за нами через двадцать минут, когда я пыталась открутить прикипевшую гайку. Сил не хватало, даже после нанесения специального аэрозоля, гайка не желала откручиваться.

— Дай мне, — услышала я над самым ухом тихий голос шефа. Послушно протянула ему ключ. Глубоко вздохнув, Никита, заняв мое место, дернул гайку. Та со скрипом поддалась. Никита выпрямившись, удивленно посмотрел на свои руки, сжимающие ключ.

— Странно, — пробормотал он. Улыбнувшись, посмотрел на меня, — Ты видела? Это все ты! Точно!

Никита вихрем подлетел ко мне, схватив меня в медвежьи объятия. Я не понимала, что происходит. Поставив меня на пол, Никита, отстранившись, посмотрел в мои глаза.

— Они почти не дрожали, — радостно сказал он, — Ну где ты раньше была?

— Тут, — тихо ответила я, чувствуя, как на лицо появляется улыбка.

— Глупая! Где ты была все мои тридцать лет?!

— Где была, там уже нет, — ответила я, прижимаясь к нему, чувствуя, что единственное место, где мне хочется провести всю оставшуюся жизнь здесь, в кольце его рук.

Глава 9

Каролина

— Каролина Эдуардовна! Как освободитесь, зайдите ко мне, пожалуйста, — услышала я из коридора официальный голос Антона.

— Хорошо, Антон Борисович! — крикнула я в ответ. И что там такое стряслось? Виделись же час назад, и все было нормально. Собрав бумаги, взяв с собой телефон, потопала к непосредственному шефу. Дверь в кабинет Антона была закрыта. Постучала.

— Войдите, — услышала серьезный голос шефа. Странно.

Вошла, не выпуская из рук дверную ручку, внимательно посмотрела на сидящего в своем кресле парня.

— Закройте дверь, — прозвучало опять довольно холодно.

— Вызывали? — тихо спросила я. Мысли путались, причина такого его поведения никак не находилась.

— Вызывали, — подтвердил Антон, поднимаясь из кресла. Обойдя стол, уселся на него, скрестив руки на груди, — Мне нужно с вами серьезно поговорить, Каролина Эдуардовна!

— И о чем? — тихо уточнила я. Все, наверно я ему уже надоела. Сердце тревожно сжалось. С работой не проблема, мысленно начала составлять резюме и перелистывать объявления в поисках работы, а вот с сердцем-то что делать?

— Присядьте! — он указал рукой на стул возле себя. Я послушно уселась, руки начали дрожать. Пытаясь скрыть дрожь, сжала ладони в кулаки.

Антон прошел мимо меня, подойдя к двери, закрыл ту на замок. Через мгновение почувствовала его дыхание на своей шее. Легкий поцелуй. Руки нежно провели по моим плечам, лаская, спустились к кистям, поглаживая.

— Зачем вызывали? — тихо спросила я, наслаждаясь его прикосновениями.

— Соскучился! А ты что подумала?

— Ты меня позвал, потому что соскучился? — недоверчиво переспросила я.

— Угу, — промычал он, не отрываясь от своего занятия.

Вывернувшись из его объятий, я посмотрела на него. Начала медленно закипать. Я тут себе кучу всего надумала уже, а он соскучился, видите ли! Размахнувшись, стукнула его кулаком в грудь.

— За что? — проворчал он, потирая ушибленное место.

— Сам догадайся! — гневно ответила я, отскакивая от его протянутых рук.

— О чем догадываться-то? Соскучился, позвал тебя к себе, что тут не понятного? — продолжал бурчать он, наступая на меня. Потом резко остановившись, хлопнул себя по лбу, — А ты себе уже невесть что понапридумывала? Да? Вот я болван! Иди сюда! — нежно сказал он, поймав меня и притянув к себе.

— Такс, что ты успела уже надумать? — строго спросил он. Я упорно молчала, чувствуя, как облегчение накрывает с головой.

— Ничего! — излишне резко ответила я.

— Ладно. Дай-ка я сам догадаюсь, — он присел на край стола, зажав меня меду коленей, руки блуждали по спине, поглаживая, — Думаю, ты уже решила, что я устал от тебя, хочу прекратить наши отношения. Так?

Я молчала, опустив голову, и рассеянно водила по его футболке рукой.

— Посмотри на меня, — строго сказал Антон. Я затрясла головой. Ни за что! Услышала его глубокий вздох. Почувствовала, как Антон, обхватив мое лицо ладонями, потянул вверх, — Глупая! Какая же ты у меня еще глупая! Слушай и запоминай. Повторять не буду. Я не люблю твою улыбку, твои умопомрачительные глаза, твое лицо, то как ты смешно хмуришь бровки, как закусываешь верхнюю губку, когда о чем-то размышляешь. Не люблю твой смех. Не люблю, как ты произносишь мое имя, — он говорил, а у меня все больше округлялись глаза, опять бросило в пот, зачем? Зачем он все это мне говорит? — Я не люблю тебя! Я тебя просто обожаю!! С ума схожу, когда тебя не вижу больше десяти минут. Ночами спать я уже давно перестал. Я уверен, что все мужчины в возрасте от восемнадцати до восьмидесяти хотят тебя увести у меня. Ты бы знала, какими взглядами на тебя смотрят, когда ты рулишь своим байком! Я безумно ревнивый тип, как выяснилось. Говорить красивые слова я не умею, так что коряво получается, да? — он провел большими пальцами по моим щекам, неуверенно улыбаясь, — Еще я безумно хочу тебя. Но это уже отдельная история. Этот аспект мы обсудим в более удобной обстановке.

Я во все глаза смотрела на Антона. Он мне что, в любви признается? Елки-палки! Вот как так можно за каких-то пять минут ввергнуть человека в полное отчаяние, а потом вознести на небеса!