Делл (СИ), стр. 44

загрузка...

Конечно, не надо. Больная я что ли? Вокруг информационный центр военной базы (?), а замок держит код блокировки на специальной сенсорной клавиатуре, позволяющей получить доступ к чему-то важному. Потухшие экраны на стенах, темные мониторы на столах – бункер под землей.

- Не тяни время, его и так мало. Приступай.

Теперь, когда он снял шапку, лысина – гладкая, как кегельбанный шар, - блестела в свете единственной зажженной под потолком лампочки, такой тусклой, что требовались фонари, чтобы разглядеть больше, нежели смутные очертания предметов вокруг.

Я не отрывала по-волчьи холодного взгляда от замка.

Нет.

Маленькая Меган внутри сжалась в комок; в ее широко распахнутых глазах, словно расплавленная лава, плескался страх. Казалось, взгляд умолял: «сделай, как они говорят, и уйдем. Ведь страшно… Очень страшно!»

Нет, малышка. Нет. Я не для того попала в Нордейл, город-сказку, чтобы предать его. История не повторится.

Она медленно подняла руки и накрыла ими голову, будто защищаясь от грядущего удара, уже предчувствуя его, хотя вокруг меня никто не двигался. Все ждали.

Извини.

- Приступай! - Лысый начал терять терпение. – Я не для того тебя припер сюда, чтобы уговаривать. Слышишь, ты?!

- Не умею, – процедила я.

Раздался каркающий смех, отразившийся от холодных стен. Водитель курил, сидя на отодвинутом от стола стуле. Мои провожатые стояли где-то позади, за спиной.

- Не умеет она? Кому ты %№%!? Знаешь сколько я отдал, чтобы выяснить, кто лучший на ваших гребаных курсах? Ты! Поэтому не мотай мне нервы, я и так зол. Открывай!

Красная маленькая лампочка равномерно мигала. Нетронутая схема, нетронутые магниты, сохраненный невзломанный код, который и останется таковым. Внутри медленно разливалось холодное студенистое чувство неизбежности.

- Ну?! – рыкнул лысый. - Начинай, слышишь?! Мое терпение на исходе. Не сделаешь сама - я заставлю. Зачем тебе это, скажи, ну, зачем? Испортишь прическу, личико, кожу, разве ты этого хочешь?

Где-то там, внутри замка, застыли магниты – между ними поле и взаимодействие частиц. Оно не нарушится потому, что мои пальцы прикоснутся к поверхности. Проклятые пальцы. Проклятое знание.

Лучше бы на бухгалтера…

Поздно.

- Я не буду этого делать.

- Будешь…

Теперь его голос зловеще свистел.

- Будешь и сделаешь. Терпеть не могу строптивых, и кое-кого покрепче ломал. Алан?

Кто-то подошел сзади, резко развернул меня на сто восемьдесят градусов и ударил в лицо. Лязгнули зубы, а вместе с ними покачнулось что-то внутри – треснуло и едва не осыпалось в центре головы.

Плохо дело… Труба…

Но решимость стоять на своем лишь возросла. Не буду преступать черту, не в этот раз…

- Открой этот гребаный замок, и свободна! Неужели не ясно?! – долетел сбоку хрипящий противный голос, и боль усилилась.

Язык потонул во вкусе собственной крови, густой и липкой. Алан, держащий меня за грудки, смотрел холодно и пусто. Ему было все равно, кого бить: женщину, старика, собаку…

- Давай…

Ударили еще раз.

Внутри сделалось гулко, как в колоколе; сквозь сознание поплыли шумовые волны.

Только не снова… Три дня до дня рождения…

- Научи ее!!!

Следующий удар пришелся в живот, от него тело сложилось пополам, ноги подкосились. Надсадный кашель вырвался изо рта с хрипом, осев на куртке громилы капельками кровавой слюны. Тот зарычал. От резкого тычка в ребра я отлетела к стене и ударилась затылком о бетон – мир в очередной раз вспыхнул красным и покачнулся, теряя привычные очертания. Шум в висках сделался нестерпимым.

- Ты сделаешь это! – шипел лысый. – Сделаешь… или не выйдешь отсюда никогда. Мне нечего терять, у меня одна попытка, а у тебя одна жизнь. Неужели не ценишь?

Ценю, старый козел, ценю… Вот только свободную. И честную…

Железный Алан давил на шею стальным захватом.

Маленькая Меган внутри сжала голову дрожащими руками, упала на пол и теперь скулила от страха.

Прости, малышка. Если выберемся, куплю тебе… нам… гору мороженого…

- Так будешь открывать, в последний раз спрашиваю?!

И шоколада…

Теперь он ревел, начиная осознавать, что проиграл. Да, женщина, да, маленькая, вот только не сломать, и не такие пытались…

Я разлепила пульсирующие от боли веки и посмотрела на него. Глаза слезились.

- Испортил мне день рождения… - просипела со смесью грустной ненависти и разочарования.

- Что?! – Лысый, вероятно, ожидал услышать что-то другое, например, «да, мистер. Конечно, мистер. Как скажете, мистер… показывайте замок». А когда понял, что не услышал, сорвался. Посерел лицом, осунулся, постарел, словно одеревеневшая маска, пролежавшая на полке десятки лет и вдруг попавшая под дождь.

- Дай ей, дай ей! Дай этой суке, как следует… - завизжал он, но конец фразы потонул во мраке, когда мой затылок в очередной раз вошел в коллапс с бетонной стеной.

Ускользая из бытия, я успела подумать о мигающей красным лампочке и о том, что в жизни никто никогда за тобой не приходит. Никто и никогда. Просто забирают оружие из обессилевшей руки лежащего на земле человека и уходят. Оставляют его позади, как отработанный материал. Это жизнь.

Сознание затухало.

Конвульсивно дернулась на полу Маленькая Меган.

Глава 14

Когда в кабинет ворвался Дэлл Одриард – именно ворвался, а не вошел, тактично, со стуком, после приглашения, как это было принято, – Джон Сиблинг как раз просматривал последние отчеты о происшествиях в Нордейле и совершенно не был готов к энергетическому напору, который вплыл в помещение вместе с подрывником.

- Джон, почему она здесь?! Почему на четырнадцатом и почему у нас в здании?

- Эй-эй-эй! - Предостерегающим жестом взмахнул рукой человек в форме. - Что за этикет? С каких пор ты врываешься ко мне в кабинет с вопросами?

- Та девушка, - Дэлл отыскал глазами нужный экран, транслирующий изображение допросной комнаты и двух человек, находящихся в ней, - она давно попала сюда? Почему в крови, почему допрашивают? Что она натворила?

- Одриард… - раздраженно рыкнул оторванный от дел Сиблинг.

- Ее обвиняют в чем-то?

- Я что, превратился в справочную? Ты не ошибся дверью?

- В Комиссии нет справочной.

- Вот именно.

- Ответь мне. Это важно.

Джон, все еще удивленный нервозностью и взметнувшейся внутренней нестабильностью Дэлла, нехотя перевел взгляд на экран. Отчитать наемника или же ответить? Судя по бешеным глазам, лучше ответить – тот не успокоится, пока не вытряхнет правду из кого-нибудь другого.

- Так сюда, по-твоему, можно врываться без приглашения?

Одриард сдержал рвущееся наружу раздражение и беспокойство и на секунду опустил голову. Прикрыл глаза, немного остыл, собрался.

- Нет.

- Хорошо, что ты это помнишь, – Сиблинг удовлетворенно кивнул. – А что до этой девушки…

Серо-зеленые глаза скользнули по экрану, и напротив него в воздухе моментально поплыла зашифрованная информация, по крайней мере Дэлл не смог ее ни распознать, ни прочитать (чертовы символы!) Джон же без труда уловил смысл текста и изрек:

- Попала сюда час назад. Доставлена вместе с преступной группировкой, предпринявшей третью попытку взломать серверный центр военной базы к северу от Нордейла…

Одриард застыл на месте и едва заметно побледнел. «Только не это…» - читалось в его глазах. – «Черт возьми, только не это!»

- …однако допрос показал ее непричастность к преступным действиям. Девушка, обучающаяся на курсах криптографии, была похищена прямо с улицы и доставлена на базу насильно. Там ее навыки попытались использовать для взламывания магнитного устройства, но безрезультатно, так как указанная дама отказалась содействовать, за что и была избита. Собственно, именно поэтому она и в крови. Так как законов она не нарушала, Комиссия окажет ей посильную помощь и поддержку.

Теперь Дэлл выглядел иначе – ошарашенным и злым. Джон мог бы даже использовать слово «в ярости». Люди… что с них взять. Любят они сильные эмоции.