загрузка...

- Они сделали мне одолжение сами того не зная…

- Какое?

- Теперь у меня нет отпечатков пальцев. Сгорели.

Карандаш с хрустом переломился посередине. На лице Дэлла не дрогнул ни единый мускул, лишь в глазах застыло странное выражение.

*****

Если бы я лежала в центре кровати, то можно было бы раскинуть руки в сторону и убедиться, что они не достают до краев – огромный затянутый белой простынью плот, накрытый легким, но теплым одеялом. Взгляд скользил по незнакомым предметам: электронным прямоугольным часам на тумбе, лежащему рядом с ними журналу «ХемиТек», нескольким монеткам мелкого достоинства, темно-зеленым шторам, круглым ручкам стенных шкафов, напоминающим грибные шляпки.

Тишина. Дэлл ушел пятнадцать минут назад. Показал спальню, объяснил, что какое-то дело срочно требует его вмешательства и что вернется позже. Прежде чем уйти, он дождался, пока я заберусь в постель, а потом присел на край – самый интимный момент моей недолгой жизни - и какое-то время смотрел в глаза. Дольше, чем требовалось для отдельного «я» и «он»… И глубже - запутываясь в мягкий клубок слова «мы». Затем мягко улыбнулся и ушел, оставив на губах незапечатленный поцелуй.

Незнакомая спальня незнакомого дома, а за окном улицы, названий которых я не знаю. Как они выглядят, какие дома на них стоят? Как далеко тянутся в стороны, какие люди живут в обустроенных ячейках этого Уровня? Наверное, хорошие. Ведь отчего-то не пропадает на душе ощущение умиротворения, тихого счастья. Волшебный воздух? Или волшебный Дэлл?

Почему на стене его кабинета (куда я заглянула из любопытства), увешанной различными моделями пистолетов, оставалось пустое место в центре? «Brandt XT-5» - что это за зверь и почему до сих пор не появился на положенном месте? Непонятно…

Да, не положено, но оставшись одна, не удержалась: прошлась по комнатам, вдохнула запах дома, его дома. Каково было бы жить здесь? Вместе… Гель для бритья на полке в ванной, рубашки в шкафу, ручной эспандер на столе рядом с бумагами… Мужчина. Сильный мужчина. Смогли бы мы однажды дополнить друг друга, сосуществовать рядом, радуясь присутствию друг друга? И даст ли судьба шанс опробовать себя в новой роли, в роли «1+1=2»…

А пока тихо... Широкая кровать, незнакомый дом, пластырь на груди, наложенный мужскими руками. И ожидание чего-то трепетного… Его возвращения. А может быть, будущего. Одна минута сладко и незаметно перетекала в другую.

Я закрыла глаза.

Глава 8

Дверцы хлопнули одновременно, заглушая шум дождя.

- Как все прошло? – Мак отложил распечатку, которую читал в машине, ожидая возвращения друзей.

- Отлично, – Дэлл стряхнул с волос капли. - Он был дома, собирался ложиться спать с собственной девчонкой. Ту пришлось отключить, с ним поработали без проблем. Все по плану.

Халк удовлетворенно раскинулся на заднем сиденье.

- В этом гребаном городе, сколько себя помню, всегда сыро.

- Угу, – водитель бросил взгляд на скользящие по стеклу дворники. – Значит, остался один.

- Да, последний – Луи Бовега.

- Окей.

Чейзер взял в руку лист бумаги, коротко взглянул на черно-белое фото и закрыл глаза, мысленно нащупывая объект. В машине сделалось тихо; Дэлл знал - в этот момент незнакомый человек на другом конце города, не подозревающий об опасности, скорее всего уже лежащий в постели, скорчился от боли.

Бита, вырванная из пальцев, упала на пол коридора и покатилась с равномерным звуком. Пистолет за поясом брюк – скорее достать, но удар в живот заставил Луи сложиться пополам и отхаркнуть кровью из разбитой челюсти. Он не успел ни сориентироваться в том, что происходит, ни защититься. Позор, столько лет подготовки, а его скрутили словно цыпленка. В темноте он успел рассмотреть троих, одетых в темное. Теперь один из них стоял, оперевшись на косяк кухонной двери, безучастно смотрел в окно и пожевывал в зубах спичку, второй – Бовега ощущал мокрую кожу его куртки голой спиной – сжимал за шею так, что легкие горели от недостатка воздуха, а третий – со странными светлыми глазами – стоял напротив. Нездорово спокойный, будто киборг.

Не грабители – с теми бы Луи справился в два счета, в его дом нагрянули люди из элитного подразделения, он был уверен в этом. Только они видят спиной, остаются безучастными до последнего момента, а когда попытаешься замахнуться, выламывают руку из плечевого сустава с корнем.

Охранник дернулся – сработала привычка – попытался вывернуться из захвата, но моментально получил еще один удар в живот и полное отсутствие воздуха; сдавившая шею рука перекрыла доступ к кислороду. Издав хриплый звук, Луи обмяк.

- Все, успокоился?

Стоящий напротив смотрел терпеливо, без раздражения. Со скучающим видом жевал спичку другой, у двери.

- Вот теперь поговорим.

*****

Дэлл с наслаждением вдохнул прохладный, но уже совершенно сухой осенний воздух ночного Нордейла и пожал протянутую руку.

- Спасибо.

- Да какие проблемы… Звони, если снова.

- Снова не будет. – Какое-то время мужчины смотрели друг на друга. Без лишних вопросов – за годы работы срослись, изучили друг друга. Темнел дверной проем задней части дома, освещенный луной. – Я обо всем позабочусь.

Они попрощались – машина Чейзера тихо заурчала мотором и, скрипя мелкими камушками под шинами, выехала за ворота. Дэлл остался один. Какое-то время смотрел на уснувшую дорогу, тянущуюся за садом, затем аккуратно, стараясь не шуметь, открыл дверь и вошел в дом.

Душ принял на первом этаже, хоть и был уверен, Меган уже спит, но все же подстраховался – незнакомые звуки могли потревожить ее сон, затем вытерся полотенцем, джинсы одевать не стал – пряжка ремня звякнет, если снимать вновь и поднялся на второй этаж.

Около минуты стоял в дверях спальни, глядя на притихшую под одеялом девушку – ни посапываний, ни метаний; укрытый почти до макушки затылок и рыжие волосы, разметавшиеся по подушке – затем осторожно подошел к кровати, приподнял одеяло и прилег в нее, как на плот, который может перевернуться, если наступить на самый край. Медленно перевернулся, вытянулся на животе и затих.

Часы на тумбе показывались начало третьего. Будильник заведен на семь – с утра нужно забросить ее обратно в Солар к началу рабочего дня. Одному из последних рабочих дней, по-крайней мере в конторе Тони.

Закрыв глаза, Дэлл продолжал ощущать ее кожей – присутствие незнакомого человека в личном пространстве. Неопасного, тихого, спящего – не желающего чинить препятствий. Казалось, даже во сне ей было неудобно за собственное присутствие – Меган лежала на самом краю, повернись, и скатится.

Сон не шел. Пятнадцать минут спустя Дэлл все еще лежал с закрытыми глазами и думал о том, что никогда бы добровольно не привел в дом владельца ножа. Может, Райдо Саара, который заставлял его пытать других, стоя в сторонке и наслаждаясь видом боли на лицах ни в чем не повинных для Дэлла людей? Или ту Олу Барелиас – молодую неоперившуюся избалованную девчонку, которую он в избытке возил по ночным клубам, и которая боялась его больше, чем тех идиотов, что приставали к ней каждую ночь в дымных залах, сотрясаемых звуками дамб-баса? А она боялась его… пользовала, приказывала, но все время боялась. Да он не привез бы их в собственный дом даже под пытками… А эта – худая, с рыжими волосами, жмущаяся к краю постели, теперь лежит в его спальни. Нонсенс. Больше не владелица ножа, а кто-то еще…

В какой момент она превратилась в кого-то еще? И в кого?

Он не смог ответить на этот вопрос. А еще через полчаса уснул.

В следующий раз он проснулся в пятом часу утра.

Тепло. Слишком тепло… Открыл глаза. Не поверил собственным ощущениям - когда она успела подкатиться и завернуться в него, как в одеяло? Дэлл задержал дыхание, ощущая под рукой женское тело. Перед внутренним взором плыли обрывки сна – маленькие аккуратные груди почти у самого лица, перед глазами… Аппетитные соски – розовые круглые ореолы. Ягодки, которые хочется лизнуть…

загрузка...