Ударная волна, стр. 96

— Положение рефлектора выбрано идеально! — радостно сообщил он. — Акустическая энергия повернута вспять, в точности как и задумывалось.

— Где она теперь? — спросила Молли.

— Слившись с энергией от трех других островных горных предприятий, звуковые волны несутся к острову Гладиатор быстрее реактивного самолета. Их объединенная сила ударит в подводное основание острова примерно через девяносто семь минут.

— Дорого бы дал, чтобы взглянуть на его лицо.

— На чье? — простодушно спросил Эймс.

— На лицо Артура Дорсетта, — пояснила Молли. — Хотела бы я видеть, как его пиратский остров пустится отплясывать рок-н-ролл.

52

Двое мужчин и женщина притаились в зарослях кустов рядом с внушительным арочным проходом, который прорезал середину высокой стены из камней лавы, окружавшей все поместье Дорсетта. За аркой тянулся вымощенный кирпичом подъездной путь. Он огибал обширный, хорошо ухоженный газон и пролегал через высокий портик, выступающий из фасада здания для защиты людей, выходящих из машин или садящихся в них. Вся кирпичная дорожка и здание освещались яркими фонарями, продуманно расставленными по территории. Вход преграждали мощные железные ворота, словно попавшие сюда из какого-то средневекового замка. В арочном проходе почти пятиметровой толщины располагалась небольшая дежурка для охранников.

— Можно ли попасть в поместье еще как-нибудь? — тихонько спросил Питт у Мэйв.

— Арочные ворота — единственный вход и выход, — ответила она шепотом.

— Никаких сточных труб или овражков, проходящих под стеной?

— Уж поверь мне. Девчонкой я не раз хотела убежать от отца, но не смогла отыскать и малюсенькой дыры в заборе.

— Детекторы безопасности?

— Лазерные лучи по верху стены с инфракрасными датчиками на телесное тепло установлены над землей на разном расстоянии друг от друга. Появление любого существа размером больше кошки вызывает тревогу, сигнал которой подается в дежурку. Телекамеры автоматически приходят в движение и нацеливают объективы на непрошеного гостя.

— Сколько охранников?

— Ночью — двое, днем — четверо.

— Собак нет?

Она покачала головой:

— Отец ненавидит животных. Я так и не простила ему, что он затоптал птичку со сломанным крылом, которую я пыталась выходить.

— Старина Арт точно создал себе образ варвара и злодея, — подал голос Джордано. — Он еще людоедством не пробавляется?

— Он способен на все, в чем ты очень хорошо убедился, — сказала Мэйв.

Питт задумчиво оглядел ворота, стараясь обнаружить охрану. Но той, по-видимому, больше нравилось сидеть в дежурке и следить за системами безопасности. Наконец Питт поднялся на ноги, оправил форму и обратился к Джордино:

— Я собираюсь блефануть. Лежите тихо, пока я ворота не открою.

Повесив автомат через плечо, он достал из кармана швейцарский армейский нож. Отогнув маленькое лезвие, сделал небольшой порез на большом пальце, выдавил крови и размазал ее по лицу. Добравшись до ворот, Питт пал на колени, обеими руками вцепился в засов и принялся стонать, будто от боли:

— Помогите! Мне нужна помощь!

В двери показалось лицо, потом пропало. Секунды спустя оба охранника выскочили из дежурки и открыли ворота. Питт так и рухнул на протянутые руки.

— Что случилось? — спросил один охранник. — Кто это тебя?

— Шайка китайцев вырвалась из лагеря. Я шел по дороге с причала, а они на меня сзади наскочили. Кажется, двоих я прикончил, пока вырывался.

— Надо бы сообщить в главную службу безопасности, — заговорил другой охранник.

— Сначала помогите мне до дежурки добраться, — простонал Питт. — Они мне, кажется, черепушку проломили.

Охранники закинули руки Питта себе на плечи и поволокли в дежурку. Питт медленно подвигал руки до тех пор, пока шеи охранников не оказались в изгибах его локтей. В дверях дежурки он резко отклонился назад и мертвой хваткой зажал шеи охранников, вложив всю свою силу. Раздался глухой звук: охранники стукнулись головами. Потеряв сознание, они повалились на пол, предоставив Питту свободу действий по крайней мере на два часа.

Джордино и Мэйв быстро прошли в открытые ворота и присоединились к Питту. Джордино поднял охранников, словно соломенные чучела, и усадил их на стулья возле стола лицами к видеомониторам.

Быстро окинув взглядом систему безопасности, Питт отключил сигналы тревоги, а Джордино тем временем, пустив в ход форменные галстуки и ремни, привязал охранников к стульям. Питт обратился к Мэйв:

— Где Фергюсон обитает?

— За дворцом среди деревьев два гостевых домика. Он живет в одном из них.

— И, насколько я понимаю, ты не знаешь, в каком именно?

Мэйв пожала плечами:

— Я на острове впервые с тех пор, как убежала в Мельбурн. Если память не подводит, он живет в том, что ко дворцу поближе.

— Пора повторить нашу операцию вторжения, — сказал Питт.

И они двинулись по кирпичной дорожке ровным неспешным шагом. Подошли к домику, где, по мнению Мэйв, располагался Джек Фергюсон, смотритель шахт Дорсетта на острове Гладиатор.

Небо на востоке начало светлеть. Поиски детей Мэйв заняли слишком много времени. С рассветом присутствие посторонних на острове наверняка обнаружится. Нужно было действовать быстро, чтобы забрать ребят, достигнуть яхты и покинуть Гладиатор на личном вертолете Артура Дорсетта, прежде чем сумерки рассеются окончательно.

На этот раз не было никаких предосторожностей. Питт, подойдя к входной двери, пнул ее так, что дом содрогнулся. Быстро осмотревшись с помощью фонарика, взятого у охранников на утесе, он узнал все, что требовалось. Фергюсон жил в этом доме, точно. На столе лежала куча писем, адресованных ему, там же был и календарь с его пометками. В стенном шкафу Питт обнаружил тщательно отглаженные мужские брюки и пиджаки.

— Никого нет дома, — сказал он. — Джек Фергюсон смылся. Никаких сумок и чемоданов, а половина вешалок в гардеробе пусты.

— Он должен быть здесь! — смятенно воскликнула Мэйв.

— Судя по пометкам в календаре, Фергюсон сейчас обследует другие горные предприятия твоего отца.

Мэйв беспомощно обвела взглядом пустую комнату.

— Моих мальчиков нет. Мы сильно опоздали. О боже, мы пришли слишком поздно! Они мертвы.

Питт обнял ее одной рукой:

— Они такие же живые, как и мы с тобой.

— Но ведь Джон Мерчант…

В дверях вырос Джордино.

— Никогда не верь человеку с крысиными глазками.

— Нет никакого смысла терять здесь время, — сказал Питт, минуя Джордино. — Мальчишки во дворце и всегда были там, коли на то пошло.

— Ты же не мог знать, что Мерчант врал, — сказала Мэйв.

Питт улыбнулся:

— А-а, только Мерчант взял и соврал. Это ведь ты сказала, что мальчишки живут в гостевом домике Джека Фергюсона. Мерчант просто поддакнул тебе. Он решил, что мы лопухи и поверим этому. Что ж, может, мы и поверили, но только на одну секунду.

— Ты знал?

— Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять очевидное: отец ни за что не причинил бы вреда твоим сыновьям. Можешь любое пари выиграть, если поставишь на то, что их заперли в твоей бывшей комнате и завалили игрушками, купленными заботливым дедушкой.

Мэйв вытаращила на него глаза:

— Думаешь, он не заставлял их работать в шахте?

— Конечно нет. Он давил на материнский инстинкт, заставляя тебя думать, будто детишки страдают, поскольку он способен ввергнуть их в страдания. Подлый мерзавец хотел, чтобы ты встретила смерть убежденной, будто он обратил близнецов в рабство, отдал их садисту смотрителю и заставил работать с утра до ночи. Вникни в факты. У Боудикки и Дейрдры детей нет, а значит, твои мальчики — единственные его наследники. Убрав тебя с дороги, он собирался воспитать их на свой лад.

Мэйв пронзила дрожь.

— Это что ж я за идиотка, а?

— Потрясное название для песни, — оценил Джордино. — Мне претит портить добрые вести, только, по-моему, народ зашебуршился. — Он махнул рукой в сторону дворца, в окнах которого загорелся яркий свет.