Понты и волшебство, стр. 37

— Не совсем представляю, как такое можно проделать, — сказал я.

Такое описывалось только в научной фантастике. Если дело и обходилось без лоботомии, процесс был достаточно сложным и болезненным. Всякие электроды и кабели, напрямую соединяющие два мозга…

— Ты проживешь часть его жизни, — сказал Морган. — Будешь участвовать в тех сражениях, в которых он участвовал, убивать тех, кого он убивал, испытывать боль, которую он испытывал. И если ты не умрешь в процессе, то ты обретешь те навыки, которыми он сочтет нужным с тобой поделиться.

— Умру в процессе? — переспросил я.

Скоропостижная кончина в результате какого-то магического эксперимента в моих планах на ближайшее будущее не значилась.

— От шока, — пояснил Морган. — Болевого или эмоционального. Видишь ли, сэр Реджи предлагает тебе отнюдь не самые радужные частички своей жизни.

— Но память — это же еще не все, что мне нужно. Далеко не все.

— Память не только разума, но и память тела. За время транса ты проживешь годы, ты узнаешь многое и многому научишься. Это может изменить тебя, и это тебя изменит. Воспоминания сэра Реджи станут твоими воспоминаниями, настолько точными и подробными, что ты не заметишь разницы.

— Гм, — сказал я. — Интересное предложение, добрый человек. А скажите-ка мне вот что… В ходе этого процесса я не утрачу свою личность?

Слишком много фильмов ужасов я видел на эту тему. Начиналось все с передачи сознания, а потом обычный, добропорядочный и ничем более не примечательный человек превращался в кошмарного кровожадного монстра с капающей с клыков слюной.

— Нет, — сказал Морган. — Твоя личность изменится под воздействием приобретенного опыта, но ты все равно останешься самим собой. Однако я хочу, чтобы ты понял: в любом случае это довольно опасный эксперимент. Никто из нас не вправе принять решение за тебя.

— Какова вероятность, что я умру в процессе?

Не самый последний момент. По крайней мере, лично для меня.

— Обычно вероятность равна одному шансу из десяти, — сказал Морган. — Все зависит от личностей людей, участвующих в передаче, от их силы воли и разума. Более точно тебе сможет сказать человек, у которого хранится ключ. Он немалому числу людей помог.

— Я хотел бы услышать ваше мнение на этот счет, — сказал я. — Вы маг и куда мудрее меня, тем более в подобного рода делах. Как вы считаете, стоит ли нам становиться на короткий путь?

— Я — всего лишь человек, — сказал Морган, хотя было видно, что похвала ему льстит, — и не могу знать всего. Сэр Реджи говорит, что это единственный способ подготовить тебя к схватке с Темным Властелином, а его авторитет в этой области непререкаем, и я не сомневаюсь в его словах. Я готов признать, что нам всем было бы легче, если бы ты умел сражаться, как сэр Реджи. В первую очередь легче было бы тебе самому. Но если ты ответишь отказом, мы все равно сделаем все, что в наших силах, дабы помочь тебе в выполнении твоей миссии. Никто не может принять решение за тебя. Решать должен ты сам.

После его слов воцарилась тишина, нарушаемая лишь обычными ночными звуками да сопением Кимли. Это была тягостная тишина, тишина ожидания. Они сделали предложение и хотели знать, будет ли оно принято. Слишком многое зависело от ответа. Карты были выложены на стол, наступила пора моего хода.

— Я должен подумать, — сказал я. — До утра. Утром я дам вам знать.

— Да будет так, — сказал Морган.

Более разговоров в тот вечер я не припомню.

Глава восьмая,

в которой герой знакомится с ограми

Все произведения в жанре фэнтези изобилуют долгими и трудными походами, полными опасностей и лишений. Создается такое впечатление, что наличие в данном конкретном мире магии автоматически означает полное отсутствие в этом же мире мало-мальски приличного дорожного сообщения, особенно между теми пунктами, куда главным героям позарез надо попасть. И чапают они пешкодралом.

Вот и мы чапали.

После долгого и мучительного раздумья, которое по моему наручному хронометру заняло около двух с половиной минут, я принял решение пойти на риск по короткому пути, потому что длинный, как и говорил сэр Реджи, ничем хорошим закончиться не мог. Понимаете, что я имею в виду? Если уж герою суждено зарезать самого злодейского мирового злодея, он должен уметь пользоваться своим перочинным ножиком. Тем более что мой единственный путь домой, куда я, впрочем, не так уж сильно хотел,[18] лежал через труп Темного Властелина.

Спутники мои встретили мое решение с должным пониманием и соответствующим случаю сочувствием и сразу же вывалили мне на голову кучу новых проблем.

Как то:

А. Ключ Знаний хранился у одного из самых влиятельных членов Гильдии Магов, Корда Мудрого, в его традиционной башне, находившейся в двух неделях пути в сторону, несколько отличающуюся от той, в которую мы шли до этого. Скажем, отличающуюся градусов на сто двадцать.

Б. Из этого следовало, что план Моргана идти тихонько пешочком и не открывать магические порталы, через которые Темный Властелин мог бы нас отследить, накрылся предназначенной для стирки посудиной, сделанной из желтого недрагоценного, но цветного металла.[19]

В. Было принято решение до башни Корда добираться своим ходом, а после завершения ритуала, если он завершится удачно, на что все члены нашей команды спасателей мира сильно рассчитывали, совершить прыжок в сторону границ Империи и лицом к лицу встретить поджидающую нас опасность.

Г. Поскольку в молодости Корд Мудрый звался Кордом Агрессивным и занимался примерно тем же самым, чем Морган занимался всю свою профессиональную деятельность, то бишь специализировался на боевой магии, в чем был превзойден своим последователем, отношения между двумя магами сложились весьма и весьма прохладные. До такой степени прохладные, что, даже если речь шла о спасении мира, где все старые распри по идее должны были бы быть отвергнуты и забыты, сам Морган идти к волшебнику отказался наотрез. Несмотря на все мои уговоры и доводы, он уперся рогом и не шел ни на какие уступки. Пойдете вы с сэром Реджи, говорил он, а мы с Кимли подождем вас внизу. Я бы, типа, пошел, если бы это было необходимо и другого выхода не было, но вы прекрасно справитесь и без меня.

Д. Кимли боялся высоты, поэтому с предложением подождать внизу и постоять на атасе, как бы чего не вышло, согласился с легкостью, пугающей для столь солидного чело… гнома.

Е. Была и еще одна загвоздка. Помните пример с дверью и засовами, который приводил мне Морган говоря о необязательности наличия у Темного Властелина оставшихся ключей для наступления всеобщего кирдыка? Два засова хлипче, чем девять, но один — гораздо хлипче, чем два, и, хотя Темный Властелин мог обойтись и без ключа Знаний, это совсем не означало, что он откажется заграбастать его при первой же представившейся возможности. Конечно же ГМиЧ хранила местоположение доверенного ей ключа в атмосфере строжайшей секретности, однако Морган о нем знал, сэр Реджи знал, знал и Кимли. А Темный Властелин уже не раз доказывал свое умение добывать нужную ему информацию и находить то, что другие найти не могут, так что по дороге к башне Корда мы вполне могли наткнуться на одного из Черных Лордов с отрубленной головой волшебника в одном кармане и необходимым нам ключом Знаний в другом.

Это, так сказать, перед вами был список крупных неприятностей. Мелких же было столько, что мне не хватит букв алфавита, чтобы изложить их все в порядке перечисления.

Поход через лес! О, сколько романтики в этом действе, воспетом во множестве романов, поэм и баллад! О, эти деревья-великаны, кронами заслоняющие небо и создающие вечный полумрак, в котором так удобно ломать ноги и налетать на огромные пни! О, эти ветви, хлещущие тебя по лицу и переплетенные в узлы, завязать которые может только пьяный матрос, и иногда настолько плотные, что дорогу приходится прорубать мечом! О, эта зеленая трава, вырастающая на высоту до полуметра, опутывающая лодыжки и мешающая каждому шагу! О, эти комары, тучами вьющиеся над головой и пикирующие на тебя целыми эскадрильями!

вернуться

18

И с каждым днем хотел все меньше и меньше.

вернуться

19

Сноска для непонятливых — медным тазом.