Понты и волшебство, стр. 19

— Выдох Дракона, — прокомментировал заклинание бард.

Морган удерживал струю около двадцати секунд, что для обычного выдоха было слишком уж долго. Но одним махом он положил около тридцати человек.

Потом он сотворил огненный шар около двух метров диаметром и отправил его катиться в сторону врага. Не все успели увернуться. Объятые пламенем люди истошно кричали, размахивали руками, роняя оружие, и падали на землю.

— Адский Кегельбан, — дал название бард. — В Школе Огня Морган особенно силен.

— Заметно, — сказал я. — Слушай, а почему мы вообще не отступаем? Зачем мы деремся?

— В смысле? — удивился Гармон.

— В прямом. У нас тайная миссия, и мы должны держаться скрытно, так мне говорили. Кроме того, мы столкнулись с превосходящими силами противника, и самым мудрым выходом из создавшегося положения было бы бегство.

— Позволю себе с тобой не согласиться, мой лорд, — сказал Гармон. — В данной ситуации отступление вряд ли было бы самым мудрым выходом, потому что в таком случае мы оставили бы у себя за спиной целый отряд противника, вечно скрываться от которого мы все равно бы не смогли. Рано или поздно нам пришлось бы с ними сразиться, только в менее благоприятных условиях, ведь сейчас на нашей стороне бьются местные монахи. Кроме того, ты не слышал раньше о Моргане и сэре Реджи. Потому что если бы слышал, то не нашел бы силы врага сильно превосходящими. Обычные наемники. Интересно, сколько им заплатили, что они отважились напасть на монастырь братанов?

— Ты ставишь не тот вопрос, — сказал я. — Если они напали, значит, заплатили им достаточно. Гораздо более интересно было бы узнать, кто им заплатил.

— Темный Властелин.

— Конечный заказчик он, не спорю, — сказал я. — Но сомневаюсь, что он сам общался с этим сбродом. Обычно в таких схемах используют посредника, этакое доверенное лицо.

— Может, ты и прав, — сказал бард. — Но какая нам разница?

Тем временем Морган простер руки вперед, посох остался висеть в воздухе там, где он его оставил, а с растопыренных пальцев Моргана били молнии. Те несчастные, в кого они попадали, вспыхивали белым пламенем и превращались в горстки пепла. К запаху шашлыка примешивался запах озона.

— Веер Грома, — сказал бард. — Это уже из Школы Воздуха.

Роль наблюдателя стала мне надоедать. Конечно, я не силен в фехтовании, и это еще не совсем моя война, с другой стороны, смотреть, как другие дерутся и убивают за тебя, было не слишком красиво. В конце концов, враг явился сюда за мечом, а носителем меча был я, следовательно, явились они по мою душу. Не в моих правилах отсиживаться за чужой спиной.

Размышляя подобным образом, я придвинулся к двери и начал отодвигать засов, когда на мое плечо легла рука барда.

— И что это ты делаешь? — спросил он.

— Иду на подмогу.

— На подмогу? По-моему, они и без тебя неплохо справляются.

— Может быть, со мной они справятся еще лучше.

— Сильно сомневаюсь, — сказал Гармон. — Ты уж меня прости, но это так. Я не владею мечом, но я видел очень много хороших воинов, и, судя по тому, как ты держал в руках оружие, ты к их числу не относишься. Прости, но если ты туда пойдешь, то создашь нашим дополнительную помеху, так как им придется не только драться с врагами, но еще и прикрывать тебя.

Хоть мне это и не нравилось, но звучало логично.

— Не беспокойся, — сказал бард. — И на твою долю сражений хватит. Я же со своей стороны воспою этот день в балладе.

Откуда-то сбоку выбежали человек тридцать-сорок братанов с оружием в руках и разметали то, что оставили от атакующих Морган с сэром Реджи.

— Это уже все? — спросил я барда.

Похоже, он разбирался в таких вопросах. По крайней мере, разбирался в них куда лучше, чем я.

— Сомневаюсь, — сказал Гармон. — Но если следующие будут такими же, особых проблем я не предвижу.

И я ему почти поверил.

Глава четвертая,

в которой стычка заканчивается, герой теряет одного соратника и размышляет о литературных персонажах и о собственной роли в эпосе жизни

Должен признать, что в вышеописанном эпизоде я повел себя вопреки классическим канонам поведения героя фэнтези в кризисной ситуации. Классический герой фэнтези при первых же признаках появления врага должен почувствовать необъяснимый прилив сил, построить своих соратников громким командным голосом и возглавить сей атакующий строй, размахивая своим магическим артефактом.

Но я себя подобным образом не повел.

Вообще, мне кажется, что в тот момент я не до конца верил в реальность происходящего вокруг моей скромной персоны. Слишком много вокруг было крови и смерти. Не сказать, что я не сталкивался с насилием в своей предыдущей жизни, сталкивался, и даже очень, и в моей хулиганской юности, и в бурной молодости, протекавшей в водоворотах большого бизнеса, но столь крупных актов насилия, при участии такого количества народа на моей памяти не было.

Магия оказалась страшным оружием. Конечно, до атомной бомбы ей было далеко, но ведь я еще не все видел.

Что касается сэра Реджи… Сэр Реджи вообще ни в какие рамки не лез. Теперь я понимал, что все его прозвища заслужены, но вряд ли они отражали то, кем он был на самом деле. Виртуоз меча, маэстро шпаги, Паганини кинжала. Морган мог быть прототипом любого из литературных волшебников, начиная с Мерлина и заканчивая Гендальфом Серым, разве что те больше говорили, чем делали, но фигуру, схожую с сэром Реджи, мне трудно было вспомнить. Самым близким аналогом был Бенедикт, старший брат Корвина из «Янтарных хроник», который, цитирую почти слово в слово, способен был одной рукой сражаться с десятком человек, а другой делать примечания к Клаузевицу.

Если Темный Властелин в своем искусстве фехтования хоть на десять процентов столь же виртуозен, то мне против него ловить нечего. Даже после года тренировок под руководством сэра Реджи я не смогу драться так, как он. Для этого надо родиться с мечом в руках.

Что самое удивительное, несмотря на царящие здесь порядки, мир этот начинал мне нравится. Конечно, я уверен, что и здесь не обходятся без двурушничества и интриганства, однако тут привыкли встречать врага лицом к лицу и улаживать свои проблемы лично, не прибегая к услугам профессионалов. Люди здесь, по крайней мере, те, кого мне довелось встретить, были именно теми, за кого себя выдавали. Маги были магами, воины — воинами, братаны — братанами, а негодяи — негодяями.

Примитивно, скажете вы. Примитивно, согласен. Но играть в «угадайку» в своем мире мне порядком надоело. Вот если вы видите перед собой молодого, коротко стриженного человека со спортивной фигурой, одетого в джинсы и в кожаную куртку, вам ни за что не угадать, кто он на самом деле. Такой индивидуум может оказаться, конечно, и тем, за кого его все принимают, то есть братком, но с равной долей вероятности может быть сотрудником милиции, налоговым полицейским, мелким частным предпринимателем или учителем физкультуры в средней школе.

Здесь все проще. Если ты носишь рясу, под которой прячешь меч, — значит, ты монах воинствующего ордена, а не переодетый сотрудник службы имперской безопасности.

Если у тебя есть волшебный посох, способный изменять свои размеры, то ты маг, а не шарлатанствующий гипнотизер, снимающий запои по фотографии. Если ты носишь на себе много оружия, то должен уметь им пользоваться. Если ты называешь себя бардом, то должен уметь петь и играть без «фанеры».

А если у тебя есть магический меч — то ты герой, вот и надо вести себя подобно герою.

Тогда чего же я сижу в укрытии на пару с местным паханом, потерявшим связь с реальностью, и странствующим поэтом?

Да потому что герой и идиот — это разные слова, а отнюдь не синонимы, как считают некоторые авторы фантастических произведений. В словах барда была истина. Я не чувствовал, что могу принести много пользы на поле боя, тем более что поле боя было за нами.

По крайней мере, я так думал.

— Опа, — сказал Гармон.