Пари на любовь, стр. 6

Розовый заяц

— Ну вот мы и дома. — Дана щелкнула выключателем: прихожая озарилась желтоватым неярким светом. — Чего стоишь. Раздевайся. — приказала она, стаскивая с Максима куртку. — И брюки давай сюда. Надень вот это, — он бросила ему широкие тренировочные штаны, но не ушла, а стояла и насмешливо смотрела на него.

И хотя ему нечего было стыдиться — фигура из-за регулярных занятий на тренажерах была отличной, — но все-таки девчоночий взгляд смущал..

— Неплохо выглядишь! — вынесла она, наконец, вердикт. — Люблю спортсменов.

Покраснев, он быстро передал ей грязную одежду. Пока Дана возилась в ванной, парень бродил по квартире, рассматривая картины. Одна привлекла внимание — на ней были изображены две молодых черноволосых красавицы в старинных платьях: та, что помладше, смотрит на старшую, что-то наигрывая на гитаре, а другая держит перед собой листок с нотами — наверное, только что закончила петь.

Большие карие глаза, пухлые выразительные губы, румянец во всю щеку — да это же Данка собственной персоной. А младшенькая похожа на Лизу — наверное, такой та станет лет

через восемь..

— Княжны Анна Гаврииловна и Варвара Гаврииловна Гагарины, — донесся до него голос Даны. — Портрет работы художника Владимира Боровиковского. Правда, похожи на нас с Лизкой? Любимая папина картина. Чай будешь?

За чаем весело болтали: вспоминали эпизоды общего детства, подробности недавнего неприятного происшествия.

— Это наши балбесы, Савкин и Шумейко. Не бойся, больше не сунутся, — успокаивала Дана. — Они вообще-то трусы. Просто ты им почему-то не понравился.

Ему хотелось поговорить с Даной о школе, расспросить о классе и учителях, но собеседница покачала головой:

— Не будем о плохом, идет? Скоро сам все увидишь и узнаешь.

Потом Дана мыла посуду, а он вышел в коридор и услышал тихий детский плач. Приоткрыв дверь, заглянул в комнату — никого! Звук повторился — он прошел вглубь и в нише за кроватью, среди разбросанных игрушек, увидел скрючившуюся детскую фигурку.

— Ты чего? — спросил он плачущую Лизу. — Что случилось?

— Ничего! — она шмыгнула носом и зарыдала еще сильнее. — Я… я не могу стишок выучить! Меня тепегь на втогой год оставят.

— Почему?

— Я… не умею говогить «г»… Вот послушай:

Гыба, гучка и топогЗавели сегьезный спог…

— А! Ты картавишь! — догадался Максим. Он сел на пол рядом с Лизой, поднял розового зайца, и тот в его руках вдруг ожил и заговорил: — Подумаешь! Я тоже когда-то кагтавил!

Лиза перестала плакать и, всхлипывая, серьезно глядела на зайца.

— А потом я пошел к логопеду и научился, — заяц-Максим протянул девочке конфету. — Надо и тебе к логопеду записаться!

— Не могу! — всхлипнула Лиза. Она развернула конфету, и теперь на ее щеках смешивались слезы и сладкий сироп.

— Почему?

— Меня некому водить, — объяснила она. — Мама и папа на габоте.

— А Данка?

— А Данка — в школе. Говогит, ей некогда, угоков много. А ты пгавда ходил к логопеду? — спросила Лиза. Она успокоилась, всхлипы перешли в чмоканье.

— Ходил, когда был маленький. И научился! Вот, послушай! «Сер-р-р-енгети!»

— Здогово! — Лиза в восторге захлопала. — А что это такое?

— Заповедник в Африке. Там живут разные звери: львы и жирафы, слоны и антилопы, носороги, леопарды, гепарды… Не в клетках, а на свободе. Когда я вырасту, то обязательно ту

в клетках, а на свободе. Когда я вырасту, то обязательно туда поеду!

— И я! — воскликнула Лиза. В широко раскрытых глазах светился восторг. — А ты возьмешь меня с собой?

— Возьму. Но только если ты научишься говорить «р»!

— Ладно, — кивнула Лиза. — Апельсиновая — моя любимая! — сообщила она, доедая конфету.

— И моя! — обрадовался Максим.

— А Данка любит шоколадную.

— А Оксана?

— Оксанка вообще их не любит. Говогит, для зубов вгедно. Она только могковки ггызет и капусту! Как заяц… А ты научишь меня говорить букву «Г»? — неожиданно спросила она.

— Я? — удивился Максим. — Ну, я не знаю… Но могу попробовать.

— Пгямо сейчас? — обрадовалась Лиза.

— Можно и сейчас, — пожал плечами Максим, но тут в коробочке начал скрестись таракан.

— Что это? — насторожилась Лиза.

— Жук, — он достал коробок, слегка приоткрыл. — Не боишься?

— Не-а.

Она заглянула в коробку, восторженно ахнула и засыпала парня вопросами:

— А как его зовут? А это мальчик или девочка? А сколько ему лет? А где ты его поймал?

Максим приободрился — есть все-таки в этом городе нормальные люди! — и собрался обстоятельно ответить, когда на глаза ему легли чьи-то мягкие ладони и лукавый голос спросил:

— Угадай, кто?

— Данка-поганка! — пробурчала, насупившись, Лиза. — Пгишла и все испогтила.

— Цыц, младенец! — беззлобно отмахнулась Дана и позвала: — Кис-кис-кис!

Из-за двери послышалось мяуканье, и в комнату, качаясь на расползающихся лапках, вошел крошечный котенок.

— Что это? Это мне? — воскликнула Лиза.

— Это нам, — широко улыбнулась Дана. — В подъезде обитал, — пояснила она. — Кто-то выкинул. А я решила подобрать. Не пропадать ведь живому существу!

Вечером в темноте Максим думал о том, что его первый школьный день оказался бурным и богатым на знакомства. «Человеческий зоопарк» пополнился фламинго, леопардом, милым ягненком и парой злобных волков — остальным одноклассникам кличек пока не нашлось. Старый друг Бандит, несмотря на долгую разлуку, узнал его.

Жаль, конечно, тараканов, но сам виноват — не стоило таскать их в школу..

Потом вспомнилась Лиза. А она на кого похожа? Ответ пришел

сразу — бельчонок! Пушистый маленький зверек с блестящими глазками. Быстрый, легкий, подвижный.

С этой мыслью Максим и заснул.

Оксана засыпала в этот день со сложными чувствами. Она была и довольна собой, и нет — главным образом из-за промаха с домашними питомцами. Но кто ж знал, что Максим окажется прямо-таки помешанным на всякой живности. Можно было заранее подготовиться и купить каких-нибудь попугайчиков или просто подобрать котенка, как хитрая Данка, за которой Оксана, терзаясь ревностью, весь вечер наблюдала из окна в оставленный Максимом бинокль.

Потом удалось успокоиться — у нее и своих достоинств хватает. Не может быть, чтобы Максим не заметил их и не оценил. Ее ум и знания произвели на него впечатление, она это видела..

С такими мыслями Оксана и уснула.

Но уж кто ликовал в этот вечер, так это Дана. От обуревавших ее чувств девочка долго не могла заснуть. Надо же, как ловко вышло с котенком. Пусть теперь Максим хоть каждый день занимается с Оксанкой, но потом он все равно будет приходить сюда, чтобы помочь ухаживать за котенком — он обещал. Может, еще и собаку завести.

Нет, накладно. С собакой надо гулять. Маме и папе некогда, а сама Дана так любит поспать. В школу-то всегда опаздывает, где

уж тут еще решиться на ранний променад. И потом, пса надо мыть, да и запах… А кошка — очень удобное животное. Сама себя умывает и прекрасно обходится без прогулок..

Сон наконец сморил Дану, она укуталась в одеяло и сладко зевнула.

— Один — один! — проговорила она в полусне, бросив напоследок взгляд на Оксанкины окна. — И это только начало!

Одна только Лиза ни о чем не думала. Блаженно улыбаясь, она спала в обнимку с котенком и розовым зайцем.

14 ОКТЯБРЯ, СРЕДА. УТРО

У Оксаны появляется тайна

— Народ, слушай сюда! — объявил на перемене Серега Шумейко. — Предлагаю вечером завалиться в «Розовую пантеру». Предки отстегнули премию за пятерку по контрольной. Приглашаются все желающие! Держите флаеры!

Под общий радостный вопль он выразительно посмотрел на Оксану, но та равнодушно отвела взгляд. Приглашение Шумейко не произвело на нее никакого впечатления. На мгновение девочке даже стало жалко беднягу. Неужели не понимает, что его шансы равны нулю. Мысли Оксаны были заняты совершенно другим — сегодня днем они впервые будут заниматься у Максима дома.