Читайте без рекламы
ВСЕГО ЗА 50 Руб./месяц

Пари на любовь, стр. 24

А потом Максим сообщил, что не приедет на каникулы в Москву, так как профессор Мюэллин пригласил его провести лето в Серенгети. Она закатила страшный виртуальный скандал, но юный зоолог остался непоколебим. И Оксана решила отправиться к нему сама — она не привыкла сдаваться без боя. Однако ехать в Африку одной, пусть даже и в группе, страшновато, хотя разрешение от родителей получено.

Не оставалось ничего другого, как снова обратиться к Шумейке. Так можно было убить сразу двух зайцев: заполучить верного

телохранителя и разжечь в Максиме ревность. Она была уверена, что, увидев соперника, он забудет о зоологии и снова возведет на пьедестал ее, Оксану..

У грандиозного плана было только одно «но»: Оксане в спутницы навязали сестру Даны — Лизу. Просьба исходила от матери, поэтому Оксана не смогла отказать.

— Алинка очень меня просила! — сказала Алла Игоревна. — Ты же знаешь, Лиза в этом году окончила на одни пятерки и выиграла городскую олимпиаду по биологии. Родители решили премировать ее поездкой в Африку — девочка просто бредит Серенгети! Вот и отвези ее туда, пусть Максим побудет ей гидом.

— Но почему же я? Неужели трудно послать ее с другой группой?

— Ты попортила этому семейству немало крови, надо же когда-то искупить вину! К тому же страшно отправлять девочку с посторонними.

Вот так Оксана, к своему крайнему неудовольствию, получила в довесок еще и «мелочь» (так называть Лизу было привычнее, хотя той недавно исполнилось 13). К счастью, между ними установились довольно сдержанные и прохладные отношения — ни одна, ни другая не стремились к сближению. Оксана никогда особенно не интересовалась сестрой своей одноклассницы.

После окончательного разрыва с Даной она вообще забыла о Лизе

и была неприятно удивлена, увидав в аэропорту не плюгавую картавую малышку, а весьма привлекательную, если не сказать красивую, девицу, которая относилась к презираемому Оксаной типу: яркая, броская внешность, бьющая через край женственность.

Все это казалось избыточным, нескромным, навязчивым, хотя к манерам своей новой подопечной она придраться не могла: не в пример старшей сестре младшая весла себя великолепно — приветливо, но не навязчиво, сдержанно, но не сухо, скромно, но не скованно. Да и одета безупречно. Оксана с неудовольствием подумала, что у этой, пожалуй, есть и вкус, и мозги, а в добавление к внешности и манерам смесь получалась гремучей..

А сейчас она лежала на камне в тысячах километров от дома и молила только о том, чтобы весь этот ужас поскорее закончился. Она вяло смотрела вслед Максиму и Лизе и не ревновала только потому, что не было сил. Но уж потом… Уж потом она ему устроит, этому казанове. Лишь бы добраться до Москвы… Лишь бы добраться….

Две девушки

Не замечая направленных на них взглядов, Максим и Лиза быстро догнали взрослых. Потом группа снова распалась: путешественники разошлись, выбирая лучшие тропинки, и подростки остались вдвоем. Некоторое время они шли молча,

потом девочка спросила:

— Не ожидал встретить меня здесь?

— Нет, — Максим все еще не верил, что эта красавица и есть та самая картавая глупышка, верный товарищ детских игр.

— Мы будем снимать львят?

— Да, — слова давались с трудом, как будто он откалывал глыбы от скалы.

— А не опасно приближаться к ним?

— Если днем — ничего. Львы охотятся ночью. А днем могут спать до двадцати часов, особенно когда сыты.

— Да это целая речь! — хихикнула Лиза, и Максим мучительно покраснел.

— А куда ты будешь поступать? — сменила тему Лиза.

— На биофак.

— В МГУ? — продолжала допытываться дотошная спутница.

— Пока не решил. А ты кем хочешь стать? — отважился, наконец, на вопрос и он.

— Зоологом! — гордо заявила девочка.

— Зоологом?! Вот это да! А я и не знал! — воскликнул он.

— Ты многого обо мне не знаешь! — сказала Лиза.

Она прибавила шагу, догнала Бригитту и о чем-то оживленно заговорила, показывая на живописную группу жирафов в рощице зонтичных акаций. Потом вскинула видеокамеру.

Максим с удовольствием наблюдал за ней. Вот это девчонка. В саванне как дома. Словно родилась и всю жизнь прожила тут.

саванне как дома. Словно родилась и всю жизнь прожила тут. Задержалась у куста, где устроилась большая черная африканская змея мамба, и долго, с разных ракурсов, фотографировала ее, а та лишь едва шевелила головой. Потом бесстрашно двинулась к стаду слонов.

А теперь с интересом рассматривает и снимает севшую на руку муху цеце..

Какой контраст с Оксаной! Мухи на нее не садились, потому что она с ног до головы опрыскала себя репеллентом. Слоны и жирафы ее совершенно не интересовали. А от вида мамбы она, наверное, тут же умерла бы.

Максим все больше и больше убеждался, что горожанка Оксана окончательно отдалилась от природы — и от него.

ДЕНЬ

Экспедиция продолжается!

К полудню маленькая экспедиция добралась до станции — небольшого алюминиевого домика, где исследователи ночевали и хранили оборудование. Мишель и Олег отправились в подсобку проверить генератор, а остальные вошли в жилой отсек.

— Наше пристанище на ближайшие сутки, — сообщил Сема, с облегчением сбрасывая тяжелый рюкзак. — Прошу! — пригласил он жестом гостеприимного хозяина.

— А это что? — Лиза заметила глубокие царапины на одном из плотно пригнанных металлических листов.

— Львы, — коротко бросил Сема. — Периодически навещают.

Вернулись Мишель с Олегом, и после недолгого отдыха и подробного инструктажа группа была готова двинуться на исходную позицию для съемок и наблюдения за львами. Однако обессилевшая Оксана категорически отказалась покидать уютное пристанище.

— Зачем нужно тащить меня в это пекло! Мне и тут хорошо!

— Пожалуйста, оставайся, — пожал плечами Максим. — Заодно и Марфу покормишь. Нальешь молока, когда она спустится, хорошо?

— Хорошо, — ответила Оксана, устраиваясь на раскладушке. — А кто это — Марфа?

— Змея, — пояснил Максим. — Черная мамба. Она здесь под крышей живет. Кстати, готовится стать мамой! Если уже не стала.

Усталость Оксаны как рукой сняло. С визгом она спрыгнула с кровати:

— Садист! Я знаю, тебе нравится мучить людей! Ты нарочно меня пугаешь!

— Да ладно, Оксан, он шутит! Если хочешь, оставайся, отдыхай! Тут ведь нет никакой змеи, правда, Макс? — примирительно проговорил Шумейко.

Словно в ответ мимо них бесшумно прополз толстый черный шланг.

— Привет, Марфуша! — поприветствовал гостью Сема. — Давненько не виделись!

— Хорошо, уговорили! — в сердцах бросила Оксана. — Я иду с вами!

Но выход группы был снова задержан — и на этот раз не по вине Оксаны. Не успели путешественники сделать и нескольких шагов, как впереди, у затенявшего домик баобаба, раздался шум и вскрик.

Подбежав к месту происшествия, ребята увидели лежащего на камнях Мишеля. Лицо руководителя группы было искажено болью, он попробовал встать и тут же со стоном опустился на землю. Путешественники столпились вокруг пострадавшего, Бригитта наклонилась и осторожно ощупала его ногу.

— Недавно закончила курсы первой помощи! — с гордостью сообщил Олег. — Правда, пока еще ей не приходилось применять навыки в реальной обстановке…

Но, несмотря на отсутствие опыта, датчанка действовала умело и уверенно. Аккуратно сняла с поврежденной ноги ботинок, завернула штанину — и общему взору открылась синяя вспухшая лодыжка.

Оксана ойкнула и отвернулась, Олег присвистнул:

— Что-то мне это не нравится…

И действительно, как ни легки были прикосновения маленькой «докторши», Мишель кривился от боли, а иногда не мог