Читайте без рекламы
ВСЕГО ЗА 50 Руб./месяц

Пари на любовь, стр. 16

Однако Дана испытывала другие чувства.

— Твои штучки? — гневно бросила она. — Ты привез?

— Я ничего не привозил! — огрызнулся Максим. Он смотрел, как жаба, переваливаясь, движется к двери. — Наверняка она через балкон пробралась. Сбежала от кого-то из соседей.

— Через балкон? Какая чушь! Мне ее просто подкинули! — не могла успокоиться Дана. — Думаешь, приятно, когда тебя ненавидят?

— А может, есть за что? — вырвалось у Максима.

— Так ты заодно с этими? — вспылила Дана. — Готов травить человека только из-за того, что он не такой, как ты? Как же мне все это надоело!

И тут чаша его терпения переполнилась. Он вскочил, топнул ногой.

— Ну, вот что! Мне тоже это надоело! Я уже понял, что наши отношения тебя не устраивают. Так вот, хочу тебе сообщить — меня тоже! С этой минуты можешь считать себя свободной!

— Но я… Я хочу… — мгновенно присмирев, залепетала Дана.

— А я — нет! — отрезал он и, с силой хлопнув дверью, выбежал из комнаты.

— Ну и катись! Не очень-то и надо было! — кричала вслед Дана, однако Максим уже не слышал.

Зато слышала притаившаяся в углу маленькая тень. Едва за Максимом захлопнулась дверь, она шагнула в комнату.

— А теперь ты расскажешь, куда дела Цицерона! — грозно заявила Лиза, встав перед сестрой. — А не то… — и она достала из-за спины бурую bufo asmarae.

ДЕНЬ

Лиза вступает в бой

Через час Лиза стояла рядом с чужой квартирой и вслушивалась в доносящиеся из-за двери голоса.

— Я сказала, что этого попугая в нашем доме не будет! — громко кричал женский.

— Ты что, три дня потерпеть не можешь? — грубо отвечал мужской. — Я же тебе русским языком говорю — через три дня клиент заберет его и отвалит три тысячи баксов!

— За эти три дня он мне шмоток на десять тысяч перепортит! — вопил женский. — Застежки у босоножек отгрыз, помаду перекусил и целую пачку красного «Мора» сожрал! И за палец цапнул! На, посмотри! Кто мне это возместит? Ты?

— Уймись! Вот, держи, купи себе новые тряпки!

— Тут мало! Мне босоножки влетели в три раза дороже!

— Хватит! Больше ни копейки не получишь!

— От тебя только копейку и дождешься! Завтра же подаю на развод!

Ссора разгорелась с новой силой, но Лизе это было только на руку. Теперь, когда она убедилась, что Данка не соврала и

Цицерон действительно тут, нужно было действовать. Она несколько раз резко нажала на кнопку звонка и, когда за дверью стихло, бойко прокричала:

— Корм для кошек, собак, попугаев и хомяков! Низкие расценки, высокое качество! Витаминные добавки, комплекс «Антисекс», снотворные таблетки!

— Не открывай! Шляются тут всякие! — проворчал мужской голос.

— Почему это? Может, я этого попугая на три дня усыпить хочу! — возразил женский.

Замок тихо щелкнул, дверь отворилась. Перед Лизой появилась расхлябанная девица с двумя длинными сигаретами во рту.

— Почем снотворное? — неприветливо пробубнила она.

— У вас собака или хомяк? — деловито поинтересовалась Лиза.

— Попугай! — буркнула хозяйка. — Дашь таблетки или как?

— Мне надо посмотреть! — твердо заявила Лиза.

Хозяйка неохотно посторонилась, девочка проскользнула в квартиру.

— Там он, в клетке, — шаркая рваными шлепанцами, девица проводила ее в комнату.

Лиза подошла к клетке, села на корточки.

— Осторожно! Он, зараза, кусается, как бультерьер! — рядом с клеткой возник хозяин — небритый и помятый парень с куском

воблы в руках.

— Пгивет, малышка! — радостно воскликнул Цицерон.

— Он тебя знает? — удивился парень. — Вы знакомы?

— Нет. Просто меня животные любят, — и девочка быстро открыла клетку.

Попугай с радостным криком бросился вон. Облетев вокруг комнаты, он опустился Лизе на плечо и ласково ущипнул за ухо.

— Цици хорошая птичка! — прокаркал он. — Цици хочет домой!

Лиза рванулась к двери, но хозяин преградил ей путь.

— Э, э, э! Что еще за штучки? Ты куда его тащишь? Мы так не договаривались! — Он потянулся за птицей, но Цицерон с силой хватанул его за палец.

— Уй-уй-уй! Убью, зараза! — Парень замахал рукой и угрожающе прорычал: — А ну, запихни его обратно! Да пошевеливайся! Катьк, закрой дверь и тащи ружье!

Хозяин не пытался больше поймать Цицерона, зато теперь наступал на Лизу, преграждая ей путь к выходу. Вскоре в комнате появилась его супруга с большим двуствольным ружьем.

— А ну давай, пальни-ка разочек для острастки! — оскалился небритый, делая еще один шаг в сторону Лизы.

— Вы не посмеете! — выкрикнула девочка. Она стояла у открытого окна и понимала, что проиграла — отступать бы

открытого окна и понимала, что проиграла — отступать было некуда. — Вы не станете стрелять!

В ответ девица нажала на курок, и оглушительный выстрел слился с криком Лизы и попугая.

«Они сумасшедшие! — испугалась Лиза. — Они просто психи!»

Выстрел не причинил никому вреда, если не считать звона в ушах и пороховой дымки. Порыв ветра ударил в спину, и тогда Лиза развернулась и выбросила попугая в окно, крикнув:

— Лети, Цицерон! Спасайся! Улетай отсюда!

Взмахнув крыльями, птица рванулась вниз, к деревьям, и через минуту красно-серое пятно затерялось среди густой листвы.

Лиза повернулась, гордо вскинула голову.

— А теперь можете убить меня! — торжествующе заявила она.

— Влад, да отпусти ты ее! Она же психованная! — девица повертела пальцем у виска.

— Выметайся, — угрюмо приказал хозяин, указывая Лизе на дверь. — Чтоб духу твоего здесь не было!

ВЕЧЕР

Приключения под дождем

Лиза и Метла уже десятый раз обходили двор. Темные кроны деревьев волновались и шумели, где-то кричали птицы, но это были вороны и голуби, а совсем не попугаи — Цицерона и след простыл.

Продолжать поиски бессмысленно: стемнело, ветер клонил и рвал деревья, а потом в сумраке блеснула молния, грянул гром, и хлынул такой

дождь, что собака и хозяйка вмиг промокли до нитки. Они бросились к подъезду, и тут откуда-то сверху донеслось знакомое «Пг-г-гивет, малышка!»

Голос шел от высокого раскидистого тополя из самого центра двора. Лиза подбежала к дереву, запрокинула голову. Капли били в лицо, ветки терялись в темноте, попугая не было видно. Да и что можно было разглядеть в таких условиях. Отчаявшись, она закричала, и верная Метла вторила громким лаем. Но попугай не откликнулся..

И тогда Лиза решилась. Карабкаясь, как обезьянка, и соскальзывая с мокрых веток, она полезла на дерево и висела там до тех пор, пока окончательно не убедилась, что Цицерона нет

Огорченная неудачей, девочка съехала вниз и шлепнулась рядом с Метлой.

— Но он же был там, правда? — спросила она, обняв мокрую собачью шею. — Ты же тоже слышала, да?

Метла жалобно заскулила, но это было больше похоже не на ответ, а на просьбу вернуться в теплый безопасный дом.

— Нельзя, — Лиза со вздохом покачала головой. — Я и сама бы рада, но Цицерон в беде. Даже страшно представить, что теперь будет с этим домоседом. А все Данка-поганка! И где только она откопала этих отморозков?

Метла больше не скулила — как будто поняла.

— Хорошо хоть, новые хозяева тебя со мной отпустили! Не знаю, что бы я одна делала… Интересно, куда же он подевался? — продол

Интересно, куда же он подевался? — продолжала беседовать с собакой Лиза.

Метла шлепнула хвостом по луже и подняла голову в сторону навеса под крышей, где пережидали ненастье голуби и вороны.

Лиза взглянула туда же. Показалось ли ей или под самым скатом действительно мелькнуло алое пятно? Цицерон был серым жако с ярко-красным хвостом. Вряд ли можно было разглядеть его с такого расстояния, да еще в темноте, да еще в дождь, и все же…