Утраченный символ, стр. 33

Ознакомительная версия. Доступно 34 стр.

– Мои люди ищут запасной ключ, но…

– Прострелите замок, – осадила его директор, кивнув на пластину под ручкой.

У Лэнгдона подскочил пульс.

Андерсон откашлялся.

– Мэм, лучше дождаться, пока найдут запасной ключ. Неудобно вламываться…

– Может, вам будет удобней в тюрьме, куда вас посадят за учинение препятствий ЦРУ?

Андерсон недоуменно воззрился на нее, медленно передал ей фонарик и расстегнул кобуру.

– Погодите! – воскликнул Лэнгдон, больше не в силах оставаться в стороне. – Вы подумайте: Питер отдал свою правую руку, лишь бы никто не узнал, что находится за этой дверью. Может, не стоит туда входить? Получается, мы выполняем требование террориста.

– Вы хотите спасти Питера Соломона? – спросила его Сато.

– Конечно, но…

– Тогда подчинитесь требованию похитителя.

– Открыть древний портал? Думаете, это он и есть?

Сато направила луч прямо в лицо Лэнгдону.

– Профессор, я понятия не имею, что это за дверь, и мне все равно, куда она ведет: в обычную кладовку или в тайную пирамиду. Я намерена ее открыть, понятно вам?

Лэнгдон прищурился и неохотно кивнул.

Сато опустила фонарь и осветила железную пластину замка.

– Андерсон, приступайте.

Андерсон неохотно вынул пистолет из кобуры и робко на него посмотрел.

– Да хватит уже! – Сато резко выхватила у него пистолет и сунула фонарь в освободившуюся руку начальника полиции. – Светите!

Она обращалась с оружием как заправский стрелок: сняла пистолет с предохранителя, подняла и прицелилась.

– Стойте! – завопил Лэнгдон, но было уже поздно.

Грянули три выстрела.

У Лэнгдона едва не лопнули барабанные перепонки.

«Она спятила?!»

Выстрелы в таком замкнутом пространстве оглушали.

Андерсон дрожащей рукой направил луч фонаря на простреленную дверь.

Замок был разбит вдребезги, дерево вокруг превратилось в кашу, а сама дверь приоткрылась.

Сато ткнула ее дулом и отворила. Та медленно распахнулась в абсолютную темноту.

Лэнгдон ничего не видел, но уловил странный запах.

«Что это такое, черт возьми?»

Из мрака пахнуло резкой вонью.

Андерсон шагнул за порог и осторожно повел луч света по земляному полу. Комната была такой же, как и остальные, – длинное узкое пространство. Стены из неровного камня придавали ей сходство с древней темницей.

– Здесь ничего нет, – сказал Андерсон, водя лучом по полу. Наконец он добрался до конца комнаты и посветил на противоположную стену.

– Господи!.. – вскричал начальник полиции.

Все в ужасе отшатнулись.

Лэнгдон уставился в дальний угол комнаты.

Оттуда на него тоже что-то смотрело.

Глава 36

– Черт, что это?.. – Андерсон попятился и чуть не выронил фонарь.

Лэнгдон и Сато тоже отступили – директор впервые за вечер выглядела напуганной.

Она вскинула пистолет и велела Андерсону посветить еще раз. Тот поднял фонарик. До дальней стены света доходило немного, но из темноты все же проступили контуры бледного лица, пялящего на них пустые глазницы.

«Человеческий череп!»

Он лежал на шатком деревянном столе, приставленном к стенке. Рядом кто-то уложил две берцовые кости и несколько предметов: старинные песочные часы, хрустальную флягу, свечу, два блюдца с каким-то светлым порошком и листок бумаги. Они были расставлены аккуратно, словно на алтаре. Рядом, прислоненная к стене, стояла коса с жутким изогнутым лезвием, вызывающая вполне определенные ассоциации со смертью.

Сато вошла в комнату.

– Что ж… кажется, у Питера Соломона больше секретов, чем я думала.

Андерсон кивнул, осторожно крадясь следом.

– Вот вам и скелет в шкафу. – Он обвел фонариком всю комнату и добавил, скривившись: – Чем тут воняет?

– Серой, – спокойно ответил Лэнгдон. – На столе должны быть два блюдца: в правом – соль, в левом – сера.

Сато изумленно обернулась.

– Откуда вы знаете?!

– Видите ли, мэм, подобные комнаты существуют повсеместно.

* * *

Над ними, на один этаж выше, охранник Нуньес вел Архитектора Капитолия, Уоррена Беллами, по длинному коридору, проходящему через все восточное крыло цокольного этажа. Нуньес готов был поклясться, что несколько секунд назад внизу раздались выстрелы.

«Быть такого не может!»

– Подвал открыт, – сказал Беллами, заметив впереди распахнутую дверь.

«Ну и вечерок, – подумал Нуньес. – Туда же сто лет никто не спускался!»

– Хотел бы я знать, в чем дело, – пробормотал охранник и потянулся к рации.

– Займитесь своими делами, – остановил его Беллами. – Отсюда я дойду сам.

Нуньес поежился.

– Точно?

Уоррен Беллами остановился и твердо взял Нуньеса за плечо.

– Сынок, я работаю здесь двадцать пять лет. Уж как-нибудь найду дорогу.

Глава 37

З а свою жизнь Малах видел немало жутких помещений, но лишь некоторые могли сравниться с Третьим отсеком ЦТП. Огромный зал выглядел так, словно безумный ученый захватил супермаркет и забил полки живностью в банках всех форм и размеров. Освещенный как фотолаборатория, зал купался в красноватом «безопасном свете», который шел из-за стеллажей и просачивался через сосуды с этиловым спиртом. От резкого запаха химикатов кружилась голова.

– Здесь свыше двадцати тысяч образцов, – тараторила пышка. – Рыбы, грызуны, млекопитающие, рептилии…

– Надеюсь, все мертвые? – с наигранным беспокойством поинтересовался Малах.

Девушка рассмеялась:

– О да! Очень даже мертвые. Признаться, я и сама зашла сюда только спустя полгода, как устроилась на работу.

Малах отлично ее понимал. Куда ни кинь взгляд, всюду стояли банки с живностью: саламандры, медузы, крысы, насекомые, птицы и прочие твари, которых он видел впервые. Вдобавок к этому жуткому зрелищу тусклый красный свет, защищающий светочувствительные экспонаты от длительного воздействия светового излучения, создавал у зрителя иллюзию гигантского аквариума, где во мраке скрыты тысячи безжизненных теней.

– Это целакант, – сказала помощница Кэтрин, указав на большой плексигласовый контейнер. Такой страшной рыбы Малах еще не видел. – Раньше считалось, что они вымерли вместе с динозаврами, но не так давно этот экземпляр выловили у берегов Африки и передали в Смитсоновский музей.

«Повезло вам», – подумал Малах, почти не слушая, но внимательно осматривая зал на предмет камер. Он заметил только одну, прямо над входом. Впрочем, неудивительно – других входов в помещение наверняка не было.

– А вот и наша красавица, – сказала Триш, подводя Малаха к огромному резервуару. – Самый крупный образец в коллекции института. – Она повела рукой, точно ведущий телешоу, показывающий зрителям новый автомобиль. – Знакомьтесь, архитевтис.

Резервуар был похож на несколько спаянных друг с другом телефонных будок. В прозрачном плексигласовом гробу покоилась отвратительно бледная бесформенная тварь. Малах уставился на выпученные глаза и огромную округлую голову.

– Н-да, целакант по сравнению с этим чудищем прямо красавец.

– Вы еще не видели ее подсвеченной!

Триш подняла длинную крышку резервуара – оттуда резко пахнуло спиртом – и щелкнула выключателем, расположенным прямо над уровнем жидкости. Вдоль основания резервуара замерцали флуоресцентные лампы, и самка архитевтиса предстала во всей красе – громадная голова, склизкая масса щупалец и присосок с острыми как бритва краями.

Триш принялась болтать о том, как гигантский кальмар может побороть кашалота.

Малах слышал только пустую трескотню.

Время пришло.

Триш Данн всегда было не по себе в Третьем отсеке, но сейчас ее пробрал страх совсем иного рода.

Животный. Первобытный.

Она постаралась не обращать на него внимания, но паника быстро охватила все ее существо. Триш не понимала причину тревоги, однако нутро недвусмысленно подсказывало, что пора уходить.