Утраченный символ, стр. 30

Ознакомительная версия. Доступно 34 стр.

– То есть похититель Питера Соломона велел вам открыть некий п ортал, а вы даже не подумали, что речь идет о масонской пирамиде?!

– Да что вы заладили! Масонская пирамида – это сказка. Вымысел!

Сато подошла почти вплотную, и на Лэнгдона пахнуло табаком.

– Я понимаю вашу позицию, профессор, но, если мы хотим успешно закончить расследование, нельзя пренебрегать этой параллелью. Портал, ведущий к тайному знанию? Похоже, преступник говорил именно о нем. И открыть его якобы можете только вы.

– Ну, я не верю в…

– Плевать мне, во что верите вы. Судя по всему, похититель в масонскую пирамиду верит.

– Он спятил! С тем же успехом он может верить, что SBB XIII – это вход в гигантскую подземную пирамиду, где хранится мудрость веков!

Сато смерила Лэнгдона испепеляющим взглядом.

– У нас чрезвычайная ситуация, профессор, и это не сказка, уверяю вас.

Между ними воцарилась леденящая тишина.

– Мэм? – подал голос Андерсон, указывая на очередную стальную дверь впереди. – Мы на месте, дальше пойдем?

Сато наконец отвела взгляд от Лэнгдона и жестом велела Андерсону не останавливаться.

Вслед за начальником полиции они прошли в дверь и оказались в узком переходе. Лэнгдон оглянулся по сторонам.

«Нет, вы издеваетесь…»

Такого длинного коридора он еще никогда не видел.

Глава 31

Триш Данн вышла из ярко освещенного Куба в кромешную темноту и почувствовала, как бушует в крови адреналин. Только что звонили с охранного пункта: гость Кэтрин Соломон, доктор Аваддон, прибыл и просит сопроводить его к Пятому отсеку. Триш вызвалась его привести – главным образом из любопытства. Кэтрин почти ничего не рассказала ей о госте, и Триш была заинтригована. Видно, Питер Соломон глубоко доверял этому человеку, ведь Соломоны еще никого не приглашали в Куб.

«Надеюсь, он не боится темноты», – подумала Триш, шагая сквозь холодный мрак. Еще не хватало, чтобы почетный гость Кэтрин сбежал, узнав, как надо добираться до лаборатории.

«Первый раз всегда самый трудный».

Триш впервые прошла этот путь около года назад. Она приняла приглашение на работу, подписала документ о неразглашении и вместе с Кэтрин приехала в ЦТП смотреть лабораторию. Начальница предупредила ее, что идти к лаборатории долго и поначалу страшновато. Тем не менее вся храбрость Триш исчезла, как только перед девушкой с шипением отворилась дверь с надписью «Отсек № 5».

За дверью была пустота.

Кэтрин перешагнула порог, прошла несколько футов в полной темноте и поманила Триш за собой.

– Вы не заблудитесь, обещаю.

Триш представила, как блуждает в черном зале размером со стадион, и ее пробил пот.

– У нас тут своя система ориентиров, – пояснила Кэтрин, указав на пол. – Проще не придумаешь.

Триш присмотрелась к бетонному полу. Глаза привыкли к темноте, и она увидела узкую ковровую дорожку, исчезающую во мраке.

– Смотрите ногами, – сказала Кэтрин и пошла прочь. – Просто не отставайте от меня, и все.

Кэтрин скрылась в темном отсеке – Триш поборола свой страх и зашагала следом.

«Безумие какое-то!»

Она сделала несколько шагов по ковру, и в следующий миг дверь захлопнулась – за спиной исчез последний луч света. Сердце забилось в груди как сумасшедшее, и Триш попыталась сосредоточить внимание на ковре. Не успела она сделать и десяти шагов по дорожке, как правая нога ступила на твердый бетон. Триш испуганно подалась влево.

Из темноты выплыл голос Кэтрин – безжизненная бездна почти полностью проглатывала слова:

– Потрясающе устроен наш организм! Если лишить его одного чувства, сразу активизируются все остальные. Сейчас нервные окончания на ваших стопах «настраиваются» на нужный лад.

«Это радует», – подумала Триш, опять выправляя курс.

Они шли и шли – казалось, уже чересчур долго.

– Далеко еще? – не выдержала Триш.

– Примерно столько же. – Голос Кэтрин раздавался откуда-то издалека.

Триш прибавила шагу, изо всех сил пытаясь не терять самообладания, но ей казалось, что мрак вот-вот ее проглотит.

«Ни зги не видно!»

– Кэтрин! Как мы узнаем, что пришли?

– Сейчас поймете.

Это было год назад. Сегодня Триш вновь ступила в темноту и направилась в противоположную сторону – к вестибюлю, где ее дожидался таинственный гость. Внезапное изменение коврового ворса подсказало Триш, что до выхода осталось ярда три. «Предупредительная полоса» – так называл ее Питер Соломон, страстный поклонник бейсбола. Триш резко остановилась, достала из кармана карточку и нащупала на двери прорезь электронного замка.

Из коридора ЦТП хлынул яркий свет, и Триш прищурилась.

«Ну, вот я и на месте… уже который раз».

Шагая по пустым коридорам, она размышляла о странном вымаранном документе.

«Древний портал? Тайник в подземелье? Интересно, Марк уже вычислил сервер?»

Кэтрин стояла в аппаратной перед мягко сияющей плазменной стеной и разглядывала таинственный документ. Она отделила ключевые фразы и теперь не сомневалась, что в тексте говорится о той самой безумной легенде, которую Питер, видимо, поведал доктору Аваддону.

…тайник в ПОДЗЕМЕЛЬЕ, где…
…в ВАШИНГТОНЕ, координаты…
…найден ДРЕВНИЙ ПОРТАЛ, ведущий к…
…предупреждение, что ПИРАМИДА таит опасн…
…расшифровать СИМБОЛОН, чтобы раскрыть…

«Надо срочно раздобыть остальное», – подумала Кэтрин и выключила плазменную стену. Она всегда ее выключала, когда не пользовалась, чтобы не тратить запасы водородного топлива.

Ключевые слова постепенно угасли и сжались в крохотную белую точку. Продержавшись секунду в центре экрана, потухла и она.

Кэтрин направилась в свой кабинет. С минуты на минуту придет доктор Аваддон, и она хотела встретить его как можно радушнее.

Глава 32

– Мы почти на месте, – сказал Андерсон, ведя Сато и Лэнгдона по бесконечному коридору, проходившему через все восточное крыло подвала. – Во времена Линкольна здесь был земляной пол и полно крыс.

К счастью, теперь на полу лежала плитка – крыс Лэнгдон недолюбливал. Шаги неровным, жутковатым эхом отдавались в длинном коридоре. Некоторые двери были заперты, но многие стояли открытые, а комнаты за ними имели заброшенный вид.

Лэнгдон заметил, что номера идут по убывающей и постепенно заканчиваются.

SB 4… SB 3… SB 2… SB 1…

Они пролетели мимо двери без номера. Через несколько шагов Андерсон увидел, что цифры опять пошли вверх, и остановился.

HB 1… HB 2…

– Простите, запамятовал. Я редко здесь бываю.

Они вернулись к старой железной двери, находившейся ровно посередине коридора и отделявшей цокольные помещения со стороны сената (SB) от стороны палаты представителей (HB). На двери виднелась надпись, которая с годами выцвела и почти стерлась.

SBB

– Вот и пришли, – сказал Андерсон. – Ключи сейчас принесут.

Сато хмуро взглянула на часы.

Лэнгдон посмотрел на надпись и спросил Андерсона:

– А почему это помещение относится к сенатской стороне – оно ведь ровно посередине?

Начальник полиции растерялся.

– В каком смысле?

– Ну, написано же: «SBB». Начинается с «S», а не с «H».

Андерсон покачал головой:

– Нет, «S» тут означает не сенатскую сторону, а…

– Шеф! – окликнул его подбегающий охранник. – Виноват, сэр, мы долго искали ключ от SBB. Это запасной.

– А оригинал где? – удивленно спросил Андерсон.

– Наверное, потеряли… – задыхаясь, сказал охранник. – Сюда уже много лет никто не спускался.

– А от SBB XIII запасного ключа не нашлось?

– Нет, сэр, ключи от всех комнат SBB куда-то запропастились… Макдональд их ищет. – Он достал рацию и проговорил: – Боб, я с шефом. Есть информация по ключам от SBB?