Кристаллическая решетка, стр. 37

Утро просачивалось сквозь шторы в комнату белыми полосами отфильтрованного облаками света. За дверью молчали.

– Ну заходите, раз пришли, – позвал Лекс.

В комнату вошла Айрина и остановилась у входа. «Индиго с пеплом, – подумал Лекс. – Где-то я ее видел. О боже, наверное, еще одна несчастная девчонка, которая мечтает только о том, как бы подставить мне свою попку. Элла сюда притащилась якобы вести за мной наблюдение… на самом деле, стоит мне только пальцем пошевелить, как она явится для «осмотра» в халатике на голое тело. И это все после вчерашнего вечера с Дейдрой. В моем распоряжении есть самая шикарная телка, какую только можно пожелать… на черта мне сдались еще?»

– Айрина, или как там тебя, – сказал он довольно грубо. – Скажи честно – ты тоже хочешь заняться со мной сексом?

Айрина зарделась. Переступила с ноги на ногу. Помяла в руках край своей курточки. И твердо сказала:

– Нет.

– Опа! – удивился Лекс. – Это почему же?

– А у меня уже есть парень, – заявила Айрина.

– Это что-то новенькое, – заметил Лекс, выбираясь из постели и натягивая халат. – Первый раз слышу, чтобы гайанка говорила, что у нее есть парень. Я думал, что все мужчины газона находятся в коллективной собственности.

– А… мой парень – не гайанин, – сказала Айрина.

– Еще интереснее. А кто же он?

– Послушайте, я сюда пришла, чтобы помочь вам с компьютером. Если вам это не нужно, я уйду.

Лекс покачал головой.

– Может быть, мне показалось, но вчера вы хотели мне понравиться…

– Вчера я находилась под влиянием подруг. Они вас… боготворят.

– А вы нет? – усмехнулся Лекс. – Ладно, можете не отвечать. Вот мой компьютер, посмотрите, что с ним можно сделать, а я пока приму душ.

Через полчаса Лекс был умыт, побрит и осведомлен в вопросах компьютерной грамотности. Оказалось, что стандартный гайанский терминал не имеет выхода в информационную сеть Глобалнет, а возможности локальных сетей по части сбора информации весьма ограничены.

– Давайте я вам покажу Всемирную сеть, – предложила Айрина. – Это просто море информации обо всем на свете. Только для этого нужен терминал со специальным подключением, у меня такой есть на рабочем месте. Пойдемте, посмотрим?

– Пойдемте, – согласился Лекс. – Это веселее, чем бродить возле озера в окружении толпы поклонниц.

Айрина выглянула в окно. За оградой, препятствующей свободному проходу на территорию центра – все-таки секретный объект – столпилось десятка два туристов, терпеливо ожидавших выхода на публику человека-легенды. Айрина вспомнила, что во время утренней пробежки вокруг озера она уже видела этих людей, и мысленно их пожалела – они, возможно, будут вот так стоять целый день, только чтобы увидеть его, а она с ним запросто разговаривает. С другой стороны, кто он такой? Обычный человек. Технически он даже не Лекс Михайлов – он его клон, и неизвестно, насколько удачный.

– Послушайте, а все-таки, кто этот парень, который завладел вашим сердцем? – допытывался Лекс, пока они спускались в защищенный бункер в подвале «пагоды». – Неужели он из кибергорода? Да?

По реакции Айрины он понял, что угадал.

– Но как же вы с ним можете встречаться? Понимаю, бестактный вопрос. Вы виделись с ним однажды и живете надеждой на следующую встречу?

– Он был военнопленным… потом его обменяли, – сказала Айрина. – Я не знаю, почему, но я верю, что мы еще встретимся. Я не могу забыть его!

– Понимаю, – вздохнул Лекс. – То есть, не понимаю, конечно, куда мне. Пытаюсь понять. Ладно, так что вы там говорили про Глобалнет?

– Здесь у нас есть доступ по спутниковому каналу. Хотя спутники принадлежат кибернетикам, они поддерживают такую разновидность доступа для нейтралов и даже для нас. Естественно, что они фильтруют всю исходящую информацию, но мы же не собираемся выбалтывать в сети военные тайны?

– Верно, – согласился Лекс. – Тем более что мы их не знаем.

– Привет, Одрин, – сказала Айрина, включая монитор своего компьютера. – Приготовь нам чай, пожалуйста.

Одрин, тоскливо посмотрев на Лекса, исчезла из комнаты, чтобы вернуться с подносом, на котором стояли чашки.

– А кофе у вас не пьют? – поинтересовался Лекс.

– Кофе – напиток кибернетиков, – отозвалась Айрина. – На Скьелде мы пробовали – вкусно, но говорят, он содержит стимуляторы…

– Вот стимуляторы мне сейчас бы не помешали, – признался Лекс. – А то у меня тонус какой-то опущенный.

– А вы знаете, у меня есть немного кофе, – обрадовалась Одрин. – Если хотите, я вам приготовлю.

– Будьте добры, – улыбнулся Лекс.

Повеселев в мгновение ока, Одрин упорхнула готовить кофе. Айрина покосилась в ее сторону, отмечая перемены, несвойственные характеру подруги, но не стала над этим задумываться. Она уже вошла в глобальную сеть и окунулась в мир, знанием которого могли похвастаться немногие из гайанок. Мир, где она обожала путешествовать, заводить знакомства, узнавать новости и сплетни, вылавливать самые невероятные тайны и где она не теряла надежды найти Деймона.

Глава 4

НОЧЬ ПАДАЮЩИХ ОГНЕЙ

Усыпанный звездной пылью лоскуток неба, сиявший, как невод, полный рыбьей чешуи, распростерся между черными громадами невидимых в темноте гор. На верхних площадках астрономических башен почти не было освещения, и оттуда можно было наблюдать звездный купол без помех. Лекс подумал, что для этого телескоп вовсе не нужен – человеческий глаз видит достаточно, а что не видит, то дополняет воображением. Вот маленькие человечки бродят по ущербной пятнистой Луне, колотя молоточками по серебряному диску. Вот летающие блюдца ведут хоровод между двумя Медведицами, а вот гигантский летучий Змей ползет среди россыпей светящихся блесток.

На земле в этот час тоже было, на что посмотреть – возле озера загорелись огни небольшого поселка, освещая старинные архитектурные сооружения. Загадочной лестницей из светящихся ступеней и схваченных тенью промежутков между ними вздымалась ацтекская пирамида. А само озеро, полное отражений, казалось палитрой, где смешал свои краски неизвестный художник – рядом с золотистыми пятнами человеческих огней белела лунная дорожка.

Лекс оглянулся – на смотровую площадку забралась какая-то девушка, в темноте не разглядеть. Как же они ему надоели! Их-то вины в этом нет – но чем он виноват, что его вторая инкарнация отвела ему роль Диониса, окруженного нимфами?

– Ну что стоишь? – спросил он в темноту. – Боишься нарушить мой покой? Ты его уже нарушила. Иди сюда.

Но фигура оставалась неподвижной. Неожиданно Лекс сообразил, что совсем необязательно причина в нем; возможно, кому-то из здешних обитателей просто захотелось подышать перед сном свежим воздухом и полюбоваться на небо. «Этак я стану жутким эгоцентристом, – подумал Лекс. – Буду думать, что я – пуп мира». Но девушка, поколебавшись немного, все-таки подошла к нему.

Он ожидал, что это будет Юнона, которая незадолго до того показывала ему обсерваторию и свои телескопы, или кто-то еще из астрономов. Но лицо девушки было ему незнакомо; когда она встала рядом с ним, опершись на перила площадки, он разглядывал ее, но не мог узнать.

– Здравствуйте. Меня зовут Агата.

– Вечер добрый. Хотите меня о чем-нибудь спросить?

– Хочу. Вы обещали Сестре Дейдре зайти к ней вечером; она беспокоится, почему вас нет.

Лекс усмехнулся. Ну надо же – на второй вечер он задержался немного, и к нему тотчас послали эмиссара. Вот это называется – взять в оборот. Дейдра решила, что он ее раб? Может быть, она захочет поставить клеймо и ярлык наклеить? Так это будет против закона – гайанам же не положено иметь личную собственность, они даже животных держат не дома, а в живых уголках.

– Передай Дейдре, что я приду, когда захочу… если захочу. Не устраивает ее такой порядок – пусть идет в Дом Свиданий, записывается в очередь. И подумай о себе, девочка, – на такие глупые поручения соглашаться недостойно.

Агата посмотрела вниз. Далеко, метрах в тридцати, поблескивал мощенный камнями двор, мерили шагами периметр ограждения бойцы из подразделения охраны, присланные Сантаной. Из окон второй башни, стоявшей рядом с первой, падали прямоугольники света и доносились голоса – у группы исследователей было какое-то торжество. Порыв горного воздуха обжег щеки, и по коже пошли мурашки.