Кристаллическая решетка, стр. 20

Последнее, что она услышала – это грохот взрыва, сквозь который, ей показалось, прорезался отчаянный визг безумной Сюань. Потом Айрина потеряла сознание.

Глава 7

ДВОЕ

На главную площадь Скьелда рухнули столпы жаркого, как дыхание сатаны, пламени. Треснул и раскололся памятник великому мореплавателю; люди, выбежавшие из домов, с воем закрывали головы руками и падали на землю. Заставляя стены домов вибрировать от грохота, прямо на площадь опускались десантные самолеты вертикального взлета. Кибердесантники разошлись кольцом и начали «действия по снижению биологической активности в зоне высадки». Попросту говоря, убивали всех, кто хотя бы отдаленно походил на врага.

А на плато над городом уже пылали огни подбитой техники и мелькали фигуры гайанского спецназа. Биороботы класса «А» помчались навстречу киборгам, и спасения в горящем городе не было. Волны жесткого излучения уничтожали неэкранированные мозги, токсичные облака разъедали лишенную защитных покровов кожу, а нервно-паралитический газ заставлял несчастных разрывать себе горло и биться в конвульсиях, пока не сломается позвоночник.

Нейтральная зона перестала быть нейтральной. Вслед за десантниками в бой ринулась авиация, затем под прикрытием установок залпового огня в атаку пошли танки, выжигая целые кварталы «горячими» боеприпасами. Руины города стали плацдармом для очередного сражения двух армий, очередной бессмысленной и беспощадной схватки. Небольшая группа вооруженных горожан пыталась противостоять штурмовым отрядам, но была уничтожена.

В тот момент, когда в городе уже вовсю шел бой, из порта Скьелда под прикрытием предрассветных сумерек вышла небольшая подводная лодка. Ульф Свенссон спешил укрыться в подводном городе, где могли найти приют беглецы всех мастей, не желавшие ни жестких рамок тотального мира, ни ужасов тотальной войны.

* * *

В первый миг, когда они с Рози встретились в ресторанчике, в Деймоне вспыхнула дремавшая юношеская любовь к бывшей однокурснице. Теперь она постепенно угасала – одного взгляда на Энжел и Свенссона было достаточно, чтобы судить о взаимной крепости их чувств. Деймон рассуждал логически: если тогда он не полюбился Энжел, то сейчас в конкуренции со Свенссоном у него нет ни единого шанса.

– А почему мы не полетели на флайере? – спросил Деймон у Рози, когда они вошли в навигаторскую рубку подводной лодки.

– Во-первых, евразийцы захватили аэродром. Для этого они выслали диверсионную группу. Во-вторых, место назначения все равно находится под водой.

– Морская база? Она расположена на дне моря? Или она обладает переменной плавучестью и может всплывать на поверхность?

– Увидишь.

Деймон пристроился на одно из свободных сидений в рубке. Сквозь огромные обзорные экраны, занимавшие почти всю площадь передней стены, он увидел, как на фоне светлеющих облаков, похожих на подсвеченную с противоположной стороны простыню, мелькают флайеры, распускаются огненные бутоны взрывов, опадают дымными струями уничтоженные машины. Над городом и морем шел бой.

– Надо сматываться отсюда, – заметил Свенссон. – Скоро здесь станет жарче, чем на адской сковородке.

– Все системы в норме, капитан, – сказал один из помощников.

– Тогда полный вперед. Самый полный, чтоб полнее было некуда!

Лодка двинулась, стремительно набирая скорость. Ее сигарообразный силуэт заскользил среди волн. Обшивка цвета акульей кожи сливалась с водой, но тепловые датчики одной из пролетавших в небе над островом ракет зафиксировали выброс энергии от двигателей, и за кормой лодки раздался взрыв.

– Рули в порядке, двигатели тоже, – доложил помощник.

– Уходим отсюда к чертям собачьим! – выругался Свенссон. – Эти психи готовы разнести в клочья все живое. Срочное погружение!

– У нас пробоина в «щеке». Пока не затянется пластометаллом, мы не сможем погрузиться.

– Тысяча чертей! Тогда поставить дымовую завесу, и полный ход на северо-запад. На обшивке антирадарное покрытие, а визуально нас не должны заметить. Как только пробоина затянется, погружаемся.

Они успели выйти в открытое море, когда их настиг геликоптер гайан. Точнее, это была машина, захваченная на аэродроме острова. На ее борту красовалась эмблема Скьелда – открытая ладонь. Вертолет лег на курс лодки, и вскоре рядом с корпусом раздался взрыв бомбы.

– Мы готовы погружаться, капитан. Но мы не сможем маневрировать, а прямого попадания нам не выдержать…

– Тогда кто-то должен подняться наверх и снять эту птичку! – рявкнул Свенссон.

Деймон, уже давно чувствовавший себя обязанным как-то отблагодарить этих людей, давших ему возможность бежать вместе с ними, вскочил с места.

– Можно я пойду?

– Иди, – без колебаний ответил Свенссон. – Дайте ему кто-нибудь «Осу». Только поторопись на обратном пути. Как только снимешь их, я начну погружение.

Деймон кинул взгляд на Рози. Та кивнула ему, будто подсказывая: «Ты поступаешь правильно». Он схватил небольшой цилиндрический контейнер, который сунул ему помощник Свенссона, и кинулся к входному люку. Сделав несколько шагов по скользкому покрытию палубы, Деймон встал покрепче и забросил на плечо раздвинутую трубу ПЗРК «Оса». Как военный техник, он умел стрелять из любого переносного оружия.

Геликоптер как раз закладывал вираж над лодкой, нацеливаясь сбросить бомбу на носовую часть субмарины. Деймон нажал спуск, и ракета, пыхнув в лицо горячим воздухом, рванулась навстречу вертолету. Пилот гайан попытался отвернуть, но не сумел избежать поражения. Взрыв разорвал машину на части, и пылающие обломки, зависнув на секунду в воздухе, рухнули в воду, оставив в небе лишь быстро исчезающий дымный след. Возможно, Деймону показалось, но за мгновение до взрыва кто-то выскочил или выпал из вертолета.

Уши заложило от выстрела, и Деймон потряс головой. Несколько секунд он стоял, глядя на то, как с шипением и бульканьем останки вертолета уходят на дно, потом повернулся к люку. Его стало трясти, как это часто бывает, когда проходит нервное напряжение. Ноги сделались дрожащими, как у новорожденного теленка, один неосторожный шаг, и вот он поскользнулся и упал на покатую палубу субмарины, лишенную поручней. Какое-то мгновение, распластавшись на гладкой обшивке, он лишь медленно сползал вниз. Потом попытался приподняться и тут же соскользнул за борт.

Окунувшись с головой, Деймон бешено заработал руками, выгребая на поверхность. В свое падение он не сразу поверил: ведь только что стоял на палубе! Но теперь он барахтался в холодной воде, глядя вслед стремительно удаляющейся субмарине. Ее корпус начал быстро уменьшаться в размерах, и Деймон догадался, что лодка уходит под воду. Не дожидаясь его.

«Они не могут меня бросить!» – подумал Деймон, но гул звена штурмовиков, промчавшихся над головой, опроверг его мысль. Если выбирать между жизнью одного человека и всего экипажа, они будут вынуждены его оставить.

Оказавшись в одиночестве посреди моря, Деймон не запаниковал. Он сообразил, что стоит поискать плавучие обломки геликоптера, и поплыл к масляному пятну, оставшемуся на месте падения. Но единственное, что он там обнаружил, была девушка, цеплявшаяся за какой-то мешок. Находиться бок о бок с врагом Деймону не слишком улыбалось, но делать было нечего. Из последних сил, чувствуя, как деревенеют мускулы, непривычные к плаванию, он погреб к девушке.

Мешок, за который она держалась, оказался надувным плотом – ничего более удачного нельзя было представить. Разворачивая его, Деймон поддерживал одной рукой девушку – она была в полуобморочном состоянии. Едва взглянув ей в лицо, он сразу узнал, несмотря на то что лоб и щеки были покрыты копотью, а мокрые волосы беспорядочно спутаны, – это была та самая гайанка, с которой он вчера беседовал в кафе «Орлиное гнездо». Теперь-то уж и речи не могло быть, чтобы занять плот в одиночку.

Деймон перевалился через надувной борт и втащил следом девушку. Очень вовремя – судорога свела ему икру в тот момент, когда он почти выбрался из воды.