"Солдат удачи".Тетралогия, стр. 6

Механический лифт плавно вознес землянина и сопровождавшего его сюзита вверх, к мембране входного люка. Лепестки дверей бесшумно разошлись в разные стороны, открывая устланный белоснежным драгоценным мехом проход. Идущий рядом с сержантом толстячок склонился в церемониальном поклоне и вновь произнес в пустоту:

— Алекс ей Медведев.

В лицо ударил режущий свет скрытых до этого прожекторов, и неживой механический голос прогрохотал:

— Вас примут. Идите.

Свет погас, но перед глазами все еще плясали светлячки. Тем не менее землянин последовал за сюзитом…

Путь оказался длинным. По ощущению Алексея, они прошли не меньше километра в полном одиночестве и наконец уткнулись в простую металлическую дверь без всяких украшений и барельефов, отчего-то так любимых имперцами. Створки бесшумно расползлись в разные стороны, и сопровождающий шепнул:

— Идите один, землянин. Дальше мне нельзя.

Медведев решительно шагнул через порог…

Огромный, не меньше сотни метров в длину и ширину зал был пуст. Только в центре, на возвышении стояло простое кожаное кресло, в котором сидел пожилой бородатый сюзит. Алексей остановился на пороге, не зная, что ему делать, но хозяин помещения сделал знак приблизиться…

Они смотрели друг на друга. Молча. Наконец сюзит не выдержал первым:

— Ты действительно очень большой. Это хорошо.

— Что хорошо? Кто вы?

— Тебе не сказали? Тем лучше, наемник.

— Зачем я здесь?

Старик вздохнул и вытащил из-за полы роскошного длинного одеяния руку в белоснежной перчатке с огромным перстнем статуса.

— Ты знаешь, что это?

— Ваше величество…

Невольно землянин склонился в поклоне.

— Ты не обязан это делать, поскольку не являешься моим подданным, наемник. Хотя я благодарен тебе за проявленное уважение.

Алексей справился с волнением:

— Но, ваше величество, зачем я здесь?

— Ты — наемник.

Старик усмехнулся краешком губ.

— Делаешь работу за деньги. Сейчас твой наниматель — Республика. Но Сенат согласился, чтобы ты выполнил одну работу и для меня, Властителя Империи Сюзитов.

— Я?!

— Да. Поскольку ты единственный из землян, кто знает принцессу в лицо, да и она тебя, я уверен, запомнила.

Император вновь улыбнулся:

— Честно говоря, я даже рад, что ты дал урок моей дочери. Пусть знает, что, будучи владетелем, не всегда можно рассчитывать на армию покорных слуг.

Внезапно старик резко изменил тон:

— Моя дочь и ее яхта были захвачены Пожирателями. Ты должен пойти и вернуть принцессу мне. Проделанная работа будет щедро оплачена. Твое преступление перед царствующим домом — прощено и забыто. Все, что тебе понадобится для этого — ты получишь. Согласен?

— Но разве вы не можете послать своих подданных?

Император криво усмехнулся:

— По понятным причинам у меня нет желания афишировать случившееся в Империи.

Алексей на мгновение задумался, затем решительно кивнул головой.

— Ваше императорское величество, я готов взяться за дело.

— Тогда — договор скреплен?

Медведев склонил голову в знак согласия:

— Договор — скреплен.

Это была стандартная имперская формула заключения контракта…

Рассказ 3

Первый контракт

Иногда наемники делают невозможное не из любви к деньгам, а просто из чувства долга или симпатии.

Сенека

Парень шел по улицам грязного городка, вызывая любопытство жителей своим огромным ростом. Впрочем, интерес быстро угасал, стоило только ему исчезнуть из вида интересующегося. Сам же землянин был удивлен до глубины души. Он не ожидал встретить на планете Пожирателей города и селения уцелевших, как себя называли оказавшиеся на поверхности…

Это он узнал от кучки оборванцев, попытавшихся ограбить его, когда землянин перебрался с острова, на который сел его транспорт на материк, и, наткнувшись на вьющуюся между дремучих лесов тропу, двинулся по ней…

Огромная химическая ракета доставила его на поверхность планеты-матери уродов эволюции. Все-таки оказалось неожиданной удачей то, что амебы не могли прекращать химические реакции, и давно забытые и заброшенные разумными существами, населяющими Галактику, монстры на жидком топливе могли достичь поверхности земли, недоступной более новым типам кораблей — аннигиляционных, фотонных, сверхпространственных и прочих. Правда, за все приходилось платить скоростью и временем, но только эти древние пустотники могли сесть и вернуться оттуда…

— Настоящее средневековье…

Толпы грязных оборванных людей в лохмотьях, нечистоты и помои на улицах. Низенькие дома, слепленные из всякого подручного материала — дерева, камней, глины… Узкие кривые улочки. Потомки выживших при выбросе из свернутого пространства, сами уцелевшие… Деградировавшие, растерявшие знания своих предков… Алексей поправил под туникой кобуру с настоящим земным пистолетом. Осторожно, чтобы не привлечь внимания посторонних. Лучевые виды оружия здесь не действовали, поэтому почти все были вооружены луками, мечами, копьями и даже пращами. Есть землянин не хотел, поскольку запас пищи был в его рюкзаке, как и много других полезных и необходимых вещей.

— Интересно, где же мне искать эту красавицу? — пробурчал он себе под нос, и в этот момент оказался на городской площади… — Твою ж мать! На ловца и зверь бежит!

Невольно он не сдержался — огромное колесо ворота возле фонтана, расположенного в центре утрамбованной сотнями ног площадки, вращали две прикованные за шею полуобнаженные рабыни, одетые в грубую серую мешковину, в которых он мгновенно узнал принцессу и ее тогдашнюю спутницу-наперсницу…

…Майа выдохнула из последних сил:

— Я больше не могу…

— Держись… До вечернего гонга уже немного… — прохрипела пересохшим ртом Яйли, остатками сил налегая замотанными тряпками руками на грубо оструганную деревянную рукоятку ворота, подававшего воду в фонтан. — Вспомни, что было с нашими предшественницами…

Баронесса вздрогнула и вновь уперлась в рычаг — новеньким наглядно продемонстрировали, что их ждет в случае неповиновения или отлынивания от работы. Предыдущую пару рабынь просто посадили на кол прямо перед колодцем на их глазах. И предоставили сюзиткам, сменившим несчастных, возможность досыта налюбоваться их мучениями, продолжавшимися несколько суток…

Слава небесам, что солнце уже клонилось к закату. Действительно, еще немного, и прозвучит удар бронзового била. Рабынь раскуют и отведут в казарму, где они получат свою порцию жидкой водянистой похлебки… А пока — толкать, толкать и толкать это колесо, которое поднимает воду в городской фонтан…

Алексей не спеша осмотрелся и, заметив продавца лепешек, подошел к нему. Язык, на котором общались выжившие, был ему прекрасно знаком — чуть измененный диалект сюзитов, которые, по-видимому, составляли большинство уцелевших.

— Две.

Лоточник быстро ухватил поджаристые, еще горячие булочки. Быстро смазал их какой-то сладкой жидкостью и, обернув широкими листьями, протянул их землянину. Тот бросил монету, отобранную накануне у разбойников в лесу, попытавшихся его ограбить. Затем принялся за трапезу, внимательно наблюдая за сюзитками…

…Он присел, чтобы поправить развязавшийся узел на своих мокасинах, когда на плечи свалился воняющий ком тряпья, а следом из кустов высыпала целая орава уродов, потрясая самодельными копьями. Молниеносным движением Алексей ухватил висящего на его теле оборванца, со всего маха треснул тщедушное тельце об массивный ствол местного дерева. Хруст, задушенный вопль. Это заставило замешкаться остальных нападавших, тем временем землянин выпрямился во весь свой огромный рост. Оборванцы закричали, подбадривая себя воплями, но было уже поздно — словно вихрь, он промчался между ними, оставляя за собой изуродованные тела. Сломанные шеи, выбитые ребром ладони гортани. Республика на совесть готовила наемников воевать. Когда же парень остановился — живых уже не было. С сожалением осмотрелся еще раз повнимательнее. Умение убивать руками в него вбили на уровне инстинктов. Черт. Чу! Из кустов донесся шорох. Прикинув, откуда доносится звук, Медведев одним гигантским прыжком проломил тонкие ветви, и в его могучих руках забилось щуплое тельце последнего бандита…