"Солдат удачи".Тетралогия, стр. 269

Пространство раскололось белыми воронками, и из них начали появляться боевые корабли. Грозные, ощетинившиеся орудиями и антеннами различных систем. Учёные, прильнув к иллюминаторам, жадно смотрели на невиданное доселе зрелище. Им ещё не приходилось встречаться с подобным. Впрочем, и не хотелось бы… Мягкий толчок в борт переходной галереи. Короткий, едва ощутимый удар по ушам, пока выравнивается давление. И вот по коридору шествует огромный в своей броне репликант, вежливо стучащий в двери кают и громогласно объявляющий:

— Господа, транспорт подан. Прошу всех перейти на борт нашего корабля…

Глава 23

Мир-2

Год тому назад…

— Что это?

— Боже, какая громадина… Компьютер, каковы данные сканирования?

Тот на мгновение замешкался, затем ответил:

— Длина — почти сто километров. Масса покоя — порядка миллиона тонн.

— Ты уверен?!

— Приборы не врут.

Михаил смахнул с лица внезапно выступивший пот. Попал… Всего-то хотел отойти в сторону, чтобы Арсенал не нашли, в случае чего. А тут… На что его броненосец был огромен по меркам империи, но это вот… Поначалу полковник думал, что произошла ошибка в расчётах и его вынесло в центре какой-то туманности, в сотнях парсеков от места входа. И сразу взревел сонар, фиксируя опасную близость постороннего объекта. При взгляде на детектор массы Иванов подумал, что это либо очень большой метеорит либо астероид. Но… Монитор высветил слабую энергетическую активность на одной из конечностей объекта. Несомненно, искусственного происхождения. Космический скиталец? Что-то вроде «Летучего Голландца»? Попытка установить связь ничего не дала. Напрасно компьютер перебирал волны — молчание. Лишь свист межзвёздного водорода. Рискнуть? На мгновение задумался, затем решительно тронул сенсоры панели управления. Генераторы глухо заворчали, выбрасывая порции рабочего вещества в дюзы. Броненосец, казалось, вздохнул, неохотно трогаясь к таинственному гиганту, плывущему там, за плотной, в несколько ауркенов газовой стеной. Туманность долго блокировала все попытки сканеров интерполировать объект, и, несмотря на опасность, приходилось подходить всё ближе и ближе. И вот наконец…

Это явно был корабль. Причём не простой, а боевой корабль. Но какой огромный! Что нос, что корма терялись в межзвёздном газе. И вместе с тем, то, что было в поле зрения датчиков и сканеров «Перуна» в оптическом диапазоне, почему-то не казалось чужим. Немного непривычным, но не чуждым.

— Компьютер, что скажешь?

— Энергетической, гравитационной и другой активности не наблюдаю.

— Думаешь, на борту никого нет?

— Фиксирую только внешние данные. Броня объекта непроницаема ни для одного вида излучения.

— Тогда — швартуемся. Это возможно?

— Это возможно.

Подруливая крошечными импульсами из маневровых двигателей, броненосец очень осторожно пристроился возле борта чужака. Облачённый в боевой скафандр, с плазменным резаком наперевес Михаил ждал, когда закончится откачка воздуха. Вот зелёные датчики сменились алыми, двери шлюза плавно скользнули в стороны и в свете налобного прожектора высветился борт пришельца. Расстояние казалось крошечным, но это был просто обман зрения. Во всяком случае, лететь пришлось почти пять минут. Вблизи же…

Прежде всего, броня оказалась монолитной. Ни единого шва, так привычного здесь, ни стыков. Сплошная гладкая поверхность, почему-то кажущаяся полупрозрачной и какой-то сетчатой. Словно из мелких-мелких ячеек-сот, луч фонаря исчезал внутри толщи покрытия. «Интересно, а где у них вход?» — подумал Михаил. Неужели придётся обшаривать всю поверхность корабля в поисках люка? Да и… Неуверенно покачал в руке плазменный резак. Возьмёт ли? Чует его сердце, броня пришельца с загадкой… Добавил тяги ранцу, стремительно помчался вверх. Внезапно что-то блеснуло. Показалось? Задрал голову — нет. С короткими промежутками там, на верхней площадке палубы что-то вспыхивало, озаряя газ. Если бы не он, то не заметил бы. Несколько томительных минут, вспышки становились всё ярче и ярче и вот… Переход оказался резким, просто прямой угол, и вот Иванов мчится уже над кораблём. Впрочем, особо не рассмотришь — всюду белесо-жёлтая пелена газа. Но что сверкает? Снова дал тягу, устремляясь к источнику света, и вот оно! Чёткая россыпь периодически вспыхивающих огоньков, обрисовывающих контур люка. Неужели нашёл? Сбавил ход, попробовал приземлиться. Впрочем, как ни старался, магнитные подошвы не чувствовали палубы. Получается, что покрытие чужака не металл, а нечто другое. В промежутке между вспышками заметил торчащую из палубы скобу, ухватился. Затем пристегнулся страховочным тросом. Чёрт побери! Из-за этих вспышек ничего толком не рассмотреть! Затемнил забрало, стало легче, но теперь вообще ничего не видно. Хотя… Это что? В инфракрасном режиме чётко выделялся небольшой квадратик. Приблизился к нему. Крышка, что ли? Недолго думая, ткнул пальцем, и ахнул — огоньки погасли, а поверхность между ними раскололась на четыре части, разбегаясь в разные стороны, и полковник почувствовал, как его тут же поволокло внутрь. Машинально врубил полную тягу, но бесполезно. Его затаскивало, чего бы он не предпринимал. С ужасом увидел, как над головой створки вновь начали смыкаться, бессильно опал перерубленный ими страховочный тросик. Ещё миг, и по глазам больно резанул свет. Затем — ударился ногами. Лёг на пол, судя по всему. Вот же… Ещё мгновение, и снова то же ощущение падения. И сильное шипение в наружных мембранах. Атмосфера?! Свет стал убавляться, становиться не таким резким, как до этого. Поднёс рукав скафандра, где располагались индикаторы кислорода, к стеклу — зелёный. Значит, можно дышать? Внезапно наступила непроглядная темнота, Михаил на мгновение испугался, потом сообразил, что произошло, и снял затемнение забрала шлема. Довольно большое квадратное помещение. А где выход? Стал поворачиваться и вдруг замер на месте — он не верил своим глазам: на русском языке, правда, немного непривычными буквами светилась надпись на небольшом табло над люком: «Шлюзование завершено. Вход разрешён». На русском?! На его родном?! Но… как? Почему?! Что это значит?! Внезапно буквы исчезли и возле выхода вспыхнул небольшой квадратик. Открывание двери. Ясно… Помедлив ещё немного, стащил перчатку, прикоснулся ладонью к зелёному квадрату. На мгновение стало щекотно, затем сканер довольно пискнул, и дверь распалась опять же на четыре части, ушедшие в стены…

В огромном коридоре было темно, только горело дежурное освещение, и воздух был немного затхлым, но корабль уже понял, что на борту кто-то есть. Ощутимо повеяло свежим ветерком. Длинные полосы на потолке и стенах начали медленно разгораться. Иванов замер от удивления — архитектура была чисто человеческой, но вместе с тем и немного иной. Остановился у стены, где заметил впаянную в пластик схему. Ага… Опять все надписи на русском языке, но дублируются незнакомым ему шрифтом. Главная рубка! Лифт? Рискнуть? Ориентируясь по схеме, открыл дверь — небольшая кабинка. Вспыхнул свет, нежный женский голос произнёс:

— Назовите конечный пункт доставки?

— Рубка управления.

— Вас поняла.

Двери закрылись, лёгкое покачивание, вновь створки расходятся на четыре стороны. Он сделал шаг наружу и ахнул — огромное помещение, усеянное десятками рабочих мест. Это было понятно. И рубка тоже оживала. Но больше всего Михаила поразило не это, а нечто невероятное — над колоссальных размеров панорамным иллюминатором золотом горела надпись: «Неустрашимый». А чуть ниже, но более мелким шрифтом: «Терранское княжество. Девятый год от образования». И герб — Алый дракон, ставший на дыбы… Боже мой… Михаил без сил опустился на покрытие. Это невозможно! Просто не может быть! Неужели он сошёл с ума?! Но все чувства, все ощущения работают! Это не сон, а явь! Его внимание привлекло большое кресло на возвышении. Почему-то потянуло туда. Устало сел, положил руки на подлокотники и вздрогнул от того же женского нежного голоса: