"Солдат удачи".Тетралогия, стр. 267

Иванов с трудом сдержался. Авторитет говорил так, будто людей выводят. Искусственно. Михаил вытащил из кармана несколько голографий, веером пустил их по скатерти.

— Вот такой тип.

Авторитет мельком глянул, скривился:

— А, боевая модель «зет-зет шестнадцать». Старьё. Сейчас есть и лучше. Сколько вам?

— Две тысячи особей.

— Ерунда. Вам в комплекте или как?

— Не понял, простите…

— Активированные или на консервации с аппаратурой оживления?

— С чем меньше хлопот. Путь неблизкий.

— Программа?

— Домашнее существо.

— Ясно. Для колонизации, значит. В качестве жён поселенцев.

— Вы умны.

Бандит отрезал ещё кусочек нежного мяса, проглотил.

— Мне нужно четыре дня.

— У вас есть семь.

— Тогда условимся о месте передачи. И, надеюсь, эта сделка не будет последней?

Теперь уголовник откровенно заискивал — упоминание о могущественной корпорации сразу сбило с него спесь.

— Это зависит от качества товара. И как пройдёт сделка. Мы привыкли держать своё слово. И требовать того же от других.

Снова хищная ухмылка.

— Сейчас вас не слишком много, чтобы вы могли требовать.

— Не будьте так самоуверенны. Нашей мощи хватит, чтобы эта планета перестала существовать очень быстро. Как ни жаль уничтожать невинных существ…

— Ай, бросьте! Кому жаль этих синтетов? Из настоящих людей, здесь, пожалуй, только я и есть да полицейские. И то — не все. Значит, у вас есть корабли…

— У нас есть брандеры с антиматерией. Одним таким уничтожили Терру. Так что для вас лично — найдём…

Михаил произнёс эти слова с достаточной интонацией, чтобы бандит слегка спал с лица. Затем отложил в сторону салфетку, достал портмоне.

— Сколько с меня?

— Нет-нет!

Авторитет замахал руками со скоростью геликоптера.

— Вы — мой гость. И я — угощаю.

— Тогда — вот.

На стол лёг кристалл памяти для компьютера.

— Это маршрутная карта и опознавательный знак. На конечной точке меняемся.

— Договорились.

— Тогда сказано — сделано.

— Сказано — сделано, — эхом откликнулся тот. Иванов поднялся, затем удалился прочь, провожаемый упорным, сверлящим спину взглядом. Он знал, о чём сейчас думает бандит, — не сдать ли землянина. Но жадность пересилила, и, оказавшись на воздухе, полковник позволил себе чуть расслабиться…

Несколько пересадок в глайдерах, на всякий случай. Мало ли чего… Он ещё в свою первую жизнь узнал одну простую вещь: криминал — это не люди. Это — отребье. Одно дело, когда человек попадает в тюрьму случайно: по оговору, в результате случайного происшествия, скажем, водитель, не удержавший машину и сбивший пешехода. И другое дело — профессиональные преступники. Попал к нему во взвод один такой, блатной. С фиксой рандолевой, цыганского золота. И что? Поначалу строил из себя невесть кого, да не туда попал. Орлы с Ивановым понимающие служили. Ну и прижали ублюдка. И потекло с него… Ой, как потекло. Чистое, натуральное дерьмо. Потом пытался наушничать, всё сладкое место искал. Ну и под шумок его, во время бомбёжки… Пустили по Дону вниз лицом. Война спишет. Не надо ему было петь блатные песни про воровскую романтику, про верных девчонок, ждущих своих «невинно посаженных» папами прокурорами пацанов… Не признайся он, что свою такую дурочку в карты проиграл ушлому сифилитику. Штык под лопатку, и пока, вор…

Так что Михаил знал — верить им нельзя даже под дулом пушки. И после завершения сделки продолжать контакты даже не думал. Хватило и одной корпорации. Это уже здесь полковник узнал, что поставки с их крошечной колонии равносильны пяти астероидным рудникам. В Республике же и за один море крови проливалось… Словом, «Дайто Корпори» была на седьмом небе от привалившего счастья и цену, кстати, дала вполне справедливую. Правда, на вопрос поставки женщин замахала руками в отрицании. Так, может, они не поняли, что ему синтетов надо? Однако… И никто и не догадывался, что на самом деле эти красавицы — искусственные люди. Как там упоминал Иван Данилыч, светлая ему память? Клоны, что ли? Так те все на одно лицо. А это — действительно синтеты. Синтетические, искусственные люди. Вот почему у этих не иссякают войска. Израсходовали, как ни цинично это звучит, одни — понаделали другие. Для любых целей. Только программы меняй. Военным — побольше. Домохозяйкам — поменьше. Слишком умные не нужны. Лишь бы по хозяйству могла управляться да вопросов поменьше задавала… А?

За размышлениями он не заметил, как уже оказался в холле гостиницы, где ему навстречу сразу шагнули охранники. О, чёрт! Нащупал в кармане карточку-пропуск, и те сразу стали услужливыми, вызвали лифт, проводили. Когда захлопнулась дверь номера, Михаил упал на кровать прямо в обуви. Всё-таки встреча его вымотала. Весь на нервах. Однако нужно делать дела… Набрал знакомый номер, забитый в память голофона.

— Господин Такуми, это опять Иванов.

— Слушаю, вас, господин Иванов?

Секретарь большого босса прямо-таки лучился радушием. Михаил медленно произнёс в трубку:

— Вы знаете, у меня ощущение, что мы не поняли другу друга. Я просил партию синтетов — две тысячи штук. Желательно последних модификаций с универсальной программой.

— О! Тогда совсем другое дело! — Узкоглазый, чем-то напоминающий Суэцугу джентльмен в безукоризненном костюме широко улыбнулся. — Поскольку господин Президент поручил мне заниматься вашими делами, то могу сразу дать вам положительный ответ. На складах корпорации в данный момент как раз скопился небольшой переизбыток данного товара в связи с перемирием, и мы готовы уступить вам любое потребное количество за самую льготную цену. Вы же знаете — если синтета долго держать в законсервированном состоянии, его ресурс резко снижается.

— О, да! Конечно.

Не переставая улыбаться, Такуми закончил фразу:

— Одним словом, вы можете забрать требуемое количество особей сразу после доставки первой партии товара. Каталог я сейчас сброшу на ваш личный номер.

Сфера с изображением погасла. Через несколько мгновений аппарат пискнул, сообщая о прибытии обещанного сообщения. С любопытством Михаил включил просмотр и чуть не ахнул — первое, что он увидел, это барменшу с Терры. Но она же… И только потом сообразил — это же просто типовая модель… Постарался успокоиться. Взять себя в руки. Вытянул их вперёд, дождался, пока пальцы не перестанут дрожать, затем убрал их в карманы. Несколько мгновений помедлил, вытащил из аккуратного плоского портативного сейфа-чемодана небольшой длинный предмет. Лёгкое касание к зеленоватому квадратику сенсора антропометрического опознавателя, и хитроумная машинка начинает раскладываться, превращаясь в передатчик ортосвязи. Ему ответили сразу. Люди волновались, как всё пройдёт. Он успокоил их одним жестом, затем отдал указание отправить первую партию обещанного груза по условленным координатам. И только после этого позволил себе расслабиться… Теперь оставалось только дождаться. Три дня. Столько нужно времени, чтобы перебросить на скоростном фрегате стотонный контейнер с редкими металлами. Пока же можно отдохнуть, посмотреть, как живут в Республике, погулять по мирным пока улицам… Он вытянулся на огромной кровати, сбросил с натруженных ног неудобные модные ботинки. За толстым звуконепроницаемым стеклом шумела жизнь незнакомого ему мира. Впрочем, не его, и это — главное. Свой они построят сами. И через пару лет, если всё пройдёт, как задумано, они постучат в двери бывшего Императорского Дворца на Метрополии кулаком, одетым в стальную рыцарскую перчатку…

Глава 22

Мир-2

Михаил, одетый в строгий вечерний костюм от лучшего портного, стоял возле длинного стола, ломившегося от всяких блюд и закусок. Когда ему в номер принесли приглашение, он вначале подумал, что это недоразумение, но звонок Такуми всё прояснил — корпорация была безмерно довольна успехом состоявшейся сделки. Как ему тихонько шепнули на ухо — от этого зависел большой правительственный заказ. И благодаря терранам теперь всё складывается успешно. Ещё ему также намекнули, что «Дайто Корпори» со своей стороны приложит все усилия, чтобы дальнейшие отношения между колонией беглецов и Республикой развивались и дальше. И более того, вполне возможно, что они, бывшие земляне, будут признаны, как государство… Это, конечно, окрыляло и давало новые надежды на лучшее будущее, и самое главное — на возможности отомстить империи. Но, как говорится, надейся на лучшее, но и сам не зевай, и Михаил зорко наблюдал за собравшимися сквозь полуопущенные веки. Несколько пар танцевали, да как бы не самый обыкновенный земной вальс под негромкую музыку, исполняемую музыкантами вживую. Во всяком случае, ритм мелодии был очень похож. Бизнесмены, собравшись в кучки, что-то оживлённо обсуждали. Дамы, впрочем, тоже. Когда первый восторг от прибытия высокого гостя прошёл, собравшиеся быстро переключились на свои дела, довольно невежливо оставив Иванова скучать в одиночестве. Впрочем, Михаил ни чуточку не расстроился, наоборот, был даже благодарен. Спокойно перекусил с крошечных тарелок, выпил несколько бокалов сладкого и слабого вина, больше напоминающего сок. Теперь спокойно допивал коктейль из высокого бокала, ловко сцапанного им с подноса официанта. Его больше интересовало другое — сами республиканцы. Впрочем, первое впечатление пока подтверждалось — себе на уме. То есть, если ты им выгоден, то первый друг и товарищ. Но если так, сам по себе — значит, никто. Все во всём искали выгоду. Это было видно и по поведению присутствующих в зале, и по тем сериалам и фильмам, которые он просмотрел у себя в номере гостиницы. Пожалуй, больше ловить было нечего. Дальнейшие поставки и цены оговорены вчера на заседании. На блистающих драгоценностями дам и их кавалеров он насмотрелся досыта. Танцевать его никто не приглашал, да и не тянуло. Так что, в принципе, можно было уходить, тем более что через несколько часов на орбиту придёт корабль, чтобы доставить его на их тайную колонию. Внезапно его внимание привлекла лёгкая суета возле входа. Двери в зал распахнулись, и по ковровой дорожке, расстеленной по центру помещения, стремительным шагом, сопровождаемая многочисленной свитой, к главе отделения корпорации проследовала одетая в пышное вечернее платье высокая стройная девушка с крохотной сверкающей диадемой в волосах. Республиканец слегка побледнел при виде незваной гостьи, но смог взять себя в руки и горделиво выпрямиться.