"Солдат удачи".Тетралогия, стр. 262

Эльфийка посмотрела на белый квадратик ключа, потом на парня. Закусила губу, кивнула.

— Дождусь. Но и ты вернись живым, обещаешь?

— Обещаю…

Глава 18

Мир-2

— Кто напал? — Первое, что спросил Михаил, влетая в буквальном смысле на КПП, едва бросив глайдер на стоянке.

— Империя! Наши ведут ожесточённые бои на границах сектора!

Почему-то на душе стало сразу легче — знакомый враг. А если тебе он известен, значит, это половина врага. Хотя в любом случае война — это кровь, смерть и разрушения… Бегом промчался к нуль-лифту, задраил за собой кабинку и набрал код. Привычно закрыл глаза, но всё равно резануло вспышкой даже сквозь плотно опущенные веки, и… Уже родные запахи, привычная суета. Вышел из приёмника транспортировщика, дежурный офицер громко рявкнул:

— Командир на палубе!

Отдал честь, быстрым шагом проследовал к своему креслу. Сел, коснулся мнемопанели, считывая данные. Так, всё понятно. В лучших традициях… Внезапно, массированный удар. Охранявшие подступы к их сектору корабли дерутся насмерть. Гибнут люди. Значит, аристократы добрались до тайника Грема. Это плохо! Ага! Поступает передача! Торопливо включил дешифратор, что за чертовщина?! «Перуну» в срочном порядке проследовать к арсеналу номер двадцать четыре, загрузить полный боезапас, затем следовать к сектору «Альфа восемь два один». Но это же глубокий тыл! Ерунда какая-то! Лёгкими касаниями переключился на Центральный Штаб, но там подтвердили приказ. Ещё и выматерили не по-русски. Ну, раз так…

— Старший офицер?

— Корабль к бою и походу готов!

— Штурман, принять координаты прыжка!

— Вас понял, командир!

Перебросил данные со своего пульта к нему. Тот сразу ввёл их в двигатель. Чуть мигнули лампы, указывая на то, что в глубине корабля гигантские, неимоверной мощи генераторы начали накапливать энергию в аварийном режиме. Вспыхнул и засиял ровным светом индикатор зарядки. Пора! Главный ключ вставлен в замысловатую скважину, поворот… Время размазывается, словно масло по бутерброду… Там, за стенами броненосца сейчас бушует энергетическая буря. Волны мезонов омывают могучий корпус переливаясь и складываясь во всполохи… И вновь ощущение реальности.

— Доложить результаты!

Великолепно! Меньше световой секунды! Рулевые уже корректируют курс, управление перехватывает диспетчерская. Лёгкий толчок швартовых. Практически неощутимые касания пружинных кнехтов. Замерли на месте. Вывел изображение с внешних камер на экран. Ага! На Базе лихие ребята! Корабль ещё толком не зафиксировался, а они уже готовы начать переброску вооружения. Ну что же, подтверждаю приём! Вновь активировал отключённый на время перехода нуль-транспортёр. Ох, попотеют же сейчас там, на этой вертушке!

— Вахтенный, кофе мне. И пару бутербродов.

— Один момент, командир.

Естественно, нужно немного подождать. Пока запрос дойдёт до камбуза, пока там соорудят, пока робот-разносчик дотащит… Ого! Уже пищит. Сделал пару глотков, откусил толстый ломоть белого хлеба с ветчиной и сыром. Снова глотнул. А то даже поесть не успел со всеми этими приключениями толком. О! Пластырь-то снять можно! Чуть морщась, коснулся розовой тряпочки, та послушно сморщилась и отпала. Нормально. Не зудит, не болит. Честно говоря, за всеми этими перипетиями даже забыл о нём! Ну да ладно…

Едва кончил перекус, как на связь вновь вышла диспетчерская:

— «Перун», ваше снаряжение завершено. Можете стартовать.

— Вас понял, Арсенал. Начинаю расстыковку и отход.

— Удачи!

Ответить не успел, снова пропищал вызов, едва успел отдать приказ об отходе. Что там опять? Понятно. Ситуация на фронте изменилась. Наши передовые отряды уничтожены, и враг взял направление на нашу колонию… Поэтому и меняется место сбора. Новые координаты. Снова переброс к штурману. Тот вводит данные, сигнализирует готовность к прыжку. Но пока рано. Надо отойти от Арсенала подальше. Через пять минут. Томительных пять минут… Тридцать секунд до прыжка. Десять… Я вижу, как он кладёт пальцы на панель. И вот он… Господи! Что это?!

Лицо офицера вдруг исказилось от боли, он дико закричал, в то же мгновение вся рубка наполнилась воплями ужаса и нестерпимых мук. А затем тела экипажа стали расплываться, превращаясь в грязные зловонные лужи… Михаил смотрел на эту картину расширенными от ужаса глазами, постепенно понимая, что он уцелел чудом — в империи нашли код самоуничтожения, и теперь все репликанты, за немногим исключением, уничтожены. Что же ему делать?! Что?

Резкая боль отрезвила его. Неверящим взглядом взглянул на руки — те были в крови. В бессильной злобе, по-видимому, он со всего маху ударил по сенсорной панели, и та, расколовшись от удара, изрезала его кисти. Не обращая внимания, рванулся с кресла. Нужно, остановить корабль, пока он не отошёл от Арсенала слишком далеко! Хорошо, что управление дублируется с места рулевого! Вывел на экран изображение с внешних датчиков. Взглянув на панель, удивлённо присвистнул — отошёл он далековато. Переложил штурвал, отозвавшийся на движение звонким фырканьем эволюционных моторов. Звёзды на экране сместились, стали перемещаться по дуге. Зазвенели хрустальные голоса гравикомпенсаторов. Навалилась перегрузка. Ерунда! Броненосец начал описывать гигантскую дугу. Швартоваться не буду. Зависну, как смогу. А там — либо нуль-лифт, если работает, либо — скафандр и в вакуум. Надо добраться до Базы. Может, в Арсенале кто уцелел? Надежда, как известно, умирает последней…

После нескольких неудачных попыток ему всё-таки удалось подвесить тушу броненосца на достаточном для работы нуль-лифта расстоянии. Но увы. Всё было тщетно — видимо, на космической станции, закончив работу, отключили транспортёр. Все попытки телепортации оказались неудачными. Только голос умной машины: «Приём не активирован». Ничего не поделаешь — надо было прыгать через пространство… Надев скафандр и оседлав космический мотоцикл, парень открыл шлюз. Бездна. Вот оно, воистину Величие Пустоты! Яркие, немигающие звёзды. Яростные протуберанцы звезды, возле которой вращалась станция. И гробовая тишина, не нарушаемая ничем…

Мотоцикл беззвучно выбросил порцию рабочего вещества и послушно понёс седока к ажурной конструкции. Она быстро приближалась, но не это было главным — требовалось найти вход. Зацепил конец спасательного тросика за скобу, специально предназначенную для этого, возле сиденья. Второй конец уже был пристёгнут к поясу скафандра. Бережёного Бог стережёт. Сбавил скорость. Под ногами замелькали плиты обшивки. Это издали она казалась чем-то невесомым, вблизи же становилось ясно, что вся кажущаяся хрупкость — обман. Толстые даже на вид листы сталепласта. Толстые прочные швы… Ага! Затормозил, сдал назад — вот оно! На сером фоне металлической пластмассы ясно виднелась надпись — «Аварийный выход». Активировал магнитные ботинки, очень осторожно оттолкнулся. Лёгкое касание, и подошвы со щелчком прилипли к корпусу Базы. Перчаткой стёр пыль — точно! Вот оно!..

Кнопка легко подалась, и прямо под ногами раскололась надвое плита. От неожиданности чуть не провалился, но успел среагировать на свет, выбившийся из щели. Ухватился рукой за скобу, отключил магниты, направил себя внутрь. Небольшой шлюз был ярко залит лучами прожекторов. Взгляд упёрся в табличку. Быстро прочитал, удовлетворённо улыбнувшись, нажал на нужные кнопки. Внешняя дверь встала на место. По опавшему скафандру понял, что пошла накачка атмосферы. Нужно было подождать. Как только давление воздуха достигнет нормы, внутренняя дверь откроется автоматически…

Всё было то же самое — грязные потёки от распавшихся тел. Повсюду. Михаил несколько суток обшаривал станцию, валился от усталости прямо на пол, спал пару часов — бесполезно. Он был один… Совсем один. После долгих поисков вернулся в рубку управления, снова включил трансляцию, охрипшим голосом передал по внутренней связи призыв собраться в зале — и никого… Включил передатчик. Тишина. Терра молчала. Задал компьютеру перехват сообщений, сам, вконец вымотанный, уснул прямо в кресле…