"Солдат удачи".Тетралогия, стр. 260

— В следующий раз шевелиться будешь, сука!

— Прекратить! — Иванов не понял, что на него нашло, но рявкнул от души. Окружавшие его даже вздрогнули. Аари застыла на месте, поняв, что полковнику её поступок пришёлся не по нраву. А обведя взглядом остальных, поняла, что никто из землян её поступка не одобрил. Имперка сжалась в комок, обхватив когда-то белоснежную блузку руками.

— А в чём дело? Вы что, господин офицер, пожалели какую-то имперскую… Особь?

Эльфийка попыталась перейти в наступление, но тут вмешался муж:

— Замолчи!

Он грохнул широченной ладонью по стойке. Хлопок прозвучал словно выстрел.

— Ты переходишь все границы, дорогая. Может, мне отправить тебя обратно в лагерь?

Та даже стала словно ниже ростом, на её лице появилось такое же испуганное выражение, как у девушки за стойкой.

— Проси прощения!

— Ни за что!

Всё-таки гордость взяла своё. Иванов не выдержал:

— Знаешь… Тёзка… Ты меня прости, но я больше не хочу иметь дело с твоей женой. Будешь один — всегда рад тебе. А с ней — извини. Лучше ко мне не приближайся. И ещё, дам тебе совет — семейные отношения выясняй дома.

Иванов поднялся и, обогнув застывшую на месте Аари, отошёл на другой конец стойки. Девятаев сделал слабую попытку объясниться, но его половина уже пришла в себя — ухватила мужа за руку и потащила к выходу, что-то яростно шипя на ухо… Жаль друга. Но… Кажется, он уже потерян. Прочно попал под каблук, да ещё такой стерве… Хмель давно вылетел из головы. Добавить ещё? А, не стоит. Там, в уголке, вроде потише. Вот чёрт, а куда бедолага делась? Её место заняла другая девушка. Иванов взмахом руки подозвал новую барменшу:

— Что-нибудь безалкогольное, пожалуйста… И… куда делась эта девушка? Из империи?

Эльфийка чарующе и зазывно улыбнулась и с придыханием произнесла, наклонившись к полковнику и демонстрируя грудь безупречных очертаний в глубоком вырезе форменной блузки:

— Сейчас отмоется и придёт. Сок будете?

— Давайте. Но я бы хотел, чтобы мне его подала именно она.

Улыбка исчезла, и республиканка сухо ответила:

— Как вам угодно, господин полковник…

…Ури торопливо разложила уже застиранную блузку на столе дамской комнаты и сушила её ионным феном, когда в туалет вошла их старшая, Мео Кари. Увидев её, своим размашистым шагом пересекла комнату и, уперев руки в бока, оценила ситуацию. Молча расстегнула пуговки на своей униформе, медленно стянула, протянула девушке:

— Одевай. Тот полковник тебя хочет. А я — закончу.

— Полковник?!

— Да. Он в углу сидит. Ему сок подашь. И смотри у меня…

Кулачок у старшей официантки был увесист, девушка невольно вздрогнула. Она ожидала всего, чего угодно, а тут… Такой неожиданно добрый поступок. Эльфийка, видимо, сообразила, что уж слишком она мягка к извечному врагу и нахмурила брови:

— Шевелись!

Застёгивая на ходу ужасно неудобные пуговицы, Ури выскочила из дамской комнаты и, оказавшись вновь за стойкой бара, осмотрелась — да. Точно. Вон он сидит в углу. Единственный старший офицер из всех. Торопливо наполнила высокий фирменный стакан, поставила на картонный кружок и понесла к нему.

— Ваш заказ, господин полковник.

Он оторвался от созерцания изгибающейся на сцене певицы и перевёл взгляд на неё, вдруг смущённо улыбнулся:

— Спасибо вам. Михаил.

— Что?

Только потом сообразила — он же представляется… Кровь ударила в лицо.

— Ури… Ури Саази.

— Иванов. Спасибо вам, Ури…

И вновь смущённо улыбнулся. Девушка кивнула и отошла. А из окружающей стойку толпы уже виднелась очередная подзывающая рука. Украдкой посмотрела на офицера, их взгляды встретились, и она заметила, что тот тоже вдруг покраснел…

Глава 17

Мир-2

Михаил возвращался домой в отличном настроении. А когда оседлал свой глайдер и помчался домой, от избытка чувств даже стал напевать песенку. Наконец загнал машину в подвал, сбросил с себя форму, переоделся в привычный спортивный костюм, затем подошёл к зеркалу. Оттуда на него смотрел рослый, широкоплечий парень с голубыми глазами и волосами цвета выгоревшей соломы, подстриженными коротким ёжиком. Чуть курносый нос, правильный овал лица, раньше под левым глазом был небольшой шрам — осколком немецкой мины чиркнуло. Сейчас всё тело было гладким, словно у младенца. Воссоздание организма явно пошло на пользу. Напряг мышцы — те рельефно прорисовались по всему телу. Интересно, а с точки зрения этой девушки из империи он красив? Или хотя бы симпатичен? Не отошьёт? Может, её на свидание пригласить? Ладно. Утро вечера мудренее! Солнышко встанет — и определимся…

Но первое, что он услышал после восхода солнца, — звонок по внутренней связи. Торопливо схватил трубку, поднёс к уху:

— Господин полковник, вам необходимо срочно явиться в штаб Базы.

— Понял, сейчас буду…

Торопливо умылся, намазал лицо кремом от волос, смыл лёгкую щетину с подбородка и щёк, кинул в рот пару кусков ветчины, откромсанной от батона, лежавшего в холодильнике. Жуя на ходу, обмундировался. Двигатель глайдера схватил с первой попытки, и уже через десять минут после вызова он нёсся над дорогой. Опять что-то серьёзное. Неужели кто-то решился? Республика? Те молча скушали их налёт на Юмэй. Империя? Вполне возможно… После убийства Грема Злобного, которого земляне звали Справедливым, там настоящая вакханалия. Главы Совета меняются чуть ли не ежемесячно. Аристократы никак не могут поделить власть и дерутся, словно крысы, когда выводят «короля». Насмерть…

Бросил машину на стоянке, чуть ли не бегом пробежал мимо вытянувшегося по стойке «смирно» часового, в таком же быстром темпе буквально влетел в здание Штаба. При виде полковника ему навстречу поспешил дежурный по штабу. Лейтенант отмахнул честь, затем спросил:

— Простите… Вы — полковник Иванов?

— Так точно. Что случилось?

— Вам необходимо явиться в госпиталь. Там обратитесь к главному врачу.

— З-зачем?!

Михаил чуть не взорвался — он-то тут всякого себе навнушал, а оказывается, что здесь обычная медицинская проверка.

— Не могу знать, господин полковник. Меня с утра заставили срочно вызывать всех старших офицеров, командующих кораблями, и направлять их в лечебницу.

Старое словечко резануло слух, и Иванов уже внимательнее посмотрел на лейтенанта. Слава богу, это не война…

— Хорошо, господин лейтенант. Извините и вы меня, что чуть не сорвался.

— Что вы, господин полковник!

Развернувшись, Иванов направился к госпиталю.

Хотя… Последнюю комиссию он проходил буквально перед рейдом. В чём дело, интересно? Навстречу ему попалось несколько старших офицеров, все как один с небольшим, телесного цвета пластырем на виске. Они шли явно из того места, куда направлялся сам Иванов. К его удивлению, в медицинском учреждении было полно народа. При появлении полковника к нему сразу подбежал рядовой с повязкой синего цвета и планшетом:

— Господин?

— Иванов.

— Пятый кабинет, второй этаж.

И тут же умчался. Михаил поднялся по лестнице, нашёл нужную дверь, постучался.

— Да-да, войдите… Присаживайтесь, полковник. Сюда.

Врач в зелёной куртке и таких же свободных штанах указал на устрашающего вида медицинский агрегат, сверкающий хромом и никелем.

— А в чём дело-то?

— Садитесь! Думаете, вы один? Там другие ждут!

Ну, раз требуют, значит — нужно. Он уселся на тёплое жёсткое сиденье. Врач внимательно всматривался в планшет.

— Готовы?

— К чему?

— К процедуре, естественно. Сразу говорю, будет не больно, но неприятно…

Он опустил на голову решётчатый шлем, снова уставился в планшет:

— Ага! Вот он… Проблем не будет.

Намазал висок Михаила желтоватой мазью без запаха, потом крутанул верньер. Послышалось гудение, и Иванов ощутил, как в его черепе что-то затрепетало. Затем появились тянущие ощущения. Вроде как даже хрустнуло. Он прикрыл глаза. Медик внимательно всматривался в свой планшет. Затем, видимо, уловив какие-то видимые ему одному нюансы окончания процесса, вновь крутанул выключатель. Всё закончилось. Решётчатый шлем поднялся, салфеткой врач стёр с виска мазь, покрывшуюся явственным металлическим налётом. Затем ловко налепил на это место кусочек такого же стандартного пластыря, предварительно пшикнув из баллончика.