"Солдат удачи".Тетралогия, стр. 251

Глава 11

Мир-2

— Ну что, Иван Данилович, кажется, пришла пора.

— Ты прав, Эрвин, — согласился Черняховский, задумчиво глядя на большой тактический экран, затем продолжил фразу: — Грем всё-таки оказался прав. Хорошо, что и Стамп погиб вместе с ним. Лишь они двое знали код уничтожения.

— Но угроза смерти по-прежнему будет висеть над нами.

— Не думаю. Наши ребята на Терре нашли возможность извлечения этой машинки. Так что первое, что мы сделаем, — вытащим её из всех. И напоследок не пора ли нам заняться Михонго?

Тот машинально сделал жест, словно поправлял свои трофейные очки, потом спохватился:

— Прощальный аккорд?

— Конечно. Мы присягали императору. И давали ему своё слово. Теперь Грем Злобный мёртв. Это подтверждено. Наследников он не оставил. И я считаю, что мы свои обязательства перед империей выполнили.

Роммель задумался на некоторое время. Затем медленно, чеканя слова, произнёс:

— Согласен. Итак, начинаем?

— Да. Отзываем флот…

Через несколько мгновений все корабли землян получили приказ с Базы номер двадцать семь, последнего форпоста империи, о существовании которой знали все, но никто не имел её координат. Кроме двух исследователей, Иванова и Марсейля. Приказ гласил: в заданное время выйти в следующих координатах, далее шла колонка цифр. После чего захватить всё, что возможно, взять в плен как можно больше народа, особенно — исследователей и учёных. Всё захваченное имущество снабдить прыжковыми генераторами и направить по уже известным координатам…

Михаил, пробежав глазами текст приказа, подписанный двумя так хорошо знакомыми ему людьми, улыбнулся — ну, всё. Конец войне. Последняя операция, и отдых… Перебросил кристалл старшему помощнику. С Александром они прошли самые трудные дороги, и ему он доверял, как самому себе.

— Началось, Саша. Последний рейд. Идём на Михонго.

Сумрачное лицо старшего офицера озарила улыбка — как и всем землянам, воевать ему обрыдло, если откровенно говорить.

— Вводи координаты, привяжи ко времени. И — поехали!..

Глубокий республиканский тыл. Система Михонго. Кузница военной техники. От её существования зависела не только военная машина Республики, но и вся её жизнедеятельность. Поэтому и укреплена система была так, как и планета Сената. Круглые шары орбитальных крепостей, минные поля, укрывающие все прыжковые точки. Словом, система считалась неприступной. По орбите второй и третьей планет плыли ажурные верфи, орбитальные синтезирующие заводы, сборочные фабрики-автоматы. Но самое главное — лучшие умы Республики трудились в десятках орбитальных институтов над новыми смертоносными игрушками. Так что удар по этому месту надолго выводил врага из строя, заставляя фактически его капитулировать…

Пространство Михонго раскололось от одновременного выхода из прыжка сотен кораблей. Но это были не земляне — шли пустые корабли, захваченные раньше. Так называемые прорыватели. Они гибли от мощных взрывов мин, одновременно очищая космос. Пусть они гибли, но каждый из автоматически управляемых кораблей спасал жизни тех, кто шёл следом за ними. Расчищал дорогу флоту из тысячи кораблей. От выхода второй волны началась неуправляемая реакция распада. Планеты сместились с орбиты под воздействием гравитационных ударов, на орбитальных комплексах люди лишались чувств, чуткая автоматика выходила из строя. На это и был рассчитан основной удар. После очистки пространства в бой пошли земляне. Они, едва оказавшись в заданной точке, расстреливали крепости, экипажи которых находились в глубоком шоке, абордажные команды захватывали заводы, блокировали посты управления огнём системы обороны. На всё отводился ровно час, но уже через пятьдесят минут возле звезды кружились две абсолютно пустые планеты, изменившие свои траектории. Ажурные пояса, раньше опоясывавшие их, исчезали. Секретная разработка почившего безвременно императора — модульный прыжковый генератор. Землянам не было нужды высаживать на захваченный корабль команду для проводки и управления. Достаточно было подцепить к корпусу небольшой контейнер, включавший в себя разовый генератор и батареи для его приведения в действие. Адрес прыжка вводился автоматически, как только данные о месте нахождения поступали в компьютер корабля носителя. А точка выхода — она была известна. Терра. Там груз уже встречали. На орбите нового мира и на самой поверхности уже были люди. Разных национальностей, разных взглядов. Но с одной планеты. С Земли. Объединённые общим делом. Те, кого смогли выдернуть из ведущих сражения эскадр под разными предлогами. Именно они распределяли пленных по лагерям, управляли проходческими комплексами, занимались строительством городов и посёлков, сельским хозяйством. На их плечах лежала задача подготовить планету к массовому исходу товарищей из империи. И они с этим справились. И когда корабли возвращавшихся, соблюдая строгую очерёдность, выходили на орбиту Терры, спрятавшейся в неизведанном доселе секторе пространства, их встречала не голая пустошь, а вполне обустроенная и обихоженная земля, готовая принять новых поселенцев…

Михаил жадно прилип к экрану обзора — да, за эти пять месяцев, прошедших с того дня, когда они нашли этот мир, изменилось многое. Ниточки магнитотрасс, полоски телепортеров. Чёткие квадратики ферм и полей. Рвущиеся ввысь здания городов и широкие коробки сельских домов. Округлые шары производственных комплексов. Совсем другой мир. Абсолютно не похожий на тот дикий, но прекрасный, который они обнаружили, высадившись на поверхность. Здесь они станут жить. Здесь дадут начало новой расе, новой цивилизации…

Нуль-лифт. Иванов спрыгнул с платформы, осмотрелся — яркое солнце, глубокая синева неба с редкими белоснежными облаками. За спиной — стандартный ранец имперского образца с немногими пожитками. Пара сувениров с захваченных кораблей, смена белья, личное оружие в кобуре на поясе. В кольцах висит офицерский меч. Шагнул к гостеприимно светящейся вывеске «Распределительный пункт», где за стойкой восседали две девушки-землянки.

— Ваше удостоверение личности, офицер?

Протянул личную карточку. Та, что повыше, со сложной причёской, на которой чудом удерживалась кокетливо ушитая пилотка; мило улыбнулась и вставила документ в считыватель. Едва загорелась надпись, её лицо вытянулось. Сухо произнесла:

— Офицер, вам туда.

Вернула пластиковую полоску, показала на другую дверь.

— А в чём дело, девочки?

— Вам туда.

Вновь ещё более сухим тоном произнесла:

— Проходите, куда вам сказано, офицер. Не задерживайте остальных.

Недоумённо пожав плечами, Михаил направился туда, куда ему было сказано. Там сидели не женщины. Сухощавый высокий полковник. При виде Иванова он поднялся с кресла, протянул руку:

— Ваши документы, капитан?

Снова знакомый писк считывателя. Но на этот раз хозяин кабинета расплылся в улыбке.

— О, господин Иванов! Мы вас заждались. Поздравляю вас.

Вышел из-за стола, открыл ячейку стандартного сейфа в стене, вытащил пластиковый пакет.

— Получите и распишитесь.

Протянул стандартный офицерский планшет. Михаил послушно приложил ладонь к сканеру. Аппарат коротко прогудел, завершая процедуру.

— А что здесь?

— Ключи от вашего дома. Карточка банковского счёта. Ордер на получение женщины.

— Что?!

— Вы можете выбрать любую из пленных в любом лагере на планете. Естественно, с её согласия. Но, насколько я знаю, у нас не было ещё ни одного отказа с их стороны. И ещё — из вооружённых сил вас не увольняют. Вы по-прежнему остаётесь в рядах Терранских Вооружённых Сил. Сейчас вам предоставляется отпуск сроком тридцать календарных дней на обустройство своих дел.

— В честь чего же мне такое счастье?

— Насколько мне известно — распоряжение Правительства. Все военные должности и назначения утверждаются ими. На вас пришёл специальный запрос от самого Ивана Даниловича. Так что, служу Отечеству, господин полковник.