"Солдат удачи".Тетралогия, стр. 235

— О, Mein Gott!

Немец?! Твою ж мать… Влип… Изображение погасло. Тот же голос, что объявлял о начале показа, снова заговорил:

— Мы можем демонстрировать вам подобное сутками. Месяцами. Годами. Всегда одно и то же. Смерть. Разрушение. Геноцид. Они убивают всех. Живых не остаётся. Так что подумайте. Да, нами правит император. И вы будете драться на стороне империи. Но теперь вы знаете, за что вы будете сражаться…

В столовой наступила гробовая тишина. Люди переглядывались. За столом, где сидели женщины, слышались рыдания. Кому-то стало плохо, и возле него засуетились, по-видимому, медики. Слаб на желудок оказался не только сосед Михаила. Кислятиной тянуло из многих мест. Да и самому Иванову тоже с трудом удалось удержать содержимое желудка. В этот момент что-то ткнулось ему в ногу, и парень, машинально отдёрнув её, взглянул вниз — маленький шестиногий металлический паучок шустро сгребал извергнутое немцем к себе внутрь. Пол после него становился не просто чистым, а каким-то стерильным. Наконец механический уборщик закончил свой труд, коротко прогудел, а затем, забавно семеня лапками, исчез. Присмотревшись, Михаил заметил подобную суету под ногами остальных. Так что, Михаил Иванов, младший сержант рабоче-крестьянской Красной Армии, решаем? Место это — не Земля. И не Страна Советов. Но люди тоже в беде. Причём в страшной беде. А когда русский человек отказывался помочь? Не было такого. Ни разу. Значит, вопрос решённый. Тем более что вторую жизнь дают. Одно непонятно: если здесь немец сидит, как же я с ним на одной стороне драться-то буду? Тот, словно почувствовав, что думают о нём, вскинул опущенную до этого голову. На этот раз смотрел без ненависти. Но эмоции во взгляде были. Оценивающие. Прикидывающие. Он явно думал о том же самом, что и Михаил.

Эх, ладно. По ходу дела разберёмся. Если против друг друга воевали, может, и за одно дело сработаемся? Чай, мы ведь теперь с ним — земляки! Земляне…

Мысль обожгла острым ножом…

Глава 2

Мир-2

— Для того чтобы вам стали понятнее причины войны, мы совершим небольшой экскурс в историю…

Михаил осматривался по сторонам, наблюдая за людьми, между тем лектор взмахом руки подвесил в воздухе несколько картинок, и пришлось отвлечься, чтобы понять, о чём речь.

— Как известно и уже доказано не раз, вся разумная жизнь во Вселенной произошла от одного вида существ. В некоторых мирах, ещё не имеющих выхода в космос и контакта с другими разумными расами, существует огромное множество различных постулатов и теорий, выводящих возникновение доминирующего вида к определённым животным, как правило, высшим приматам, в ходе эволюции развившимся в разумную особь…

«Слова-то какие заворачивает. А ведь удивительно, что понятно. Может, они что в башку запихали? Наверняка! Язык их понимаю. Говорю свободно. Знания непонятные…» — Мысли крутились в голове безостановочно. Казалось, что окружающим даже слышна напряжённая работа Мишкиного мозга. Лектор между тем продолжал:

— Но экспансия вида — работа Предтеч. Откуда и как они появились в нашей Вселенной — неизвестно. Тем не менее, при всей внешней несхожести людей в разных уголках населённых миров, все они имеют общий генетический код, а значит, способны размножаться перекрёстно. Но!

Выступающий воздел палец:

— Есть такое понятие, как уровень энергетического потока светила. Проще говоря — уровень солнечной радиации, вызывающий различные мутации, и, следовательно — изменение приспособляемости индивидуального организма к местным условиям. Постепенно, в ходе эволюции, по мере выхода в космос и роста уровня развития в Галактике, стало доминировать два вида: первый — это наш, к которому относитесь и вы. Второй — так называемые мьюты, или республиканцы. Хотя возможны совместные дети, тем не менее психологически мы абсолютно разные. Крайний индивидуализм, плюс неестественная, по нашим меркам, красота и некоторые внешние отличия…

Картинка слева внезапно укрупнилась, и сидящий чуть впереди крупный мужчина вдруг ахнул:

— Эльф…

Это ещё что такое?! Между тем картинка, а точнее — настоящий цветной слепок, словно бюст кого-то из вождей, да ещё раскрашенный до такой степени, что отличить от настоящего человека было невозможно, просто завораживал. Стройный, с широко расставленными, чуть раскосыми глазами остроухий мужчина. Затем картинка сменилась на женскую, и Иванов почувствовал, как у него в штанах что-то шевельнулось — возникла девушка чуждой, но невероятной красоты. Хрупкая, словно цветок. Ему вдруг захотелось унести её далеко-далеко, чтобы никто не мешал, поставить за стекло и любоваться всю оставшуюся жизнь… Даже дыхание перехватило.

— Несмотря на кажущуюся хрупкость, мьюты обладают физической силой, превосходящей силу среднего обитателя империи. При этом скорость реакции на внешние воздействия у них также на порядок выше, что даёт им неоспоримые преимущества в рукопашной схватке. Кроме того, наш внешний вид вызывает у них практически непреодолимое отвращение. Они называют нас «червями». Мы же их, презрительно, «остроухими». Именно поэтому те ужасающие зверства, которые вы видели два дня назад на орбитальном центре, для них являются нормой.

Они нас ненавидят. При этом их цивилизации свойственна так называемая доминирующая экспансия. Это значит, что они расширяют свою зону влияния на возможный максимум, при этом уничтожая другие виды разумных, отличающихся от них внешне. Да, вы что-то хотите спросить?

Лектор указал на вскинувшего по-школярски руку невысокого худощавого паренька, сидевшего во втором ряду аудитории.

— Представьтесь, пожалуйста. Кто вы, откуда, какая война…

— Семён Протопопов. Российская Федерация. Первая чеченская. Извините, господин лектор, получается, что эти «остроухие» уничтожают абсолютно всех?

Тот, не задумываясь, выдал ответ сразу:

— Во время военных действий — тех, кто попадёт им под руку. Затем уцелевших сгоняют в особые резервации, где те живут словно в тюрьмах. Жёсткий распорядок. Скудный паёк. Тяжёлые, грязные изнурительные работы. Вы, к примеру, радиоактивные развалины без защиты не разбирали руками? Нет? Хочу сказать, что медицинскую помощь местному населению тоже не оказывают…

Парнишка сел, а Мишка очумело пытался переварить то, что услышал: первая чеченская?! Российская Федерация? Да ещё — «господин»?! Что же произошло? Надо узнать!.. Надо! И кто победил в нашей войне?..

Сразу после просмотра той памятной ленты всех развели по спальным местам, велели занять подвешенные в воздухе койки, и затем все вдруг уснули. Словно их усыпили какой-то гадостью. И проспали они, как им потом сказали, почти трое суток. Будто это нормальная реакция организма на восстановление из небытия. После пробуждения всех отправили на планету. Делали это интересно. Набивали по сто человек на платформу. Вспышка. И сходишь с неё уже внизу. На поверхности. Сразу после этого прибывшую сотню опять вели в столовую и кормили, а после еды сразу уводили в учебный класс или аудиторию. Фактически у репликантов не было возможности ни пообщаться, ни познакомиться друг с другом за эти четверо неполных суток. Ну, может, вечером разрешат. Должно же быть свободное время? Должно. Если они сейчас на учёбе? Ведь по Уставу положено! Хотя… Кто знает, какой у них тут Устав… Ладно. Время пока терпит, а там — посмотрим…

Вводный курс между тем продолжался. Лектор, широкоплечий, коротко стриженный мужчина лет сорока на вид, с двумя глубокими шрамами через всё лицо, с готовностью отвечал на вопросы, разъяснял, если что непонятно. Словом, вёл себя, как положено опытному педагогу. Внезапно коротко пискнула сирена. Инструктор хлопнул в ладоши, призывая к вниманию, и объявил:

— Сейчас все выходят на улицу и строятся возле синего столбика. Точнее, от него вправо. Затем следуем на склад, получать положенное имущество. После этого идём в казарму, где вы будет жить всё это время. Затем до утра отдыхаете. С утра, после зарядки и завтрака — на полигон, где вы ознакомитесь с техникой, стоящей на вооружении имперской армии. Далее — обед в поле. Снова демонстрация. Возвращение в расположение, ужин, личное время. Всем всё ясно? Учебный взвод, встать!