"Солдат удачи".Тетралогия, стр. 126

– Тут это, ваше величество… Резидент имперский. В смысле – курьер. Который наследство барона должен был забрать. Не взглянете на него?

– Что я шпионов не видел, зачем мне это?

Но тут Столяров вдруг превратился в прежнего стального волка, доказав, что свой пост занимает не зря:

– Я очень прошу. Поскольку это просто необходимо.

Алексей вздохнул:

– Перевербовал, что ли? Ну, ладно. Тащи. Дам ему гарантии…

Михаил включил интерком:

– Подследственного из минус двести тридцать седьмой ко мне.

– Слушаюсь!

Повернулся к Медведеву:

– Сейчас будет. Может, пока бокал вина? Есть Аркарское. На сюзитском корвете взяли.

– Давай, коль не шутишь.

Густое багровое, с золотыми блёстками вино лилось в высокие бокалы, когда позади его звякнула дверь и женский голос произнёс:

– Сержант Егорова арестованную номер 237 дробь 22 доставила.

– Свободны, сержант. Подождите за дверью.

– Есть!

Щёлкнули каблуки, вновь звякнула дверь. Медведев не поворачивался, занятый рассматриванием вина на свет, любуясь игрой золотистых струй. Сделал глоток, поставил бокал на стол, затем медленно, нехотя повернулся и застыл на месте, потрясённый встречей…

…Звякнул предупредительным сигналом запор массивной двери камеры. Надзирательница. Сегодня третьи сутки после отправки дела в Княжеский Суд. Сейчас решится её судьба. Майа поправила манжету новой одежды, принесённой рано утром. В неё она облачилась после ванны, в которую её отвели. Не удивительно. Насколько она знает обычаи людей, приговорённому к казни перед смертью полагался роскошный обед и какие-либо развлечения. Так называемое «последнее желание». Значит, всё-таки смерть. Какой она будет? Поднялась навстречу охраннице. Та, критически взглянув на сюзитку, казённым голосом произнесла:

– Заключённая 237 дробь 22, на выход, с вещами.

С вещами? У неё ничего нет. Но баронесса Империи покажет, что может достойно принять смерть от руки палача! Встала, твёрдым шагом проследовала к выходу. На протянутые руки уже привычно легли браслеты силовых оков. Короткий переход к лифту. Быстрый подъём отозвался тяжестью в ногах. Ускорение было значительным. Мягко пискнул сигнал прибытия. Знакомый коридор, та же дверь. Генерал решил лично объявить ей о приговоре? Ладно. У всех свои прихоти… Звякнув предупредительным сигналом, открылись створки, её ввели внутрь. Вытянувшись, надзирательница доложила о доставке арестованной и, получив разрешение, вышла из кабинета, оставив Майю. Начальник терранской контрразведки был не один. В кресле, спиной к нему, в мундире стального цвета сидел кто-то из высокопоставленных военных. Ах да! Наверное, представитель Суда. Что же, сейчас объявят приговор… Между тем судейский поднял руку с высоким бокалом, в котором играло вино, посмотрел на свет, отпил, поставил обратно на стол и повернулся… Боги!!! Князь!!! Нет, не может быть! Как? Откуда он узнал?! Ноги подкосились, она без сил опустилась прямо на пол, а потом вдруг всё потемнело…

Алексей не поверил своим глазам – Майа! Его баронесса! Та взглянула на него, узнавая, потом вдруг побледнела и, словно из тела выдернули стержень, мягко опустилась на пышный ковёр, покрывающий пол кабинета Столярова, лишившись сознания. Словно подброшенный пружиной, он выпрыгнул из кресла и, оказавшись около женщины, пальцем осторожно пощупал жилку на виске. Та билась. Редко и медленно, но пульс был. Встревоженный Михаил тоже уже стоял рядом, вызывая срочно медиков. Через мгновение в кабинет влетела девушка в зелёном халате и брючках, бесцеремонно отпихнула князя в сторону и захлопотала возле безжизненного тела баронессы…

– Она – курьер?

– Да.

– Дать бы тебе по шее за такие шутки, ну да ладно. Короче, я её забираю.

Тот вновь стал самим собой, ехидно заулыбался. Не выдержав, Алексей шутливо ткнул его кулаком:

– У, хитрая рожа! Запугал, наверное, бедняжку до смерти!

Тот развёл руками в стороны:

– Не без того, твоё королевское величество. Служба такая.

– Млин, на тебя даже обидеться невозможно! Чего сразу не сообщил?!

– Сюрприз.

– Да уж, догадался…

Между тем усилия врача дали результаты, и Майа тихо вздохнула, открыв ещё ничего не понимающие глаза. Князь легко подхватил на руки почти невесомое для его силы стройное тело баронессы, затем шагнул к двери. Подскочивший к ним Столяров накрыл сюзитку невесть откуда взявшейся длинной накидкой.

– Мало ли, чтобы лишних слухов не пошло…

Женщина, ощутив руки Алексея, слабо прошептала ещё плохо слушающимся после потери сознания языком:

– Не надо… Не смей. Я – сама…

– Молчи уж. Сама… Ты сейчас даже идти не сможешь…

Катер уже ждал. Охранники почтительно вытянулись при появлении Медведева, а тот, не обращая ни на кого внимания, вошёл внутрь, пронёс Майю по проходу и, уже устроившись в кресле, посадил её на колени. Затем, придерживая одной рукой, второй знаком подозвал начальника охраны:

– Немедленно на корабль и во дворец…

Майа попыталась вырваться, но рука, держащая её, напоминала стальные клещи. Алексей, склонившись к её уху, прошептал:

– Не дёргайся.

Мгновенно женщина вспылила:

– Да как вы смеете, герцог?!

В ответ её сжали с такой силой, что она даже охнула от боли…

– Всё. Игры закончились, гопожа дель Соу.

– Что вы хотите этим сказать, герцог?!

– Я больше не Имперский Герцог Сюзитии. Теперь я Князь Терранский! И у вас, госпожа, начинается новая жизнь. С этого дня. Детство кончилось. Пора начинать взрослую жизнь…

Взревели двигатели. Дыхание женщины перехватило от невыносимой перегрузки, между тем Медведев сидел спокойно, не обращая на тяжесть никакого внимания. И на секунду Майе стало даже страшно. Он был уже не такой, когда просил её выйти замуж. Не тот, как в бытность свою Императором. Совсем другой. Спокойный. Холодный. Уверенный. И …Огромный. Что же теперь ждёт её? Там, куда они летят?..

Рассказ 19

Агония

Даже в смерти стоит остаться человеком.

Святой Князь Алексей-Основатель.
История Терранской Империи. 12321 год от С. К. (Сотворения княжества)

Императрица, оставшись одна, сдёрнула с головы корону и с размаху запустила ей в стену. С жалобным звоном та отскочила от деревянной панели, оставив на ней вмятину. Не обращая внимания на мигающий вызов визифона, метнулась к огромному, в несколько ростов среднего сюзита зеркалу и, сбросив с плеч мантию, застыла на месте, вглядываясь в себя… Да. Она ещё красива. И молода. Для её расы тридцать два года не возраст при двухсотлетнем сроке жизни… Проклятье Бездны! Десять минут назад её кабинет покинули министры. Словно сговорившись, все вываливали на неё одни плохие новости. Начальник разведки, этот кретин, доложил о том, что связь с «Призраком», на котором сверхважную миссию выполняла её единственная искренняя подруга, потеряна. Военный министр сообщил, что остатки флота после поражения при Юхасе неорганизованно отступают к Новой Метрополии. На промышленной Чеке, где выпускаются боеприпасы для армии, уже четвёртый день беспорядки, и полиция не в силах их успокоить…

Что же ей делать?! Что? Куда ни сунься – одни бездари и ничтожества. Зато у каждого за спиной орава вельможных родственников! Её Совет – кучка жадных, ненасытных хапуг, растаскивающих казну по собственным карманам. Империал падает, свирепствует инфляция. Биржи и промышленники Звёздного Объединения отказываются принимать валюту Новой Империи. Острая нехватка сырья, солдат, техники… Полный тупик. Надо признаться хотя бы самой себе – она проиграла… Этот… Родственничек покойной Майи оставил ей такую Державу, а она её, если говорить откровенно, просрала…

Рука вытащила из ящика драгоценного столика плоскую фляжку из обычного металла, поднесла к губам. Огненная жидкость обожгла внутренности, на секунду гнев и усталость ушли в сторону. Сделав ещё глоток, Яйли закрутила крышечку, расстегнула шитый платиновыми нитями парадный эйяс, длинное верхнее одеяние. Сбросила негнущуюся от металла ткань на пол, перешагнула, оставшись в одном белье. Тёмные Боги! Вызов? А, подождут… Она одна. Совсем одна. Почему те, кто прибыл с Герцогом в первой волне, покинули её? Все до одного? Ведь это они создали Новую Империю. И никого теперь рядом нет. Некоторые ушли сразу, как только землянин отрёкся от престола. Остальные – кто раньше, кто позже… Она казнила дель Эйри, занявшего при Медведеве пост начальника разведки. За шпионаж. Совсем недавно выяснилось, что все обвинения были клеветой и казненный палачом барон был невиновен. Да, клеветник разделил судьбу оболганного, но что толку? Его же не вернёшь? А ещё покойный отец утверждал, что у барона редкий ум… Землянин мог находить достойных! Тех, кто не проваливал бездарно порученное дело. А она… Зачем пошла на поводу обладающих высокими титулами и длинными родословными шептунов? Почему поддалась им?.. Выпить, что ли, ещё? Нет. Не стоит. Это дурная привычка, приобретённая на каналах рамджийской каторги. Вновь обратила внимание на мигающий сигнал вызова. Только тут заметила, что вызов идёт по военной линии. Встревожившись, снова накинула на плечи эйяс, нажала кнопку ответа. На экране появилось встревоженное донельзя лицо командующего одной из крепостей на границе системы Новой Метрополии.